В Пскове у поддельного старинного дома нашлась подлинная хозяйка

Акция «Бабинина в доме Бабининых»

13 марта 2017 в 19:43, просмотров: 5527

Корреспондент «Московского комсомольца в Пскове» увидела в ненастоящем доме Бабининых настоящее и поняла, почему псковские дворцы превращаются в тыквы, а сам Псков – в город «третьей категории».

В Пскове у поддельного старинного дома нашлась подлинная хозяйка

Пока оголтелые «защитнички» псковской старины спорили с более уравновешенными и рассудительными гражданами, что такое восстановленный «Дом Бабининых» в Конном переулке (реставрация или новодел?), подлинное проявилось само.

Не сквозь современную кладку и не как останки задней стены дома, которую, «реставраторы», кажется, недорушили в процессе «сохранения» псковского культурного наследия. А как…

В общем, тут нечаянно выяснилось, что не только рукописи не горят. Сейчас вы узнаете, почему «Дом Бабининых» не пустой звук и почему дело даже не в табличке «Охраняется государством»…

Официально и не

Кстати, где табличка? От неё остались только четыре дырочки на фасаде новоиспечённого дома. Всего несколько дней назад архитектор-реставратор Сергей Михайлов говорил мне, что домик в Конном переулке получился, конечно, хороший, но вот эту табличку «памятник» и «охраняется государством» лучше бы снять, чтоб не позориться. И вот - на тебе. Неужели органы охраны памятников передумали стеречь печально прославившийся новодел?

Разумеется, нет. Не такое это простое дело – снять уже зарегистрированный памятник с учёта, объяснили мне в Госкомитете Псковской области по охране объектов культурного наследия. Да и незачем это делать, иначе вместо двухэтажного домика «по мотивам» мы увидим на том же месте очередную многоэтажную хрущобу.

К тому же ценность дома Бабининых, как вы помните, заключается не в нём самом, а в том, что он хранит воспоминание о старинной псковской улице (про фантомные боли слыхали, когда ногу ампутировали, а она продолжает «болеть»? вот и тут почти так же).

Короче говоря, наспех сделанная табличка не соответствовала стандартным требованиям. Скоро появится другая, выполненная строго по форме.

А пока у меня для вас кое-что получше таблички. Кто бы, вы думали, позирует на фоне наделавшего столько шума как бы «Дома Бабининых»? Правнучка того самого Бабинина – Лариса Константиновна Бабинина!

Позвать Ларису Константиновну на новоселье в кафе имени её прадедушки придумала заместитель руководителя Университета третьего возраста при Союзе пенсионеров Пскова София Наумовна Ахметова.

Лариса Константиновна Бабинина и София Наумовна Ахметова.

София Наумовна оказалась даже более сведущей, чем госархив. Ведь нынешний арендатор дома Бабининых, он же генеральный директор и шеф-повар кафе «Дом Бабининых» Сергей Кравченко, по его же заверениям, пробовал искать потомков бывшего владельца этого здания через запросы в официальные хранилища информации, да толку не добился. А тут ему предлагают целое мероприятие под названием «Бабинина в доме Бабининых».

Сергей Кравченко.

(Кстати, Сергей учился на повара в «Подростке», а это значит, что он тоже выходец из старинного псковского дома, который на ладан дышит, – из дома Седельщикова на улице Герцена).

Человек первой категории

Сотрудники Псковского музея-заповедника тут же с удовольствием присоединились к «акции» «Бабинина в доме Бабининых», ведь Лариса Константиновна – вообще-то музейный раритет и наше национальное достояние по меньшей мере регионального масштаба.

Она работает в Псковском музее-заповеднике с 70-х годов прошлого века и уже давно почитается там как легендарный хранитель музейных не только фондов, но и традиций.

Между прочим, это во многом стараниями Ларисы Константиновны Псковский музей в своё время смог доказать свои притязания на статус учреждения «первой категории» и тем самым упрочил своё финансовое положение, утверждает заведующая отделом научно-фондовой работы Ольга Анатольевна Васильева.

