Много шуми-куми из ничего: псковский Отелло пал жертвой коммунизма

В Пскове поставили шекспировскую трагедию в мультяшном стиле, от которой сосёт под ложечкой и мурашки по всему телу

12.03.2018 в 19:38, просмотров: 1876

На премьере «Отелло» 7 марта в дрампуше преобладала ЦА так называемого «классического» театра: женщины моего возраста и старше. Но почему-то после антракта я недосчиталась справа от себя трёх старушек.

Навряд ли их спугнули гимнастёрки героев спектакля или бельмо на глазу у мавра, которое из нашего девятого ряда и не разглядишь.

Много шуми-куми из ничего: псковский Отелло пал жертвой коммунизма

Проголодались? Озябли? Или и то и другое? Ведь в зрительном зале ощутимо сквозило, а театральный буфет после Пушкинского фестиваля почему-то опять закрылся «на ремонт».

Фото Ольги Миронович.

Разбившись о двери буфета, псковская театральная публика схлынула отогреваться в туалет. Там, действительно, было на что посмотреть: например, как одна почтенная матрона, явно новичок в псковском театре после его реконструкции, пыталась в прыжке посмотреться на себя в зеркало над умывальником.

В итоге после антракта в зал вернулись не все. Хотя ближе к концу спектакля режиссёр вдруг насуропил брови и начал всерьёз разыгрывать на сцене психологическую драму, что называется, в лучших традициях.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Они её душили-душили…

Во всяком случае, во втором действии от «шуми-куми», которые бодро отжигали в первой половине спектакля и, особенно, в антракте, на сцене не осталось и следа.

Одни герои спектакля расчехлились до исподнего, другие разбинтовались и набросили на себя чёрные плащи.

И вот уже обещанная главным режиссёром Краснодарского молодёжного театра Даниилом Безносовым «солдатская история» скатилась к унылым банальностям, включая таймер на заднике сцены с обратным отсчётом отпущенных Дездемоне мгновений.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Финал бессмертной трагедии тоже ничем не порадовал.

Вот кто-то с горочки спустился…

А ведь как затейливо всё начиналось. В спектакле без «примет времени и места действия» угадывалась отважная попытка поиронизировать над псковскими реалиями.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

В городе, внушительную часть которого занимает казарма и в судьбе которого эта казарма играет не последнюю роль, это могло бы бомбануть.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Актуализируя трагедию четырёхсотлетней давности, режиссёр насоздавал презабавнейших персонажей, которые заменяют размноженного Отеллова шута из оригинальной пьесы.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Больше всего эти зелёные человечки напоминают племя «шуми-куми» из популярного мультсериала от создателей «Смешариков» про такую же островную, как и Венецианская республика, страну «Куми-Куми».

Кто не видел, страну Куми-Куми в этом мультике населяют три племени. И в том числе «воинственное» племя «Шуми-Куми».

Далее цитирую Википедию: «Это воинственное племя, живущее при коммунизме… Все без исключения Шуми-Куми — военные. Их жизнь проникнута духом коллективизма и устроена в соответствии с казарменными порядками.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Здесь часто проводятся учения по гражданской обороне и праздничные демонстрации. Управляет племенем бессменный Генерал. Главное для Шуми-куми — дисциплина и подчинение интересам государства. Цвет - зелёный».

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

От себя добавлю, что между собой эти «шуми-куми» общаются таким же словоподражанием, как и новоявленные «вежливые люди» псковской версии «Отелло»: типа «айсь», «ирррно!»

От мультяшных персонажей псковской премьеры они отличаются только тем, что не квасят и не таскаются по бабам.

А в остальном не отличишь.  

Отелло, понятно, их «бессменный Генерал». И одновременно один из них. И это во многом объясняет его неуклюжую попытку полюбить и стать любимым.

Умирать-то его научили, а вот жить - как-то не очень.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Из этого Отелло герой-любовник - как уроки патриотического воспитания из занятий по начальной военной подготовке. Он бы и хотел домашнее хозяйство подправить - дерево там посадить, ребёнка вырастить, а его опять развели на поиски пятой колонны и бряцание оружием.

Ну да, ну да, как сказано в анонсе к спектаклю, «подобное могло случиться в любой стране, в любое время». Даже в нашей накануне Третьей Мировой.   

Зачем ему ты не даёшь свободы?

В общем, начиналось всё в этом спектакле очень даже интересно. Но в антракте мы разошлись: Отелло – «обедать к офицерам гарнизона», публика, как я уже рассказывала, - лязгать зубами об запертый буфет.

