Рецепт из-под полы: правительство испортило жизнь врачам и фармацевтам

С 1 января 2017 года купить большинство лекарств в аптеке можно будет только по специальному рецепту

27 декабря 2016 в 15:09, просмотров: 2382

Последние два месяца псковские фармацевты активно предупреждают больных, что с 1 января 2017 года заработает «новый закон» и они перестанут продавать лекарства без специального рецепта. «Московский комсомолец в Пскове» узнал, что на самом деле «написано» в законе и почему он испортит жизнь и врачам, и пациентам, и фармацевтам.

Рецепт из-под полы: правительство испортило жизнь врачам и фармацевтам
Фото: Людмила Савицкая

Нарушаем?

Продажа лекарств в аптеках сегодня регулируется приказом Минздрава №785 «О порядке отпуска лекарственных средств», он действует с 14 декабря 2005 года. В приказе четко прописано, что все лекарственные средства, кроме включенных в перечень безрецептурных, должны отпускаться аптечными учреждениями (организациями) только по рецептам, оформленным в установленном порядке на рецептурных бланках соответствующих учетных форм. Проблема заключается в другом: в октябре 2011 года Минздрав (тогда еще называющийся Министерством здравоохранения и социального развития) просто отменил тот самый перечень безрецептурных препаратов, который действовал с 2005 года. Новый перечень в свет так и не вышел: вместо него чиновники предложили больным и фармацевтам узнавать о том, нужен ли для продажи лекарства рецепт, из инструкции препарата или текста на его упаковке. Отдельный вопрос, чем руководствуется производитель, определении правил отпуска своего препарата. Отменяя перечень безрецептурных лекарств в 2011 году чиновники от Минздравсоцравития ссылались и на Государственный реестр лекарственных средств как на документ, косвенно дублирующий перечень. Правда, в сегодняшней его редакции (по состоянию на 5 декабря 2016 года) указания об отпуске того или иного препарата по рецепту или без отсутствуют.

Больше всех беспокоились о продаже медицинских препаратов без рецептов Роспотребнадзор и Росздравнадзор. Первый неоднократно требовал запретить продажу любых лекарственных средств без рецепта. Второй время от времени штрафовал за эти нарушения. 21 июня 2016 года Госдума приняла в первом чтении правительственный законопроект № 1093620-6 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части совершенствования административной ответственности в сфере здравоохранения», он вступает в силу с 1 января 2017 года. Теперь торгующие лекарствами без рецепта будут подпадать под административную ответственность: нарушившему закон фармацевту или должностному лицу грозит штраф на сумму от 5 до 7 тысяч рублей, юридическому - от 20 до 30 тысяч рублей, в отдельных случаях – от 300 до 500 тысяч рублей. В сентябре Росздравнадзор подтвердил, что возьмет препараты рецептурного отпуска на особый контроль.

Как именно будут проводиться проверки аптек и фармацевтов – пока неясно: полного перечня безрецептурных лекарств сейчас в открытом доступе нет, требовать инструкцию к только что купленному препарату и узнавать из нее правила отпуска, вероятно, будет неудобно даже проверяющим.

Впрочем, и сейчас, когда штрафы значительно меньше, надзорные органы часто навещают аптеки. Как правило, их визиты носят провоцирующий характер. «Придет, долго выпрашивает антибиотик для больной мамы, говорит, рецепт забыл. Ты жалеешь, продаешь ему, а он – раз и корочки в рыло!» – делился с «Псковской губернией» один из сотрудников псковских аптек.

Похимичим?

Продажа лекарств без рецептов, которая иногда провоцирует опасное самолечение, – лишь часть медико-фармацевтических проблем современного здравоохранения в России.

Директор псковской муниципальной «Центральной городской аптеки №2» Владимир Якубанец считает, что корень проблемы – в загруженности врачей и повышенным требованиям к ним в связи с антикоррупционной профилактикой. Сегодня каждый врач должен выписывать лекарство на рецептурном бланке по международному непатентованному названию – то есть по химической формуле препарата. Это законодательная попытка исключить договоренности медика с конкретными фармпроизводителями. И вместо четкого названия лекарства, специалист вынужден расписывать его формулу едва ли не на десяти строках. В условиях, когда на прием пациента часто отводится менее 10 минут – задача нереальная. Доктора нашли выход – все чаще они пишут конкретное название препарата не на рецептурном бланке, а на простой бумаге («на клочке каком-нибудь» - объяснял нам один из медиков). Юридически она никак не может считаться рецептом, а значит и административная ответственность служителю Гиппократа не грозит.

Дальше эстафету принимают фармацевты: если больной пришел с ним с законным рецептом и химической формулой препарата на нем, работник аптеки должен ему предложить весь спектр препаратов, которые подходят под формулу. При этом фармацевт все чаще выступает в роли врача, рекомендуя обратившемуся тот или иной конкретный препарат из всего списка подходящих под описания. Фактически потенциальная коррупционная составляющая от врачей перешла к фармацевтам.

Если же больной приходит в аптеку «с клочком бумажки», то по закону фармацевт не имеет права отпустить ему рецептурный препарат. Ситуация осложняется тем, что врачи, стремясь войти в положение пациентов, часто на этом самом «клочке» умудряются ставить печать. И бумажка приобретает некоторую юридическую силу. Фармацевт в этом случае действует на свой страх и риск (и потенциальный штраф).

«Если аптеки прекратят свободный отпуск рецептурных препаратов, в поликлиниках начнется коллапс, туда никто войти не сможет, – предупреждает Владимир Якубанец. – И совсем неважно, когда это произойдет – с 1 января или позже. Это системная болезнь, где бедный врач практически загнан в угол. Ее нужно лечить, но пока неясно, как».



    Партнеры