Кто тут фашист: пскович объявил банку войну

Житель Пскова обвинял псковское отделение ЭКСИ-Банка в том, что те взяли его вместе с семьёй в заложники

1 сентября 2017 в 15:34, просмотров: 3722

Когда в редакцию «МК в Пскове» зашёл Владимир Куваев, здесь его никто не узнал. Мужчина рассказал (а ещё и документами подтвердил) историю Андрея Наволоцкого: 1990-е, кажется, закончились лет 17 назад, а здесь банк, по его словам, взял в заложники семью, пытаясь отобрать у неё дом. Ну, так эту историю преподнес нам Владимир. Тот самый, которого мы сразу и не узнали.

Кто тут фашист: пскович объявил банку войну
Фото: Павел Дмитриев

«Российский кредит» подвёл

Андрей Наволоцкий сотрудничает с псковским отделением ЭКСИ-Банка с 2007-2008 годов. Кредиты он брал небольшие и отдавал их в обозначенные банком сроки. В 2013 году эта схема дала первую трещину: он оформил кредит на 2 млн рублей. Затем прибавил к этим двум миллионам ещё два. А затем ещё. Кредитный договор был оформлен до 2015 года, шести миллионов к этому времени у Наволоцкого не оказалось.

Договор был оформлен под залог участка земли и объекта незавершённого строительства на нём. Андрей Владимирович строил дом. К 2015 году он его достроил.

Банк во главе с директором Станиславом Павловым пошли навстречу клиенту и поочерёдно оформили две пролонгации договора, но и спустя время деньги у Наволоцкого не появились. Он возглавляет одну из фирм, связанную с энергетикой, в 2015 году «МРСК Центр» потеряло полмиллиарда рублей на банкротстве банка «Российский кредит», среди пострадавших оказалась и фирма Наволоцкого: в разговоре с «МК в Пскове» он упомянул, что выполнил свою часть договора, построил линии электропередач, а деньги ему не заплатили. Пскович начал тянуть время, директор банка не возражал.

«Когда он пришёл и объяснил, что его подвели контрагенты и заявил, что не может внести деньги. Я объяснил, что мы обратимся в установленном порядке в Арбитражный суд, и он понимал: это займёт определённое время, за которое он мог бы вернуть средства, после чего банк отказался бы от иска: я не был против этого», - объясняет «МК в Пскове» Станислав Павлов.

В апреле 2016 года банк подал иск: дело не представляло собой ничего сложного и запутанного: заёмщики должны возвращать долги банку, поэтому суд передал отданное в заём имущество банку. Дом и участок Наволоцкого фактически больше ему не принадлежали. Он подал апелляцию, проиграл и её, затем прошли двое торгов, покупателей на дом оба раза не нашлось. Служба судебных приставов предложила банку взять дом и участок на баланс, 21 марта 2017 года они были зарегистрированы в собственность ЭКСИ-Банка в Росреестре.

По пути сутяжничества

По датам видно, что с момента первой просрочки по шестимиллионному кредиту прошло около двух лет: «Если было желание, за это время можно было бы подсуетиться и вернуть долги банку. Тем более, мы знаем друг друга не первый год, собственно говоря, всегда шли навстречу ему. Я ему говорил, будут деньги, я в любой момент отзову иск, но нужно, чтобы было желание, подкреплённое какой-либо суммой. Этого не произошло, к сожалению. И напротив, когда начались все перипетии судебного процесса, Андрей Владимирович мне открыто говорил, что понимает – он не прав, но ему ничего не остаётся делать, как идти по пути сутяжничества, то есть затягивания процесса», - говорит директор банка.

К тому времени пскович уже набрал в рукав козырей: он отдавал под залог кредита недостроенный дом, к моменту расплаты дом был построен и в нём оказались прописаны пять человек, включая недавно родившуюся у Наволоцкого внучку, а также его сына и невестку. По документам он должен был взять согласие банка на это, но как-то решил обойтись без этого. Директор банка понял, что сейчас он обратится в суд, потом к дому приедет служба судебных приставов и в псковских СМИ появятся заголовки «ЭКСИ-Банк выгнал из дома семью с младенцем». Псковскому филиалу банка исполняется 22 года, такой удар по репутации им был не нужен. Наволоцкого с семьёй снова пригласили в банк и предложили заключить договор безвозмездного пользования домом, чтобы в ближайшие месяцы выкупить его у банка обратно.

И если до этого момента истории банка и Наволоцкого совпадали, то здесь их позиции начинают расходиться.

Как жить в доме и никому не платить

Наволоцкий считает - и эта позиция отражена в его заявлении в прокуратуру и другие госучреждения, - что он был вынужден заключить кабальный договор, потому что жить ему больше было негде. Он считает, что банк заставил его подписать договор безвозмездного пользования домом, пока он не выкупит его обратно.

