Изборские хитросплетения: английская королева знает, а псковскому врио невдомёк

Не без вмешательства Её Величества королевы Великобритании княжеские силы Псковской области приведены к Международным Ганзейским дням 2019 года в полную боевую готовность!

11.03.2018 в 14:39, просмотров: 3600

Великосветская знать Изборска, в частности, уже ткёт к этим Дням ганзейский флаг, а также вызвалась разодеть псковских мастеровых в праздничные одежды ручной работы.

Осталось убедить врио губернатора Псковской области Михаила Ведерникова обратить на одну из выдающихся изборянок такое же пристальное внимание, какое на неё когда-то обратила английская королева.

То есть, пока простые псковичи вглядываются в портрет плачущего одним глазом «ганзёныша» на бетонном заборе в ромбик, а псковские бизнесмены возмущаются, что городские власти организуют Ганзу «ради погулять», а не ради нащупать для предпринимателей новые «точки роста», в Изборске за восьмиремизным ткацким станком сидит пенсионерка и утверждает, что она на весь псковский ганзейский мир одна наткала бы полотна.

Между прочим, сейчас она как раз занята тем, что ткёт по буквам слово «Ганза» в цветах российского триколора, хотя никто ей никаких ганзейских бренд-буков не заказывал.

Изборские хитросплетения: английская королева знает, а псковскому врио невдомёк

На поражение

Зовут эту пенсионерку Лииви Анцевна Покровская. Это та самая знаменитая ткачиха, которая вместе со своим мужем Александром Владимировичем возродила в XXI веке на изборской земле почти забытый народный промысел. Да не просто возродила, а превратила в высокое искусство.

Нет, её тоже никто не «вовлекает» в подготовку предстоящих Международных Ганзейских дней в Пскове. Она сама.

Она вместе с подругами целый «модный дом» к псковской Ганзе создала, надеясь помочь организаторам предстоящих грандиозных празднеств поразить заморских гостей в самое сердце.

"Тканые одежды" на псковском фестивале этномоды (фото из личного архива).

Только не крылатыми ракетами с ядерными боеголовками, а уникальными изделиями ручной работы от псковских народных умельцев.

Ну как «народных». Вообще-то Александр Владимирович Покровский происходит из князей (Мансыревых).

Так ведь и сам Изборск не простая деревня и не только родина российской государственности. По мнению некоторых историков, именно в Изборске был заключён эпохальный Нибуров мир, который положил конец войне за рынки сбыта и впервые юридически оформил торговые связи новгородцев и псковичей с ганзейцами.

А это значит, что гостям псковской Ганзы в следующем году ну никак нельзя будет не посетить Изборск, рассудили Покровские.

И начали загодя готовиться к этой встрече, по собственном опыту зная, что те же немецкие туристы как никто падки на изделия народных промыслов и всегда приходят в неописуемый восторг от произведений искусства Лииви Анцевны и Александра Владимировича.

Немецкая гостья Покровских увезла их тканые одежды в Дюссельдорф. Фото из личного архива.

Вот бы, мол, и во время псковских Ганзейских дней сразить их этими произведениями наповал.

Но как это устроить?

Пока всё дома

У Покровских два сарая ломятся от всякого рода ткачества. Но не в сараях же они будут принимать высоких ганзейских гостей.

В сарае у Покровских. Фото Ольги Миронович.

По справедливости, изборским властям уже давно следовало бы построить для Покровских отдельный выставочный зал с оборудованными помещениями для мастер-классов.

Но Лииви Анцевна так высоко не замахивается. По её словам, ей будет достаточно небольшого павильона на автостоянке при въезде в деревню – «немного побольше сарая». Чтобы просто разложить, развесить как следует всё, что она уже на весь мир наткала.

По её замыслу, в Изборске к Ганзейским дням следовало бы построить как минимум три таких ремесленных «дома» - ткацкий, кузнечный и гончарный. И назвать это всё «изборской слободой».

