Совет да нелюбовь: как псковские защитники фресок чуть не подрались

Пятничное братание трёх псковских общественных советов чуть не закончилось дракой зоологов с ботаниками. Заочно досталось и Псковскому музею-заповеднику, который это мероприятие проигнорировал

22.11.2017 в 23:32, просмотров: 3979

«Ассоциация» трёх псковских областных общественных советов (по культуре, туризму и охране объектов культурного наследия) пока не состоялась.

Как выяснилось на пятничном «вече» по её созданию, даже одному отдельно взятому Общественному совету при Госкомитете по охране объектов культурного наследия пока никак между собой не сассоциироваться.

Совет да нелюбовь: как псковские защитники фресок чуть не подрались

В месте, но разобща

Будучи инициаторами тройственного союза, сами члены этого совета вынуждены были в пятницу вызванивать друг дружку по телефону уже после начала мероприятия.

И всё равно запыхавшийся Виктор Яшин не сделал их эпохальному заседанию кворума, поскольку остальные два совета присутствовали в зале неформально – в лице своих отдельных членов.

Кто-то из них счёл себя полноправным участником процесса, как, например, председатель Псковской региональной общественной организации народного творчества «Псковские барды» Игорь Плохов из совета по культуре.

А кто-то, как автор этой статьи, сразу дал понять, что не уполномочен представлять на этом заседании никого, кроме как корреспондента «МК в Пскове».

Приглашённый врио губернатора на это «вече» тоже не пришёл. Вместо врио в зале обнаружился инкогнито, которого председательствующий мигом разоблачил, когда обходил незнакомцев с вопросом, а не являются ли они случайно посланцами которого-нибудь из двух других общественных советов.

В результате председатель Общественного совета при Госкомитете по охране объектов культурного наследия Николай Лаврентьев предложил считать очередное заседание своего органа «расширенным», с чем его коллеги в большинстве своём и согласились.

Николай Лаврентьев (в центре). Фото Ольги Миронович.

Однако видный псковский общественный деятель Юрий Алексеев тут же сузил повестку, предложив первым вопросом обсудить личность самого Николая Лаврентьева, и стал раздавать собравшимся своё письменное обращение, где заявил, что как член Общественного совета при комитете по охране ОКН «не хочет нести моральную ответственность за непредсказуемые действия такого председателя».

Юрий Алексеев (справа). Фото Ольги Миронович.

«Вопрос» Юрия нехотя задвинули в конец заседания, чем ещё больше распалили старого вояку. Не зря он сходу представился контуженным.

Тогда мы идём к вам

А начали члены Общественного совета при Госкомитете по охране объектов культурного наследия с того, что покаялись за недостаточную подготовку заседания по созданию ассоциации.

По словам члена «Союза женщин России» Натальи Савицкой, Общественный совет при комитете по охране ОКН не столько хотел этого совместного заседания, сколько «вынужден» был его созвать, быть может, в ущерб своей собственной текущей работе. Поскольку многие наболевшие вопросы, которыми он поневоле занимается, выходят за рамки охраны памятников.

Например, выявленная советом проблема наделения Псковского музея-заповедника и музея-заповедника «Изборск» федеральным статусом.

По словам Николая Лаврентьева, директор «Изборска» Наталия Дубровская накануне звонила ему и подтвердила, что хотела бы своему музею такой статус.

Что думают о федеральном статусе сотрудники Псковского музея-заповедника, неизвестно. Потому что на приглашение посетить заседание «ассоциации» они никак не отреагировали.

Это, кстати, уязвило членов Общественного совета по охране объектов культурного наследия до глубины души. «Музею ничего не надо», «музейщики просто не хотят брать на себя лишнюю ответственность», - сделали вывод собравшиеся.

«А не пора ли нам попроситься в музей на заседание?» - пригрозила Наталья Савицкая, узнав, что директор Псковского музея-заповедника Юрий Киселёв манкирует уже вторым официальным обращением Общественного совета.