Ольга Анатольевна Васильева и Лариса Константиновна Бабинина.

А всё потому, что это Лариса Константиновна с коллегами в своё время переписала и поставила на госучёт все до одного псковские музейные экспонаты и таким образом документально подтвердила богатство нашей музейной коллекции. В результате чего Псковский музей из «третьей категории» сразу же выбился в дамки, а минимальная зарплата псковского музейщика с 60 рублей в месяц подросла до 110.

Но первыми сотрудниками Ларисы Константиновны были вовсе не музейщики, а простые рабочие, потому что начинала она свою «карьеру» на Псковском заводе радиодеталей в девичьей бригаде «коротких» (так уж вышло, что все пять девушек в этой бригаде были как на подбор маленького роста, что неудивительно, если учесть, что Лариса Константиновна родилась в 1940-м году – можете себе представить, каким было её раннее детство).

Фотография 30-х годов. Справа - мама Ларисы Константиновны.

Бригада была ударная, девушки, не гляди, что метр с кепкой, а «Псков слезам не верит». Все они задумали во что бы то ни стало поступить в высшие учебные заведения – и поступили. Лариса – на исторический факультет Псковского педагогического института.

В музее она сначала работала экскурсоводом, потом возглавляла экскурсионное бюро, после чего её перевели руководить отделом учёта и назначили главным хранителем музейных фондов…

По словам старшего научного сотрудника, хранителя фонда нумизматики и бонистики Псковского музея-заповедника Тамары Андрушкевич, Лариса Константиновна не просто «славный человек», а человек удивительной «закваски»:

«Когда начинаются неприятности, все мы стараемся представить дело так, как будто это не по нашей вине, ведь правда же? Мы говорим, что нас подставили, что это обстоятельства так сложились или ещё что-нибудь. А Лариса Константиновна, что бы ни случилось, всегда готова принять вину на себя. Даже если она совершенно ни при чём, она обязательно придёт и спросит: «Может, это из-за меня? Может, это я виновата?» Мы ей всегда говорим: «Лариса Константиновна, вам только волю дай – вы все грехи мира на себя возьмёте». Представляете, какой у этих Бабининых корень! Какова порода!»

Карету мне, карету!

На импровизированной вечеринке под названием «Бабинина в доме Бабининых» Ларису Константиновну, конечно же, попросили рассказать про эту породу поподробнее. Она сперва ответила «ой», потому что сама не так много про своих досточтимых предков знает. А главное, она очень беспокоилась, что собравшимся будет неинтересно.

Оказывается, в Пскове сейчас живут несколько Бабининых. А их общим прародителем и владельцем дома на Конной был Иван Андреевич Бабинин, «мещанин». Чем он конкретно занимался – история умалчивает. Возможно, зарабатывал сапожным ремеслом, потому что сохранились документы, свидетельствующие о том, что Бабинины одно время обеспечивали сапогами духовную семинарию.

Жил этот Иван Андреевич в окружении именитых псковских купцов: тут вам и дом Батова по соседству, и дом Хмелинского на том месте, где сейчас пожарное депо, и дом Коровникова… Всё это были достойнейшие люди своего времени, одно слово которых было верней любой гербовой печати. Лариса Константиновна считает, что такое почётное соседство заставляло и её предка держаться благороднейшим образом.

До современных Бабининых дошла вот какая семейная легенда.

У Ивана Андреевича было пятеро сыновей. Из них Лариса Константиновна знает двоих: своего деда Виктора Ивановича и его брата Александра Ивановича. Александр Иванович вовремя обзавёлся семьёй, а Виктор Иванович всё почему-то медлил.

Когда ему уже было под сорок, брат начал уговаривать его взять себе в жёны Татьяну Гавриловну Теппо, родственницу его собственной супруги – чем, мол, не невеста (может, эти Теппо и были эстонцами по происхождению, но при этом такими же коренными псковичами, как и Бабинины). Виктор Иванович подумал «а правда» и пошёл свататься.

«Бабка моя, говорят, ответила «Я подумаю».