Лииви Анцевна Покровская. Фото Ольги Миронович.

«Да пускай даже «псковской» - мне не жалко!»

И вот тогда жителям Псковской области будет что показать заграничным гостям, кроме китайского ширпотреба и резиновых сапог, уверяет Лииви Покровская. Всего в двадцати километрах от Пскова, вдали от праздничной толчеи иностранные туристы смогли бы увидеть подлинное современное народное искусство России.

Потому что на традиционной городской ярмарке за столиками или даже в палатках оно уже не помещается. Его между лохотронщиками с их непременным аттракционом «лопни шарик» не разглядишь.

Ему надо создавать условия.

Сувенир, сувенир… Какой сувенир?

Иначе псковичи так и будут разводить руками, когда приезжие у них спрашивают: «Что есть уникальный псковский сувенир? Где его купить?» А туристы так и будут увозить из Пскова китайские магнитики, воображая, что у нас руки не из того места растут.

Будто бы не в Псковской области, а неизвестно где живёт знаменитый на всю Россию гончар Юрий Пересада, который экспериментирует с новейшими технологиями в лучших народных традициях.

Будто бы порховичи (тоже ганзейцы, между прочим) не изобрели заново искусство плетения из болотных трав, которому нет аналогов во всём мире.

И будто бы никогда не было в Пскове кузнеца Евгения Вагина с его идеями как перековать скобы в скрепы, чтобы слово «скобарь» засияло заново, а не служило синонимом словосочетанию «грубый, невоспитанный человек».

И будто бы не существует в Изборске ткачества с большой буквы Т, как можно подумать после посещения изборских музеев.

Один из ткацких станков в доме у Покровских. Фото Ольги Миронович.

Как известно, Ганза Нового времени со многими древними европейскими городами сотворила чудо. Вот и в Пскове, а также вокруг него от одного этого слова начались тектонические сдвиги. Творческие люди поверили, что у них наконец-то появилась возможность развернуться и громко заявить о себе, а также получить от власти долгожданные преференции.

Были б псковские ганзейские менеджеры были настроены на правильную волну, они б эти вибрации давно уловили и вместо того, чтобы планировать на 2019 год «некое оперное действо» за мульоны рублей, давно б уже придумали, как приспособить динамо к этой бесплатной энергии, которая отовсюду так и прёт, так и прёт.

Вам надо – вы и возрождайте!

Взять к примеру изборянку Лииви Анцевну Покровскую. В начале нулевых она вышла на пенсию и возвратилась из Санкт-Петербурга, где много лет заведовала сначала лабораторией в санитарно-гигиеническом медицинском институте, потом лабораторией при институте усовершенствования врачей, в родной Изборск, не помышляя ни о каком ткачестве.

Более того, когда в местном доме культуре ей, физиологу по образованию, предложили возрождать народные промыслы, она возмутилась: «Вам надо – вы и возрождайте!»

Но Изборск взял своё. Прошло совсем немного времени, и вот уже они с Александром Владимировичем Покровским, благо он по образованию инженер и всю жизнь проработал в институте авиационного приборостроения, собрали из найденных в сарае деревяшек и верёвок настоящий ткацкий станок.

И началось.

Станок для плетения поясов. Фото Ольги Миронович.

На 70-летие Митрополита Псковского и Великолукского Евсевия Лииви Анцевна, например, придумала подарить ему 70 сотканных ею собственноручно поясов. Чтобы он мог потом раздавать их выпускникам духовного училища как символ (пояс – он ведь в народной традиции служил не только оберегом, но и напоминанием о необходимости самоограничения – отсюда слово «распоясаться»).

Фото Ольги Миронович.

Владыка пояса получил, но распорядился ими как-то по-своему. Может, ещё лучше, чем задумали Покровские. 

А тем временем сотканные Лииви Анцевной узорчатые дорожки, салфетки, коврики и пояса стали украшением любой региональной выставки народных промыслов, а она сама – новой легендой древнего Изборска.

