Спасибо СССР, что обошлось без ЕГЭ: личный опыт сдачи экзамена

28.02.2020 в 09:46, просмотров: 821

Я отношусь к тому поколению, которое никогда не писало ЕГЭ и знает о нем лишь понаслышке. Моему сыну предстоит это испытание только через пять лет, а значит и с этой возможной стороны данная тема настигала меня лишь «по касательной» - ВПРами и ВКРами.

Неудивительно, что услышав о «родительском ЕГЭ» по истории - его проводил региональный комитет по образованию, - я не могла отказать себе в удовольствии поучаствовать в этом социальном эксперименте. Хотелось ощутить на собственной шкуре, что же это за зверь такой - ЕГЭ, и подтвердить или опровергнуть собственные ощущения, основанные исключительно на чужих рассказах и личных домыслах.  

Спасибо СССР, что обошлось без ЕГЭ: личный опыт сдачи экзамена

Сразу оговорюсь: мой рассказ - исключительно субъективный взгляд на происходящее. Я человек жизненного опыта и знаний, которые, конечно же, сильно отличаются от тех, что есть у нынешних выпускников. Я закончила школу 25 лет назад, успела побывать октябренком и пионером и знала наизусть нынешний гимн со старыми словами. Замечу к тому же, что я училась в лицее, где экзамены сдавали не единожды, а дважды в течение года. Плюс ко всему я закончила музыкальную школу, где экзамены также были обычным делом. Все это я перечисляю к тому, чтобы было понятно: проверка знаний в школьные годы была для меня делом привычным, будничным, безэмоциональным (опустим институт и собеседования на работу, сопровождаемые тестированием). Но в итоге, когда я села перед листами с 11 заданиями, которые ни к чему меня не обязывают, - я впала в ступор.

Впрочем, обо всем по порядку.

ЕГЭ для родителей проходил в лицее №4. Все было организовано очень тактично, предельно вежливо, предусмотрительно и со всем возможным вниманием ко мне и моему душевному состоянию. Тем не менее, уже на этапе осмотра детектором я почувствовала себя преступником. Помните досмотр на границе или перед полетом в терминале? Значит, вы понимаете, какое чувство я имею в виду.

Так как все было не «по-игрушечному», а всерьез, я оставила свой телефон и блокнот за дверями аудитории. Совершенно обезоруженная, по какой-то «затылочной» памяти заняла первую парту в среднем ряду - надо же! прошло столько лет, а я по-прежнему сажусь на то же место, где сидела когда-то со своей подружкой Надей Ивановой! Она бы мне, кстати, очень помогла на этом экзамене. Хотя нет, не помогла бы - за это ведь теперь можно и за дверью оказаться с вердиктом «Адьос до следующего года, амиго!»

В общем, сижу. Уже притихла. Уже не журналист, уже простая школьница, рвущаяся куда-нибудь в СПбГУ или МГИМО (ну а чем черт не шутит?)) Педагог зачитала нам инструкцию: ведется видеонаблюдение, запрещается, запрещается, будете удалены, подать апелляцию... И наконец, начинается настоящий экшн: нам показывают диск в неповрежденном пакете, который сейчас повредят, чтобы распечатать с диска наши экзаменационные материалы. Я ощутила себя в шпионском фильме времен юности моей бабушки, еще только услышав о видеокамере, ну а тут, после «распечатывания нераспечатанного», у меня полностью закрылся гештальт. Причем на его месте ничего не открылось. А зря, счастье было так близко.

На этом «открытия чудные», которые заготовил для нас «просвещенья дух», естественно, не закончились. После фазы изумления началась фаза отрицания. Она целиком и полностью совпала с этапом заполнения первого листа. Шифрованные номера кабинетов, кодов, сокращенное название предмета (ИСТ), цифру «один» надо писать «палочкой», без «хвостика»...

Шпионская сага продолжается - и мы переходим от ягодок к цветочкам: к заданиям. Организаторы объяснили, как заполнять бланки ответов, все просто: ставим цифры в свои графы, это ведь элементарно, в самом деле! Но, оказывается, психологически это далеко не элементарно, если знаешь, допустим, что цифру «два» можно написать десятью доступными способами и еще одним - если очень захотеть.

А можно еще ошибиться. Страх ошибки, оказывается, очень силен в нашем поколении. Надеюсь, в моем ребенке он не так развит, ведь я от страха даже не спросила, можно ли писать непечатными буквами в заданиях «размышлительно-сочинительного характера». Оказывается, можно было. Еще оказывается, записывать печатными буквами свои думы о судьбах родины крайне затруднительно. Я бы даже сказала, тягомотно.

Так о чем это я? Да, о заданиях. Составлены они интересно. Заставляют задуматься. Заставляют вспомнить все, даже то, что относится, скорее, к общему кругозору, а не школьным знаниям. Более того - они нестандартные и с картинками. Но если честно, смысл вопросов до меня дошел с третьего раза. Сначала все читалось как в тумане, потом - как сквозь слезы. На третий раз я наконец-таки поймала фазу принятия происходящего и начала думать.

