Псковский научно-методический совет забраковал бублик Лузина

Заставить великолучан убрать с центральной улицы краковский вокзал и построить вместо него новую сталинку – всё равно что заставить курицу снять кроличью шубу. Но псковские архитекторы могут

8 сентября 2017 в 16:07, просмотров: 1652

Научно-методический и экспертный совет при Госкомитете Псковской области по охране объектов культурного наследия раскритиковал новый инвестиционный проект Яна Лузина, велел понизить высоту гостиницы в трансформаторной будке Музейного квартала, защитил от передозировки ультрафиолетом одного псковского новосёла, а заодно обозначил начало новой градостроительной эпохи в Великих Луках.

Таким образом, члены научно-методического совета рассмотрели в четверг вечером четыре архитектурных проекта, а одобрили, да и то с оговорками, всего один.

Псковский научно-методический совет забраковал бублик Лузина

Негоже обезьяне рядиться крокодилом

Новый инвестиционный проект Яна Лузина - «Многофункциональный центр обслуживания туристов на земельном участке, расположенном по адресу: г. Псков, ул. Яна Райниса, 2» в зоне регулирования застройки Мирожского монастыря ведущим псковским архитекторам категорически не понравился.

Будущий многофункциональный центр по обслуживанию туристов на улице Райниса. Фото Ольги Миронович.

Напрасна Олеся Булыненкова из архитектурного бюро «А.В. Студио» объясняла, что этому проекту и вписываться-то не во что: вместо исторической среды вокруг, мол, только разнокалиберная частная застройка.

А новое здание площадью почти 9 тысяч квадратных метров, по крайней мере, напоминает эркерами башни Псковского кремля.

Какую-какую именно башню Псковского кремля архитектор «процитировала»? – уточнили члены научно-методического совета. Ах, Смердью! Ну так эта башня, как известно, сама никакого отношения к исторической псковской архитектуре не имеет и возникла в Псковском кремле из-за некомпетентности реставраторов XIX века.

Предполагается, что новое здание объединит под своей крышей гостиницу, рестораны, офисы по обслуживанию туристов, сувенирные магазины и представительства турфирм.

Члены научно-методического совета, во-первых, засомневались, что псковские турфирмы захотят конкурировать друг с дружкой на одной территории, а во-вторых, начали с настойчивостью допытываться, сколько именно процентов полезной площади будет отведено под гостиницу, а сколько – под магазины.

Оказалось, что этого пока никто не знает. Предполагается «свободная» внутренняя планировка здания, которую потом будут «корректировать» под конкретных арендаторов или собственников.

Форма «бублик» с открытым внутренним пространством, которое инвестор планирует использовать под ярмарки, выставки и концерты, именитых псковских архитекторов тоже не впечатлила.

Фото Ольги Миронович.

Объяснение Олеси, что фасады проектировались с тем умыслом, чтобы новая архитектура была «понятна и приятна», например, для немцев, которые всё чаще и чаще приезжают в Псков, им показалось нелепым.

Навряд ли немцы, шотландцы и эфиопы поедут в Псков за кусочком Германии, Шотландии или Эфиопии, заметил архитектор Владимир Васильев.

«Мы упускаем шанс создать действительно уникальное здание в псковском стиле», - сказал он, подчёркивая, что для этого совсем не обязательно городить в историческом центре новые белокаменные палаты или непременно проектировать новостройки с каменным низом и деревянным верхом, а потом ещё и заселять бородатыми мужиками в зипунах.

Дескать, это уж зависит от таланта архитектора – как он сумеет исхитриться вписаться в историческую среду.

Станислав Битный вообще не усмотрел в проекте Олеси «увязки» ни с исторической псковской, ни с современной западной архитектурой.

А Владимир Шуляковский предложил собравшимся мысленно накрыть «бублик» Лузина крышкой: «По-моему, получится шикарный гипермаркет. Мне почему-то кажется, что это и есть замаскированная идея строительства в Пскове очередного гипермаркета».

Тем более, что такие прецеденты уже были, когда проектировали аквапарк, а получился торговый центр, напомнил Владимир Николаевич, явно намекая на «Акваполис» того же Яна Лузина.