Лииви Анцевна за ткацким станком. Фото Ольги Миронович.

Ведь теперь там с подачи Покровских, действительно, возрождается народное искусство. Потому что одна из их учениц два года назад начала вести в школе занятия по ткачеству, а Лииви Анцевна с Александром Владимировичем ей для этого ещё несколько станков из раскиданных по изборским сараям «деревяшек с верёвками» собрали.

Фото Ольги Миронович.

Впрочем, сама Лииви Анцевна до сих пор ни в какую не хочет ничего «возрождать». По её словам, всё что она делает, она делает не из каких-то там высоких побуждений, а исключительно ради своей бабушки.

Слева - бабушка Александра Владимировича, справа - Лииви Анцевна со своей бабушкой.

«Потому что моей бабушке, будь она жива, было бы всё равно, знаю я антиоксидантную систему или не знаю. (Я десять лет этой системой у себя в лаборатории занималась и по одному только анализу вашей крови могла определить, какая работа вам лучше подойдёт.) А ей было важно, умею ли я сажать картошку и владею ли каким-нибудь ремеслом».

А я остаюся с тобою, родная моя сторона

Лииви Анцевна, как вы уже догадались, наполовину эстонка, в чём её и упрекают, когда она пытается отстаивать в Изборске права коренных жителей на неприкосновенность кладбища, на бережное обращение музея с наследием изборского наивного художника Мельникова, на возможность бесплатно посещать всеобщее национальное достояние Изборскую крепость.

Её отца прислали незадолго до Второй Мировой войны в Изборск из Таллина, чтобы он возглавил волостную администрацию тогда молодой Эстонской республики.

Когда Лииви было всего три года, её родители оставили её на попечение бабушки, а сами уехали, как они думали, ненадолго.

Оказалось, навсегда.

Бабушка на всякий случай внушала внучке, что её мама умерла. Первое письмо от мамы Лииви получила в 1956-м, когда ей исполнилось 15 лет. А встретиться с ней ей удалось и того позже – через четыре года на выставке в Москве.

Мама Лииви к тому времени уже жила в Лондоне и настоятельно звала дочь переезжать к ней. Но даже просто навестить маму за границей Лииви разрешили только на пятом курсе университета.

Лииви Анцевна того самого времени, когда её судьба очень занимала английскую королеву. Фото из личного архива.

И только после того, как её мать сходила на личный приём к королеве Великобритании, чтобы та попросила руководство СССР отпустить изборскую девушку на побывку к английской родне.

Реакция на просьбу королевы была такая. Сперва Лииви на два года вообще запретили подавать заявку на выезд за границу. А потом у неё дома на столе она до сих пор не понимает каким чудом появился советский паспорт.

И ей наконец-то позволили за полгода до защиты диплома свидеться с мамой (видимо, расчёт был на то, что без пяти минут дипломированный физиолог ни за что не захочет отказываться от высшего образования).

Для этого всем одногруппникам Лииви и руководителю научно-исследовательской лаборатории, где она со второго курса работала, Николаю Николаевичу Бенуа («из настоящих Бенуа») пришлось письменно поручиться, что через месяц она вернётся назад в СССР.

Но мама очень не хотела отпускать Ливочку через месяц и стала просить чиновников советского посольства, чтобы они позволили её дочке задержаться в Лондоне до весны.

Посольские категорически отказывались. Но тут в Великобританию прибыл председатель Совета министров СССР Косыгин, и английские организаторы переговоров позвали Лиивину маму ему переводить (она как раз работала переводчиком для промышленников). Мама и говорит работниками советского посольства в Лондоне: «Я завтра Косыгина сама обо всём попрошу».

Лииви Анцевна. Фото Ольги Миронович.

Они так перепугались, что мигом разрешили советской дочери побыть у капиталистической мамы ещё месяцок.

