Женитьба LP в стиле Коли Королёва: один день Пушкинского театрального фестиваля

На третий день Пушкинского театрального фестиваля в Пскове зрителям показали три несостоявшиеся классические женитьбы: две довели главного героя до инсульта, а третья – и того хуже

11.02.2019 в 15:19, просмотров: 1731

Прилетают такие в Пулково из Бухареста экзекутор Яичница, отставной пехотный офицер Анучкин и моряк Жевакин, чтобы ехать на Пушкинский театральный фестиваль в Пскове.

Ещё даже усы не успели наклеить. На каблуках.

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

И видят на выходе из терминала такую поразительную картину: среди встречающих целых «четыре мужика с букетами». С букетами, Карл! Русская классика в действии, прям как живая.

«Мы» к такому не привыкли, «мы всё-таки из цивилизованного мира», объясняли они вчера после спектакля «Женитьба», когда зрители начали допытываться, насколько у них там в Румынии остро стоит проблема воинствующего феминизма и каково было красавчику Рарешу Андричу играть Агафью Тихоновну в балетной пачке поверх мятых семейных трусов.

Оказалось, что по-румынски «режиссёрка» звучит даже красивее, чем «режиссёр», а в современном румынском обществе опять мода на женственность: сильные румынки учатся демонстрировать свою силу ещё и через слабость.

Но бухарестский спектакль Петра Шерешевского не про это.

Женитьба LP в стиле Коли Королёва: один день Пушкинского театрального фестиваля

Я помню белые обои, чёрная посуда

Нас в хрущёвке двое, кто мы и откуда?

Кстати, вместе с псковским «Ревизором» эти два спектакля составляют дилогию. Шерешевский уехал на театральную лабораторию в Бухарест сразу после псковской премьеры по Гоголю.

Ему и раньше мечталось поставить «Женитьбу» в стиле травести (когда женщины бы играли мужчин и наоборот), но он уверяет, что никогда бы не осмелился, если бы не обстоятельства непреодолимой силы.

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

В Бухаресте сложились именно такие обстоятельства: «цивилизованный мир» и столько-то актёрок, каждая из которых должна непременно получить роль в спектакле.

Ну ладно, ладно, можете выбрать себе одного актёра мужеского полу. Но только одного!

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

10 дней на репетиции в загородном доме отдыха, где вот это всё: махровые халаты, фен, электрическая плитка, пустой холодильник…

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

Один бухарестский зритель, говорят, после премьеры написал на сайте театра Nottara, что это безобразие, что русскую классику так ни в коем случае нельзя ставить, что русская классика на румынской сцене обязательно «должна пахнуть водкой и чаем», а вы-ы-ы…

У самовара я и моя Маша

За час до показа румынской «Женитьбы» на большой сцене Пушкинского театрального фестиваля в Пскове как раз шла такая русская классика, как полагается.

Декорации спектакля "Мещане". Фото Андрея Кокшарова.

Это спектакль «Мещане» «Театра на Васильевском», герои которого то и дело доставали из буфета графин с прозрачной жидкостью или, надрываясь, тягали по подмосткам пудовый самовар.

Сцена из спектакля "Мещане". Фото Андрея Кокшарова.

Как сказал режиссёр-постановщик этого спектакля Владимир Туманов, он за «реализм без границ с ощущением правды».

Сцена из спектакля "Мещане". Фото Андрея Кокшарова.

«Ощущение правды» вчера было настолько сильным, что когда в финале пьесы Народный артист России Юрий Ицков в роли зажиточного мещанина Бессеменова вдруг покрылся красными пятнами, я всерьёз забеспокоилась, как бы его не хватил удар прямо на сцене.

Сцена из спектакля "Мещане". Фото Андрея Кокшарова.

Особенно, в тот момент, когда он кривит рот в явно предынсультной агонии.