Директор банка объясняет «МК в Пскове», что мужчина с семьёй договором были очень довольны, загорелись идеей выкупить дом обратно и сказали, что у них есть что продать: квартиру в Печорах, два земельных участка, машину. У банка в качестве доказательства есть видеозапись встречи с Наволоцким, на которой он вполне доволен предложением банка. Но сейчас мужчина банку не благодарен, он апеллирует к логике: до конца апреля он должен был выплатить 3 млн рублей, это, понятное дело, немало, вот она - та самая кабала.

Как бы там ни было, в апреле Наволоцкий банку не заплатил. Как и в мае. И в июне. В конце июня мужчина пропал: на звонки банка не отвечал, здесь стали готовить уведомление: в соответствии с 35-й статьёй Жилищного кодекса расторгаем с вами договор, в течение месяца в добровольном порядке обязаны оставить дом, принадлежащий банку, и далее по тексту. Уведомление отправили почтой и привезли к дому, там никого не оказалось, ездили не раз, наконец, застали дома супругу Наволоцкого: она открывать не хотела, ей пригрозили, что пригласят понятых. Только тогда она открыла и расписалась в получении документа.

Тактику семья не поменяла: продолжила закидывать банк исками, судя по всему, посчитав, что на рассмотрение каждого иска требуется время, во время которого можно жить в принадлежащем банку доме и не платить ему за это. Спустя месяц по закону бывшие владельцы лишились даже права проживать в доме, они были обязаны покинуть здание. Но выгнать их взашей нельзя: на этом здесь также решили сыграть. Владимир Куваев (чуть ниже мы объясним, кто это), придя в редакцию «МК в Пскове», объяснил позицию Наволоцких: мол, пусть банк всё делает по закону. То есть подаёт в суд, по решению которого семью из дома выселят судебные приставы. На любое решение, конечно, можно подать апелляцию. На неё ещё одну. И продолжать жить в доме банка.

Пора звонить в газету

Директор банка эти правила игры принимать отказался: «Для банка этот случай – прецедент. Разные были ситуации, но всё равно мы оставались на должном уровне в общении и разрешали наши проблемы. Чтобы взашей выгонять – такого не было. 7 августа мы вошли в дом, поменяли замки в целях сохранности нашего имущества. Но есть нюанс: по закону они должны быть выселены по решению суда, но когда мы сменили замки, мы их не выселяли, хотя тут же приехали участковые, которых Наволоцкие вызвали: мол, банк сменил замки без их ведома. А кто они такие, чтобы я их уведомлял? И я при участковых объяснил, что выставил пост охраны, никого не выселяю, но если кто-то выйдет из дома, то обратно я на территорию, находящуюся в собственности банка, их не пущу», - говорит Станислав Павлов.

Бывший дом Наволоцких. Фото предоставлено банком

Вот это «обратно не пущу» семья Наволоцких и стала называть «взяли в заложники» или «блокада» (так они обозначили ситуацию в электронном письме с фотографиями, которое прислали журналисту «МК в Пскове»). К 7 августа ситуация стала скандальной: из дома уехала жена Наволоцкого (она поехала в поликлинику и обратно в дом её уже не пустили, говорится в заявление Наволоцкого в прокуратуру) и его сын. Остался сам Наволоцкий, его невестка и внучка. Директор банка называет это тактикой «прикрываться ребёнком». Тогда же семья решила найти СМИ, которое осветит их версию происходящего. Нашли они «МК в Пскове», сначала о ситуации нам рассказал Куваев, затем мы поговорили с самим Наволоцким, который, как бы между прочим, поинтересовался, позвонили ли мы в банк. Конечно, присутствие в материале версии банка, ему особенно не улыбалось.

Не говорите, что я дома

Тогда же директор банка застал в доме человека, в котором узнал старого знакомого: Владимира Валентиновича Куваева, который с 1998 по 2005 год был главой Службы судебных приставов Псковской области, то есть в том числе «вытряхивал» долги у неплательщиков банка. Теперь он оказался на другой стороне баррикад. Он заявился в дом с претензиями: дескать, я друг семьи, все ваши действия незаконны. Директор банка, выслушав это, предложил Куваеву выйти за калитку и покинуть принадлежащую банку территорию. Он возражать не стал: опыт предыдущей работы, наверное, подсказал Куваеву, что ловить здесь нечего.

В один из дней, когда ситуация уже была достаточно сильно разогрета, к дому подъехала машина, откуда вышли двое мужчин, напомнившие охране братков из незабвенных 1990-х. Они обошли дом, постучали в дверь, Наволоцкий попросил охрану не говорить, что он дома.