Но когда Лииви вернулась на родину, то узнала, что Николая Николаевича Бенуа («из настоящих Бенуа») с работы всё-таки сняли и перевели в ассистенты кафедры. Да так потом и не восстановили в должности.

Однако с тех пор Лииви Покровской удалось побывать в Лондоне неоднократно. Но пока СССР не развалился, каждый раз ради того, чтобы отпустить её к маме в гости, собиралась целая комиссия и выясняла, советский она человек или не очень, можно её за границу выпускать или лучше не надо.

Например, в один год её не выпустили, потому что она не смогла назвать цвета флага Уганды. Какой-то товарищ заявил, что с таким невежеством она будет только позорить в Лондоне советскую молодёжь.

Фото Ольги Миронович.

И всё равно Лииви Анцевна ни разу не пожалела, что не осталась в Англии навсегда, хотя её мама очень этого хотела и всё для этого делала. И не только мама.

В 1968 году Лииви приехала в Лондон ровно в тот день, когда советские танки вторглись в Чехословакию. Тут уже даже её английский отчим не выдержал: «Ну теперь-то уж оставайся. Как можно возвращаться в эту страну?!»

А Лииви опять вернулась: «Я бы там всё равно не смогла. Там всё чужое, всё не моё». Она после этих поездок в Лондон, может, ещё больше хотела назад к своей изборской бабушке.

Изборские тканые одежды. Фото Ольги Миронович.

Спасибо королеве.

Они этого достойны

Кстати, Александру Владимировичу Покровскому в своё время сказали: «Отрекись от жены, тогда мы тебя в партию примем». Мол, сделаешь карьеру. Он, разумеется, и не подумал.

Александр Владимирович Покровский. Фото Ольги Миронович.

Теперь утверждает, что его карьере это нисколько не помешало. Ну не стал он самым большим начальником в том самом институте, на том самом факультете, где отец бывшего псковского губернатора Андрея Турчака подвизался.

И что с того.

Лииви Анцевна, допустим, дослужилась до заведующей научно-исследовательской лаборатории мединститута, где проработала тридцать лет и три года, но в начале 90-х сама оттуда уволилась, когда ей сказали, что наука должна сама себя обеспечивать.

Ей предложили подписать документ об отсутствии вредных выбросов с одного ленинградского предприятия взамен на годовое финансирование её лаборатории - она написала заявление по собственному желанию.

И ушла в другую лабораторию заниматься той самой антиоксидантной системой.

…Чтоб потом с такой же самоотдачей заняться ткачеством.

А знаете, чем эти двое прекрасных людей на самом деле всю жизнь занимаются, кроме того, что оправдывают своё существование перед бабушками, одна из которых была княжной, а другая – изборской крестьянкой и мастерицей на все руки?

Сейчас узнаете.

Я спросила у Лииви Анцевны, в чём секрет их такого долгого и счастливого с Александром Владимировичем брака.

Александр и Лииви Покровские. Фото из личного архива.

«Для меня очень важно, чтобы было за что человека уважать, - объяснила она. - А Александра Владимировича есть за что. Он порядочный и честный. За это можно полюбить. А когда возникает такое чувство, хочется быть достойной объекта своей любви. Я много лет посвятила тому, чтобы чувствовать себя достойной. Мне всё казалось, что я недостойна.

Лииви Анцевна и Александр Владимирович. Фото Ольги Миронович.

…Ну понимаете… Не придёшь же с улицы и не скажешь: «А я ничего». Надо доказать, что я умею работать, что я хорошая. Поэтому всё, что я в жизни делала и делаю, я делала и делаю отчасти для этого человека».

«Лебедь белая» и «Ночной зефир»

Может, Покровские так и ткали бы до сих пор свои диковинные половички, но случай вывел их творчество на новый уровень.

Лииви Покровская и Юлия Белоусова. Фото Ольги Миронович.

Одна школьница из соседней деревни привела на занятия по ткачеству свою маму – Юлию Белоусову. А та в свою очередь попросила у Лииви Анцевны разрешения показать её сарай с ткаными сокровищами своей маме - Ирине Сергеевне Белоусовой.