Так что главная претензия большинства членов научно-методического совета к проекту «Многофункционального центра» на Яна Райниса – «аморфность»: непонятно, что на самом деле Ян Лузин собрался строить. Вот поэтому-то у автора проекта и получилась, по выражению Владимира Шуляковского, «то ли обезьяна в одежде крокодила, то ли курица в шубе кролика».

Соответственно, «бублик» Лузина одобрения пока не получил. Автору проекта придётся его дорабатывать, но Олеся Владимировна не унывает.

«Вы бы знали, какой это по счёту проект. Может, 18-й или даже 20-й, - разоткровенничалась она после заседания. – Чтобы добиться одобрения Лузина, мне их столько пришлось сделать...»

Трансформаторная будка три звезды?

Дом № 4А в Музейном переулке Пскова был трансформаторной будкой, а теперь ему предстоит вписаться в будущий «Музейный квартал» и соседствовать с «особо ценным» объектом Всемирного наследия, если сессия ЮНЕСКО в следующем году признает Поганкины палаты, а вместе с ними и другие памятники «Большого Пскова» достойными этого международного статуса.

Заместитель председателя Госкомитета по охране объектов культурного наследия Надежда Волова не скрывала своей досады, что власти в своё время позволили приватизировать «это уродство», из-за чего его теперь нельзя снести, чтобы разбить на его месте клумбу. «Так что перед автором проекта приспособления стояла задача сделать шедевр!» - анонсировала она обсуждение проекта.

- Ну извините, коллеги, - начала шутливо оправдываться архитектор Галина Тютюнникова.

И коллеги вошли в её положение: «Жаль, королевство маловато: развернуться негде».

Действительно, габариты будки в Музейном – всего 6,8 метра на 5,4. Но Галина Владимировна ухитрилась сделать из одноэтажного здания двухэтажный гостевой дом: за счёт увеличения высоты всего на один метр.

Будущий гостевой дом в Музейном переулке. Фото Ольги Миронович.

- А кто вам сказал, что можно увеличить высоту даже на метр? – возмутилась Надежда Волова. Здание-то находится в границах охранной зоны, и менять его габариты ни в ширину, ни в высоту закон категорически не позволяет.

«Лучше уж в землю вройтесь», - посоветовал кто-то Галине Тютюнниковой.

«Получилось симпатичное современное здание, но не отсюда», - сказал архитектор Владимир Васильев и добавил, что проблему высоты здания можно решить двумя способами.

Первый: «наступить на горло собственной песне» и уложиться в заданные параметры. Второй: «науськивать заказчика, чтобы добился изменения границ охраны памятника».

Сам Владимир Васильев считает, что надо соблюдать закон. Иначе, мол, «каждый уважающий и неуважающий себя архитектор» потом начнёт бегать в госкомитет по охране объектов культурного наследия «с кольём и дубьём»: «И мне разрешите увеличить высоту!».

У нас ведь как: одному разрешишь повысить здание на метр, другой нарастит лишний этаж…

Вердикт членов научно-методического совета был таким: у Галины Тютюнниковой получилась, конечно, «симпатичная штучка», но аппетиты заказчика придётся поумерить и спроектировать новое здание попроще - со скатной кровлей.

Выйти из сумрака

Проект «многострадального» индивидуального жилого дом № 2 на улице Красногорской члены научно-методического совета условно одобрили только из жалости к его авторам, которые постарались, как сумели, учесть все ранее высказанные замечания. Иначе, как выразился Владимир Васильев, владельцу дома пришлось бы присваивать звание «жертва научно-методического совета».

Дом, как вы поняли, находится в исторической зоне, между прочим, примыкая с одной стороны к кладбищу, а значит, «должен соответствовать исторической застройке». То есть, владелец не может получить разрешения на строительство, пока научно-методический совет не даст отмашку. А если потом отклонится от согласованного проекта, будет оштрафован.

Чтобы умилостивить научно-методический совет, проектировщик убрал цоколь, уменьшил окна, «облицевал» боковые части искусственным камнем другого цвета, чтобы фасад с реки не выглядел слишком длинным.

Владимир Васильев предложил утвердить новый вариант с условием, что новосёл прикупит в «Зеленхозе» у Михаила Шараева и посадит напротив боковин дома «две, три туйки», которые ещё больше замаскируют неаутентично вытянутый фасад.

- А разве туи - это типично псковское дерево? – пошутил кто-то из его коллег.