50 лет никто не ставил в Санкт-Петербурге «Мещан» Максима Горького. С того самого поколенческого разлома, который происходил в 60-х… И вот это происходит опять. В каждой семье.

Сцена из спектакля "Мещане". Фото Андрея Кокшарова.

Всё как всегда. Например, недоучившийся студент, которого выгнали из университета за нежелательную политическую деятельность.

И всех до одного героев этой трагедии, которые заблудились в зарослях гигантских фикусов, жалко.

Сцена из спектакля "Мещане". Фото Андрея Кокшарова.

И молодых, которым некуда жить, и старых, которые силятся понять, чего этим молодым не хватает в жизни, и бессильно рыдают над заранее загубленной жизнью подрастающего поколения.

Сцена из спектакля "Мещане". Фото Андрея Кокшарова.

В этом спектакле «Театра на Васильевском» что ни персонаж – то глыба и матёрый человечище. Например, певчий Тетерев в исполнении Михаила Николаева поистине огромен.

Михаил Николаев в роли певчего Тетерева. Сцена из спектакля "Мещане". Фото Андрея Кокшарова.

Он так велик, что тоже хочется заплакать, ведь эта мелкая пошлая жизнь никогда-никогда не будет ему впору.

Сцена из спектакля "Мещане". Фото Андрея Кокшарова.

А ещё в этом спектакле сразу две «женитьбы», обе хуже (пасынок-революционер хочет взять в жёны подёнщицу, студент-либерал – вдову смотрителя тюрьмы): хоть сигай в окно.

Сцена из спектакля "Мещане". Фото Андрея Кокшарова.

Коля Королёв отдыхает

Понятно, что после такого сложносочинённого, костюмированного, созданного по заветам Станиславского (верю!) спектакля с персонажами как будто из школьной хрестоматии по литературе бородатая Агафья Тихоновна с волосатыми ногами и в балетной пачке стала серьёзным испытанием даже для самых преданных поклонников режиссёра Петра Шерешевского.

Потому что там, на большой сцене Псковского драмтеатра действо, которое длится без малого три часа и с таким накалом страстей, с такой скрупулёзной проработкой мельчайших деталей, как будто его, правда, репетировали пятьдесят лет.

Сцена из спектакля "Мещане". Фото Андрея Кокшарова.

А тут, на Малой, эскиз спектакля, лабораторная поделка, набор гэгов, казалось бы, готовая сценка для свадьбы в стиле псковского шоумена Николая Королёва (наряжаешь мужиков в балетные пачки из перьев, приклеиваешь девушкам усы – и…).

Агафья Тихоновна. Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

Lost on you

Но Пётр Шерешевский не балаганный фокусник, а маг и волшебник. Он, как всегда, всю пьесу искромётно шутит, изобретая всё новые и новые способы прочтения классического текста…

Пётр Шерешевский на просмотре спектакле "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

...чтобы в финале кого-нибудь убить.

Его «Подколёсин» неспроста кажется братом (сестрой?)-близнецом певицы LP. Это такая ж бесконечно одинокая мятущаяся личность. Мятущаяся в том числе между своим женским и мужским началом, как каждый из нас.

Подколёсин. Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

Режиссёр псковских «Гвоздей» Евгения Львова на обсуждении этого спектакля назвала это «курсором», который у любого человека скользит по «экрану» туда-сюда в «поиске». Например, в «активном поиске».

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

Вот так же и у Подколёсина в спектакле Петра Шерешевского. Этот Подколёсин с сиськами третьего размера не дурак хлопнуть три рюмашки одну за другой.

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

Но в конце пьесы зритель видит «слёзы на красивом лице» и понимает, что это те самые - «невидимые миру слёзы» – одинокого мужчины, которому с детства запретили плакать.

Подколёсин. Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

Но если ты женщина – то можно.

ОК, Гоголь

У Подколёсина в спектакле Петра Шерешевского в слугах не Степан, а Интернет.