Жених тоже был гордый и не стал её торопить. Хорошо ещё, что церемонились они не долго, не как журавль и цапля. Когда жених через некоторое время явился свататься заново, невеста сказала, что она согласна, но при одном условии: что к венцу её повезут в батовской карете, запряжённой батовскими же рысаками. Ну это то же самое, как если бы сегодняшняя псковская невеста простого звания потребовала, чтоб её везли к ЗАГСу в машине губернатора с мигалками. Тем не менее, жених ответил «не вопрос», свадьба состоялась, и жили они долго и счастливо… А похоронены на Мироносицком кладбище.

У Виктора Ивановича и Татьяны Гавриловны родилось три сына: Аркадий, Константин и Сергей. Константин пропал в Великую Отечественную без вести. Сергей, самый младший, воевал на Ленинградском фронте и вернулся с фронта в чине офицера.

«Как сейчас помню: вернулся это он домой, звеня медалями в два ряда, и был до невозможности счастлив, что война закончилась и что за него согласилась выйти замуж его любимая женщина Анна Михайловна. У них потом родился сын, которого назвали, как и моего отца, Константин…»

Вниз по лестнице, ведущей вверх

А что же дом Бабининых? Во время войны он, конечно же, сильно пострадал, но фундамент у него был, как говорит Лариса Константиновна, «могучий», как и род Бабининых, - из плитняка (остатки которого всё ещё можно увидеть на первом этаже «отреставрированного» здания), поэтому как только город освободили, дом этот начали обживать самые разные люди, никоим образом с семейством Бабининых не связанные.

А вот сама Лариса Константиновна в этом доме никогда не жила. И даже её дед с бабушкой прожили всю жизнь в другом месте, потому что сразу после свадьбы получили кусок земли на Запсковье, в районе нынешней улицы Северной.

Дом Бабининых до реставрации.

Пока дом Бабининых не расселили, там ещё теплилась жизнь. Музейщики с удовольствием вспоминают одного замечательного жильца, который по трезвой лавочке всё что-то прибивал, чинил внутри и снаружи дома, постукивая молоточком, «а потом идёшь – готово дело: лежит, из дверей только ноги торчат».

Дом Бабининых до реставрации.

Опустевший дом облюбовали бомжи и стали разводить там костры. Напрасно защитники псковской старины взывали к органам охраны памятников, а те пытались урезонить нового собственника.

Когда стало ясно, что дому не уцелеть, Лариса Константиновна приходила туда и в последний раз постояла на лестнице с первого этажа на второй. Поэтому она запомнила свой отчий дом, как она это вежливо называет, «не таким причёсанным, что ли», как теперь.

…Пока вспоминали Бабининых и подлинный дом Бабининых, заодно заговорили о том, что Псков становится всё более и более «причёсанным»… под одну гребёнку. Почему-то в нём всё меньше и меньше вот таких домиков с характером. Да и люди с характером куда-то повывелись. Сегодня сколько ни ходи по Ольгинскому мосту взад-вперёд – ни одного человека, равновеликого Борису Степановичу Скобельцыну, Николаю Николаевичу Колиберскому, Всеволоду Петровичу Смирнову или Саркису Оганесовичу Давтяну не встретишь.

Как было сказано за столом «Дома Бабининых», а ведь они «украшали город». Было чьими именами дома называть. Теперь псковские раритеты, в том числе людские, лучше не пересчитывать – получится город «третьей категории».

Вот есть у нас, допустим, лидер общественного движения «Свободный берег» Игорь Батов - человек и дом, как и Лариса Константиновна (его пращур был родным братом знаменитого псковского купца Батова). К тому же потомственный правозащитник. Да и с тем на последних выборах в областное Собрание обошлись не лучше, чем с его домом-однофамильцем: в региональном парламенте вместо него теперь тоже новодел – молодёжная активистка, охраняется государством.

Мнимая «реставрация» дома Бабининых на самом деле про это. Свадьбы не будет, понимаете, пока нам вместо кареты запрягают тыкву.






Партнеры