И то дело. Общественный совет по культуре в музей уже сходил (проверить реставрацию иконы «Святая Ульяна»). А совет по охране объектов культурного наследия чем хуже? Все в музей! О, сколько нам открытий чудных…

В конце концов общественники сошлись на том, что музейщики никак не могут противиться федеральному статусу, потому что это «совсем другие зарплаты». И решили добиваться от минкульта этого статуса, невзирая на музейный игнор.

Как-то так вышло, что проблему федерального статуса двух музеев и проблему создания в Пскове ассоциации трёх общественных советов слили в один вопрос и пробовали проголосовать одни махом. Но под нажимом Юрия Алексеева всё-таки проголосовали по очереди, чтобы он мог поднять руку «против» два раза подряд.

В итоге Общественный совет при госкомитете по охране ОКН большинством голосов одобрил создание ассоциации и постановил обратиться к остальным советам с предложением рассмотреть эту идею.

И тут же решил писать обращение в Минкульт с требованием придать Псковскому музею-заповеднику и музею-заповеднику «Изборск» федеральный статус, а также призвал остальные два совета поддержать эту инициативу.

Вы и убили-с

Вторым вопросом собравшиеся обсуждали аварийное состояние Мелётовской церкви, а точнее, повозмущались медлительностью властей по её спасению.

Напрасно первый заместитель председателя Госкомитета по охране объектов культурного наследия Наталья Сергеева объясняла участникам заседания, что чиновники сейчас делают для Мелётова всё от них зависящее и что проблемой составления технического задания для спасения храма с уникальными фресками сейчас озабочены самые крутые в России специалисты. Общественники продолжали бушевать, уверенно прогнозируя обрушение храма после первых же морозов.

- Конструктивные предложения у вас есть? – не выдержала Наталья Леонидовна.

- Потрясли воздух и хватит! Не нагнетайте! – поддержал чиновницу Юрий Алексеев.

Искусствовед Тамара Шулакова заодно с горечью уточнила, что это её «любимый» Псковский музей-заповедник довёл церковь Успения в Мелётове до такого плачевного состояния.

Дом Масона или дом Пиотровского?

Тамара Васильевна, кроме того, прочла собравшимся блестящую лекцию о псковских фресках, чтобы в очередной раз убедить всех в необходимости музея фрески, который значился в повестке дня «расширенного» заседания третьим вопросом.

По мнению Тамары Шулаковой, есть три варианта создания в Пскове такого музея.

Тамара Шулакова. Фото Ольги Миронович.

«На нашу бедность» можно обойтись и виртуальным, благо среди псковских студентов есть энтузиасты, готовые его создавать. Но лучше, если в Пскове найдётся помещение, где можно было бы выставить хотя бы копии псковских фресок.

А всего лучше выпросить наконец у Эрмитажа хотя бы часть подлинных фресок Довмонтова города и выставить их вместе с копиями. Тем более, что откопавший эти фрески археолог Белецкий при жизни обещал вернуть хотя бы половину из них псковичам, если мы как следует попросим – читай, придумаем, где их экспонировать со всеми необходимыми предосторожностями.

Кстати, некоторые псковские студенты недавно добрались до эрмитажного филиала «Старая Деревня», где эти псковские фрески сейчас находятся в открытом хранении. Как рассказал в пятницу на расширенном заседании Григорий Лютый из ПсковГУ, ему и его товарищам пришлось поправлять экскурсовода, которая напрочь забыла, откуда эта настенная живопись у них в Эрмитаже взялась, и на всякий случай приписала её древним новгородцам.

Хорошо, что среди псковичей есть люди, которые знают, как выглядит наше культурное достояние.

Может, для них, а может, для будущих заезжих ганзейцев Псковский музей-заповедник планирует обустроить у себя к 2019 году посвящённую фрескам специальную экспозицию.

Соответственно, члены Общественного совета решили потребовать у музея подробных разъяснений, что это будет за экспозиция, чтобы понять, а нельзя ли превратить её в тот самый музей фрески.