Оказалось, что Владимира Васильева больше тревожат непомерно большие эркеры. По его словам, все мало-мальски образованные архитекторы знают, как опасно проектировать слишком большие окна, ориентированные на Запад и Юго-Запад.

И обратился напрямую к будущему новосёлу, владельцу участка на Красногорской: готов ли он потом всю оставшуюся жизнь прятаться от солнца за плотными шторами вместо того, чтобы любоваться панорамным видом реки.

Знали бы вы, ответствовал тот, какая темень в доме № 52 на Рижском: у него, мол, ребёнок из-за этого беспрестанно болел.

Андрей Лебедев и злополучные эркеры. Фото Ольги Миронович.

Архитектор Андрей Лебедев к тому же раскритиковал проект за одинаковые окна на первом и втором этаже. Это, по его словам, уже «элементы типовой застройки», которые ни в одном «нормальном» индивидуальном жилом доме не используются.

«Ну если вы не боитесь такого вольного обращения с морфотипом…» - тогда, конечно, согласовывайте, сказал он коллегам.

Архитектор Владимир Шуляковский на это пошутил, что в проекте отражён «морфотип» исторической застройки Пскова времён «лихих 90-х», но ему тут же строго указали, что «исторической» считается только застройка старше 40 лет.

В конце концов владелец чуть ли не взмолился, уговаривая членов научно-методического совета разрешить ему заложить фундамент нового дома «до холодов». Тогда они пообещали согласовать проект без созыва нового заседания – в формате рабочей группы. Хоть завтра, но как только проектировщик «доработает» эркеры.

«Алфавиту» придётся начинать с азов

Появление на заседании инвесторов из Великих Лук стало неожиданностью даже для самих членов научно-методического совета, тем более, что в повестке ничего великолукского не было. Оказывается, по закону, который вступил в силу с 1 января, Великие Луки – это теперь «историческое поселение», застройка которого отныне будет строго регламентироваться.

Вот почему владельцам великолукского медицинского центра «Вита», которые решили построить себе в историческом центре Великих Лук ещё одно административное здание под названием «Альфа», пришлось ехать за разрешением в Псков.

Послушав, как бурно члены научно-методического совета обсуждали предыдущие проекты, докладчик Павел Медведев осторожно начал с того, что пожаловался на отсутствие в центре Великих Лук какой-либо исторической застройки, которая могла бы повлиять на его проект.

И бодро представил вниманию собравшихся, как он объяснил, современное офисное здание, нарочито создающее в глубине двора на Октябрьском проспекте в Великих Луках новый визуальный акцент.

Великолукская "Альфа". Фото Ольги Миронович.

Архитектор Владимир Васильев сказал на это, что ему нравится только название будущего офисного центра – «Вита» в пандан к уже существующей «Альфе»: народ сможет называть всё это вместе «алфавитом».

А что касается архитектурного решения, то, по словам Владимира Ивановича, такое ощущение, что это купленный на торгах по дешёвке типовой проект административного центра какого-то автопредприятия.

Уж лучше б, мол, вы его увязали хотя бы с псевдосталинской архитектурой своей «Виты». И можно даже не ограничиваться в высоте, но обязательно сделать скатную крышу, как у всех исторических зданий вокруг, хоть некоторые из них и убиты сайдинговой обшивкой.

Надежда Волова в свою очередь посетовала, что до сих пор районные центры не считали своим долгом советоваться с Псковом, как им застраивать свои исторические центры.

По её словам, таким совсем маленьким и бедным городкам, как Себеж, ещё повезло. Они смогли сохранить своё историческое своеобразие. Великие Луки, к сожалению, оказались побогаче и поэтому представляют теперь из себя «печальное зрелище».

«Не хотелось бы, чтобы подобные этому объекты в Великих Луках появлялись и впредь, - резюмировала Надежда Ивановна. - С 1 января 2017 года такого быть не должно!»

Напрасно проектировщик, явно не знакомый с псковскими градостроительными холиварами, приводил членам научно-методического совета в пример новостройки Праги и Кракова с его сплошь застеклённым современным вокзалом, в котором, мол, отражается вся красота окружающей исторической архитектуры старинного города.

«В вашем зеркале нечему отражаться», - оборвали его. И отправили великолучан учиться застраивать свой город так, чтобы его, и правда, не стыдно было сравнивать с Краковым.






Партнеры