«Чем это пахнет? Наверно, Наволоцкий должен не только банку. Кстати, после этого приехал сын Наволоцкого, сказал, что ему позвонили и пообещали сжечь машину, и свой «Ленд Крузер» они быстро перегнали. После этого я предупредил полицейских, что отключаю коммунальные услуги, чтобы неизвестные лица не навредили имуществу банка. Поговорил с невесткой, объяснил ей: воды не будет, надо вам с ребёнком уезжать», - рассказывает Павлов.

После угроз сжечь машину Наволоцких, директор ЭКСИ-Банка поехал в отдел полиции Псковского района в Уграду, где рассказал, что ребёнок находится в опасных условиях: Наволоцкие не выходили с ним на прогулки. Казалось бы, мотивация их ясна: ведь охрана могла не пустить их обратно. Именно так это объяснял нам сам Андрей Наволоцкий.

«Невестке я лично пообещал, что её впустят обратно в дом. Охране были даны такие указания, что невестку с ребёнком выпускать и впускать», - не соглашается с этим Станислав Павлов.

Кто тут фашист?

И раз уж мы упомянули 1990-е годы, то не грех будет упомянуть, что со стороны вся эта ситуация также выглядит плохо, что понимает и директор банка. Но он свои действия не стесняется объяснять: «Люди думают, что банки как чёрные риелторы вытряхивают людей из домов, избивают. Я отвечаю, что мне жить в Пскове. Но когда человек, как фашист, защищается живым щитом – я ему это в лицо сказал – и ещё иски присылает, [что мне в этой ситуации делать]? Но это эмоции, конечно», - поясняет он.

Вторят ему и сотрудники банка, которые в курсе ситуации. Они в один голос говорили, что простить долг Наволоцкому и вернуть ему дом, конечно, можно. Вот только согласятся ли остальные вкладчики банка, чтобы их деньги пошли на оплату долга мужчины? Вряд ли, сомневаются в банке.

Забавно, что Наволоцкий в разговоре с «МК в Пскове» и сам называет директора банка фашистом. Но понятно, что по другим причинам. Станислав Павлов полагает, что мужчина даже здесь не придумал ничего нового, просто повторив его же слова.

«Это Куваев убедил Наволоцкого, сказав, что можно не платить кредит, а дом оставить себе, - уверен директор банка. - Я и на диктофон не боюсь это говорить. [Вскоре] следствие подало представление в органы опеки по поводу ребёнка. И, слава Богу, его в тот же день увезли из дома», - говорит Павлов.

Наволоцкий с невесткой остались в доме ненадолго. Сначала к мужу уехала женщина, затем дом покинул и сам должник. В доме осталась некоторая мебель, которую он постепенно из дома вывозит: в дом его впускают и выпускают.

Пока никто не обогатился

Директор банка даже сейчас, когда ситуация практически разрешилась, не может говорить об этом спокойно. Он – человек бизнеса – внешне спокоен, но чуть повышает голос, когда начинает говорить, иногда активно жестикулируя: «Для меня такой случай наглости и хамства беспрецедентный. Я просто удивляюсь: как так можно? У нас были примеры, когда люди бизнес теряли, мы шли им навстречу, позволяли самим искать покупателей под залоговое имущество и расставались цивилизованно», - возмущается он.

Наволоцкий, правда, продолжает заваливать банк различными исками: здесь за три-четыре дня получали по восемь исков, но большинство из них мужчина отзывал до начала разбирательства. Он всё ещё настаивает, что банк незаконно обогатился за его счёт. Сумма его кредита составляла 6 млн рублей, и поначалу банк требовал через суд только эти деньги, даже без набежавших процентов, что подтверждается документами. Только после начала открытой конфронтации со стороны Наволоцкого банк увеличил свои требования до цифры более чем в 9,5 млн рублей, приплюсовав все проценты, с чем согласился и суд. При этом дом, по оценке банка, стоит около 12 млн рублей, Наволоцкий оценивал его в суде примерно в 18 млн рублей. В итоге суд оценил здание и землю примерно в 15 млн рублей.

По сути, 15 минус 9,5 равно около 5-6 млн рублей, которые банк должен вернуть Наволоцкому. Однако пока дом не продан, говорить о незаконном обогащении невозможно, так что, скорее всего, мужчина проиграет в суде и это дело, если раньше не отзовёт свой иск.

Директор псковского отделения ЭКСИ-Банка Станислав Павлов своей цели в итоге добился: ему не пришлось увидеть себя по телевизору в сюжете о том, как банк выгоняет из дома семью с маленьким ребёнком. Но скорый юбилей – 20 лет во главе отделения банка – Андрей Наволоцкий ему омрачить сумел по полной программе. Правда, это ему вполне может и аукнуться: Павлов до сих пор подумывает, не подать ли ему заявление в полицию по признакам мошенничества: Наволоцкий, напомним, не мог прописать в доме всю свою семью без согласия банка.

Однако он это сделал, и неплохо разыграл карту «помогите, банк взял нас с маленьким ребёнком в заложники в собственном доме».






Партнеры