Возвращаемся в зал несолоно хлебавши – глядь, «бессменный Генерал» вместе со своими «шуми-куми» уже того: сдвинули жестяные кружки, нарезали огурчиков с лучком и «отдыхают» под армейский шансон.

В антракте. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Если вслушаться, актёры лихо забацывают под гитарку и гармошку шекспировские сонеты:

Зачем ему ты не даешь свободы?

Как сердцу моему проезжий двор

Казаться мог усадьбою счастливой?

Но все, что видел, отрицал мой взор,

Подкрашивая правдой облик лживый.

Правдивый свет мне заменила тьма,

И ложь меня объяла, как чума.

Но прозвенел третий звонок – и вот уже «ихтамнет», никаких зелёных человечков. Остался только таймер с обратным отсчётом на заднике.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Однако вместо того, чтоб поскорей решить, какой проводок перерезать – синий или красный, герои вдруг принялись всерьёз разыгрывать шекспировские страсти.

У них там вот-вот рванёт, а они.

Бельмо в чужом глазу

В роли Отелло в этом спектакле дебютировал новый герой псковского драмтеатра – Евгений Терских.

На самом деле он впервые публично вышел на псковскую сцену чуть раньше – в одном из эскизов Пушкинского театрального фестиваля по японской пьесе про драматурга и цензора.

Сцена из эскиза «Академия смеха» Пушкинского театрального фестиваля в Пскове. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Но тоже в роли Отелло.

Напомню, это был мини-спектакль из японской жизни, в котором строгий и очень патриотичный государственный цензор, явно отставной военный или даже ветеран боевых действий в горячих точках (Отелло, одним словом) учил сочинителя глупых комедий родину любить.

Драматурга, как нарочно, играл теперешний псковский КассиоАлександр Овчаренко.

И у них с Отелло неплохо получилось. Убеждённый в своей правоте широкоплечий и статный Терских мучил сочинителя своими солдафонскими придирками. По-вудиалленовски щуплый и несуразный Овчаренко трепетал от одного его взгляда.

Сцена из эскиза «Академия смеха» Пушкинского театрального фестиваля в Пскове. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Критики так и покатывались со смеху. Однако известный театральный режиссёр Дмитрий Волкострелов потом вдруг сказал, что надо было поменять актёров местами. Чтоб это Терских играл сочинителя, а Овчаренко, напротив, чиновника.

«Потому что зло не должно быть инфернальным», - учил начинающих постановщиков Волкострелов.

Дескать, было бы намного интереснее наблюдать за мучителем в жалком обличье и за мучеником, который выглядит лощёным. Вот это, мол, была бы драматургия.

Жаль, Волкострелова-то на псковской премьере «Отелло» не было! Он бы наверняка велел поменять Отелло и Яго местами.

Яго (Денис Кугай) и Отелло (Евгений Терских). Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Ну то есть, сделать так, чтобы простодушного «неотёсанного кочевника» играл инфернальный с виду Денис Кугай с его козлиной бородкой и елейным голосом, а «человека приятнейшей наружности, но самой порочной натуры, какая только может быть на свете», конечно же, холёный, аккуратно подстриженный Евгений Терских.

Тогда б главному герою не пришлось носить фальшивое бельмо в глазу, чтоб все посочувствовали Дездемониному папеньке.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

И для Яго режиссёр придумал бы какую-нибудь чёрточку поинтересней, чем эти судорожные извивы тела всякий раз, когда его «пакость удалась».

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

По-моему, счастливец тот, кто умер

Впрочем, Яго и Отелло хотя бы играли что было сил. Яго, допустим, извивался всё с большей и с большей амплитудой. Так что к концу этой трагедии в ней, и правда, становилось всё больше и больше мультяшного.

А вот от Кассио в псковском спектакле вообще дырка. «Какой Кассио?» - «А, Кассио…»

Ещё один новый и яркий, судя по его первым спектаклям, актёр псковского драмтеатра почему-то в этом вообще никакой.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Я хотя бы ждала, что в конце Отелло вместо того, чтобы заколоться, вернётся к своим «шуми-куми». И они вместе опять будут бегать по плацу и отжиматься, и распевать дурным голосом сонеты шекспира, и есть из жестяных банок, и хватать девок за лобок… («По-моему, счастливец тот, кто умер»).

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова, drampush.ru

Но режиссёр предпочёл нажать на красную кнопку. «Зачем нам эта Венецианская республика без страны Куми-Куми?» - видимо, посчитал он.

...В общем, я на премьере «Отелло» тоже – облизнулась и поёжилась.

Ольга Миронович.