Псковских ревнителей музея фрески, кроме того, вдохновила новость о том, что Эрмитаж собирается к Ганзейским дням создать в Пскове свой филиал. Как вариант они надеются убедить руководство Эрмитажа сделать его именно музеем псковской фрески с подлинниками.

В результате несмотря на протесты Юрия Алексеева, который считает, что общественники ни в коем случае не должны подыгрывать коварным планам Эрмитажа отнять у псковичей Дом Масона, Общественный совет при госкомитете по охране ОКН большинством голосов решил всё-таки писать обращение к Пиотровскому.

«Если по гамбурскому счёту, то нам нужен Эрмитаж, - заявила Тамара Шулакова. – Потому что Псковский музей-заповедник может только развалить это дело, учитывая что он уже натворил в Мелётове». (Карфаген должен быть разрушен).

Попутали берега

На третьем часу заседания члены совета перешли к рассмотрению проблемы обрушения берега под Снетогорским монастырём и сохранности фресок тамошнего собора. Наталью Савицкую больше всего возмутило, что Госкомитет Псковской области по культуре перестал сотрудничать на эту тему с монахинями Снетогорского монастыря и внезапно прислал им предложение расторгнуть ранее подписанный договор.

Все попытки зампредседателя Госкомитета по охране объектов культурного наследия Натальи Сергеевой разъяснить ситуацию, потерпели неудачу. Члены Общественного совета не дали ей и слова вставить.

Особенно, когда она попыталась заново им растолковать, что проблему берега под монастырём невозможно решить на региональном уровне, пока министерство культуры не договорится с природоохранным.

Явно не желая вникать в эти тонкости, члены совета просто-напросто постановили написать во все мыслимые инстанции ещё сто обращений и на этом хотели бы прекратить прения, если бы не Юрий Алексеев со своим сто первым обращением. К самим членам совета.

Дождавшись наконец-то своей очереди, он стал обвинять Николая Лаврентьева в том, что в Казани тот «сунул» министру Мединскому «фактически донос» на председателя Госкомитета Псковской области по охране объектов культурного наследия Елену Яковлеву. Из-за чего, как утверждает Алексеев, встреча министра с врио губернатора Псковской области Ведерниковым была перенесена, а решение вопроса по возобновлению конкурса на противоаварийные работы в Мелётовской церкви отложено на несколько дней.

Общественники в ответ напомнили Юрию Алексееву, что вообще-то это их стараниями церковь Успения в Мелётове в 2017 году снова оказалась в центре внимания властей. Но тут Наталья Сергеева слегка охладила их пыл, заметив, что Министерство культуры запланировало выделить на мелётовский храм деньги ещё в 2016-м году и что никакие петиции в интернете на это ни в коей мере не повлияли.

Юрий Алексеев после этого ещё пуще разошёлся и предложил «переизбрать» такого председателя Общественного совета, который вместо того, чтобы помогать Госкомитету по охране объектов культурного наследия, только вредит.

В какой-то момент Юрий Владимирович до того забылся, что сделал Лаврентьеву козу и закричал «Пошёл вон, скотина!».

На это Николай Лаврентьев в свойственной ему сдержанной манере пригрозил написать ещё одно обращение – на этот раз в правоохранительные органы. Но тут аксакалы начали его увещевать, что это будет «низко». А поскольку Юрий Алексеев не настаивал на немедленном голосовании за переизбрание председателя и предложил коллегам всего-навсего «задуматься», члены совета просто поворчали несколько минут, потупившись, и засобирались по домам.

…На следующий день Юрий Алексеев ещё раз осудил председателя Общественного совета при Госкомитете по охране памятников у себя на страничке в Фейсбуке, где написал, что «кроме пары публикаций в региональных сми, никаких научных «заслуг» у Лаврентьева не имеется».

А Николай Лаврентьев, со своей стороны, разослал по электронной почте официальный ответ на это оскорбление, прикрепив к нему «два списка своих публикаций по краеведению и по своей научной деятельности в области ботаники».

Шли бы они оба в Псковский музей-заповедник, да? Там поддавать статусу.