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

«ОК, Гоголь! – разговаривает главный герой со своим мобильным телефонам, – На что барину фрак?» – и зал ожидаемо покатывается со смеху, вторя хихикающему главному герою. (Или всё-таки героине?)

После спектакля зрителям объяснили, что по-румынски «Гугл» звучит абсолютно так же, как и «Гоголь».

Румынам, понятное дело, смешно. Россиянам вчера было вдвойне смешно.

Артисты и создатели румынской "Женитьбы". Фото Андрея Кокшарова.

Например, когда Иван Павлович Яичница представился другим женихам таким манером: «Ivan Omlet Ivan».

Спектакль же, как вы понимаете, был вчера показан на румынском языке с русскими субтитрами, что породило не только немало неожиданных комических ситуаций, но и заставило меня искренне пожалеть румын, которым, конечно же, недоступен истинный аромат гоголевского слога.

Впрочем, сами они уверяют, что знают и почитают русскую классику не хуже нас. И что они ни за что бы не посмели над ней издеваться.

«Совершенно невероятное событие»

Кто-то из столичных критиков вчера сказал, что, наверное, Гоголя так и нужно ставить. Потому что его «Женитьба» – это, конечно же, «совершенно невероятное событие», словами самого Гоголя. Шутка, гэг.

Фото Андрея Кокшарова.

Напяливать на героев этой пьесы исторические костюмы, чтобы они со звериной серьёзностью изображали «ту» эпоху и «тех» героев – ещё более нелепо, чем наряжать в Агафью Тихоновну бородатого мужика с волосатыми ногами.

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

Во время обсуждения спектакля, кстати, выяснилось, что в Норильске Заполярном театре драмы) существует его мужской перевёртыш с героями в таких же белых махровых халатах.

Просто этот спектакль до Пушкинского театрального фестиваля в Пскове не доехал (сами догадайтесь почему, учитывая, что румыны приехали в Псков за свои деньги).

Правда, там у Шерешевского Агафью Тихоновну изображает всё-таки женщина. Но, судя по фотографиям, сцена их первой (и последней) интимной встречи с Подколёсиным играется один в один.

Знатоки и завсегдатаи всевозможных театральных «женитьб» вчера назвали эту сцену сильнейшей в спектакле. И, может быть, во всей истории постановок этой пьесы.

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

Вообразите, вот главные герои наконец-то остаются наедине. До крайности смущённые. Разговор у них, разумеется, не клеится… пока… пока они не достают свои мобильные телефоны (Агафья Тихоновна, из деликатности немного помедлив).

– Вы, сударыня, какой цветок больше любите? – вдруг оживляется Подколёсин, явно воодушевлённый очередным тестом из Фейсбука.

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

А спустя минуту он уже ржёт над роликом из Ютюба и показывает его Агафье Тихоновне, чтоб она тоже поржала:

«Какой это смелый русский народ!» – «Как?» – «А работники. Стоит на самой верхушке… Я проходил мимо дома, так щекатурщик штукатурит и не боится ничего».

Понятно, что никакой настоящей близости между этими двумя не будет и быть не может.

Поэтому в финале Подколёсин беззвучно плачет и... того-с. Поминай как звали.

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

…Зрители Пушкинского театрального фестиваля в Пскове вчера столько всего про феминизм в этом спектакле напридумывали, что Пётр Шерешевский слушал-слушал, а потом вдруг не выдержал и решил положить этому конец.

Говорит: это вообще не про феминизм, к которому у меня такое сложное отношение, что даже формулировать не буду и не собирался.

Пётр Шерешевский на просмотре спектакле "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

Это, мол, буквально про женщин, которые хотят замуж. И про мужчину, который хочет жениться. А им никак.

Сцена из спектакля "Женитьба". Фото Андрея Кокшарова.

Про «социофобию» в общем.

На том и разошлись.

Ольга Миронович.