Ирина Белоусова с внучкой. Фото Ольги Миронович.

А уже Ирина Сергеевна, как увидела холсты, так сразу же сказала, что из них надо шить одежду.

Ирина Белоусова. Фото Ольги Миронович.

А поскольку она сама мастерица хоть куда (и дизайнер, и художник, и преподаватель по интернету всяческих искусств), да к тому же изучила фактуру тканого холста как никто, то одежды у неё получаются царские.

Ирина Белоусова и изборские тканые одежды. Фото Ольги Миронович.

Лииви Анцевне больше всего нравится, что Ирина не стала, как некоторые другие дизайнеры одежды, кромсать её холсты, чтобы использовать их в качестве обработанных оверлоком вставок, откровенно говоря, заплаток в костюмах под старину.

Белоусовы и изборские тканые одежды. Фото Ольги Миронович.

Она обращается с творчеством Покровских максимально бережно и как будто подгоняет свои выкройки под реальные размеры тканой материи, а также всегда вручную обрабатывает все швы, не говоря уж об отделке.

Получается что-то невероятное: и в пир, и в мир, и в добрые люди.

Белоусовы в изборских тканых одеждах (фото из личного архива).

Примерно раз в две недели Белоусовы являются к Покровским за новыми холстами – и всегда в новых тканых нарядах.

И пока они в этих нарядах в тёплое время года по дороге из Дубника в Изборск идут, все прохожие головы сворачивают, а один велосипедист чуть в дерево не врезался.

Этих нарядов в обоих домах накопилось уже столько, что можно три модных показа устроить, а то и больше. Причём, организовывать эти модные показы есть кому, уже проверено на прошлогоднем псковском фестивале этномоды. Белоусовы – они ж сами себе и режиссёры, и музыканты, и кинооператоры.

У них и группа есть специальная «ВКонтакте» - «Тканые одежды. Авторская одежда для взрослых и детей из материй ручного ткачества», и канал в YouTube с презентационными роликами к восхитительным платьям со столь же восхитительными названиями («Лебедь белая», «Ночной зефир», «Чайка»…).

Власть в ней души не чает?

Проблема только в том, что новому изборскому модному дому негде свои показы проводить. И даже негде показать свои наряды просто на вешалках. Ведь на выставки и конкурсы наших мастериц приглашают редко (я имею в виду на бесплатные).

Так что у Лииви Анцевны её сокровища хранятся в двух пристроенных к дому сараях. А у Белоусовых – в шкафах и сундуках.

А сил и творческих задумок у них столько, что они б могли к Ганзе всех псковских мастеров и мастериц в свои тканые одежды нарядить. И все три ганзейских дня радовать заморских гостей шикарными модными показами. Причём бесплатно.

Что для этого нужно? Лииви Покровская, обладательница, между прочим, титула «Душа земли Псковской» уже даже к новому врио губернатора на личный приём собралась.

Надеется, что хоть он заметит, что в Изборске есть ткачество, и велит кому надо сделать так, чтоб изборские и не только изборские мастера и мастерицы были на Международных Ганзейских днях 2019 года представлены в лучшем виде.

Можно и вместо «некоего оперного действа». Потому что навряд ли зарубежные ганзейцы приедут в Псков оперу слушать. Они наверняка рассчитывают увидеть на псковской земле что-то особенное - чего больше нигде нет.

Неужели мы будем удивлять их резиновыми сапогами и майками с Путиным?

И продолжать сокрушаться, что от всего псковского народного костюма уцелел только «шишак» из коллекции Плюшкина – да и тот носили вообще-то не псковички, а модницы Торопецкого уезда, пока он входил в Псковскую губернию.

В то время, как подлинный рукотворный псковский народный костюм вполне себе живёт и здравствует. Стараниями таких настоящих псковичей, как Покровские и Белоусовы.

Ольга Миронович.




Партнеры