Не знаю, слышали ли окружающие, как скрипит мой мозг. Надеюсь, нет. Из тестовых больше всего мне понравился вопрос с картосхемой некоего сражения. Надо было написать, в каком веке происходила битва, какой полководец наступал, какой русский полководец получил прозвище по названию реки, на которой происходило сражение, и написать название города, которое отсутствовало на карте. Я смотрела на лист как баран на новые ворота. Я вообще очень плохо воспринимаю такую информацию. Я лучше начерчу генеалогическое древо семейства Карамазовых в семи коленах или напишу диссертацию на тему «Развитие символической образности в прозе Александра Степановича Грина», нежели врублюсь в схематические обозначения, испещренные стрелками и пунктирными линиями...

Просветление наступило, когда я увидела слова «Золотая Орда». В голове прошелестело воспоминание «А нас рать!», затем более осмысленно - Пересвет и Ослябя, и - озарение - Дмитрий Донской! Значит, Куликовская битва, и значит, век «четырнадцатый» (написать прописью, цифрами - ошибка!). Со всем остальным у нас не сложилось: Мамая я позабыла напрочь, ну а неизвестный город - Коломну - по ходу назвали в основном те, кто часто ездит на машине в Подмосковье - сработала географическая память.

Звездным для меня стало задание, в котором надо было определить фильмы, снятые раньше, чем появилась почтовая марка 1949 года. Проверьте себя, кстати: «Вертикаль», «Броненосец Потемкин», «Служебный роман» и «Веселые ребята». Злую шутку со мной сыграла невнимательность: слово «раньше» в моей голове волшебным образом превратилось в «позже» - абсолютно так же, как левое становится правым. Но если вторую проблему я решаю просто - не иду учиться в автошколу, то от ЕГЭ не уйдешь. Так, одним махом, прекрасно понимая, какие фильмы когда появились, я ответила неправильно и потеряла два балла.

На этом потери не закончились. Следующие два задания были творческими. В одном надо было найти аргументы за и против утверждения «Петру I не удалось заложить основы для дальнейшего успешного развития экономики страны». В другом - написать сочинение о любом из трех исторических периодов (1019-1054, июнь 1762- ноябрь 1796 или март 1985 - декабрь 1991). «Я могу отказаться?» - раздался вопрос с «камчатки», вызвав нервный смех всех присутствующих дам.

Вот что бы вы написали про упущения Петра-экономиста? В моем мире он персонаж исключительно художественный, родом из Пушкина, Алексея Толстого и детских воспоминаний о бабушкином городе Лодейное Поле: он режет боярам бороды, строит корабли из высоченных сосен, устраивает с мин херцем фейерверки и самое главное - ему все удается! А тут просят найти контрверсии… Это не ЕГЭ, это какая-то ломка стереотипов!

Дальше – хуже. Так как экзамен у нас был укороченный и продолжался не три часа, а всего лишь тридцать пять минут, то байки, что я лепила в последние пять минут в сочинении про перестройку и беловежские соглашения, - ни в сказке сказать, ни пером описать. Я искренне надеюсь, что это никогда не всплывет в рубрике «Анекдоты и казусы». Я путала фамилии, даты, твердо помня лишь одно: Горбачев - Михаил и он генсек. А если серьезно, то педагоги, проверявшие работы, были абсолютно правы: знания наши по истории хорошо бы подтянуть. И склад ума здесь совершенно ни при чем.

***

«Время вышло. Положите свои листы на край стола», - организаторы экзамена начали обходить аудиторию, собирая работы и отмечая их в ведомостях. После этого можно было покинуть класс и возвращаться к обычной жизни, вне видеокамер и листов в клеточку.

Я понимаю, что мы многое преувеличиваем, что наши дети воспринимают все, наверное, легче. И знаю, что их учат навыкам заполнения всех этих тестов и не-тестов чуть ли не с пеленок. Но объясните мне, зачем тратить время и учеников, и учителей на это? Зачем «натаскивать» на формализм?

Скажете, что благодаря этому они научаются заполнять документы и ответственно к этому относиться? Так мы и без ЕГЭ прекрасно заполняли документы, используя образец - это же не говорит о нашем разгильдяйстве... Я уж молчу про стрессовость самой ситуации - в принципе, это свойственно любым формам проверки знаний.

Скажете, что тесты - эффективный способ объективной оценки знаний? Наверняка вы встречали двоечников, которые реально ничего не знают, но «наудачу» решают все верно. Встречались вам и обратные примеры.

Специалисты говорят, что ребенок может плохо писать тесты, зная предмет, по причине различных психологических проблем (боязнь конкуренции, страх проверок, неумение структурировать информацию). Таким детям необходима поддержка. Оказывается ли она им? Занимается ли этим школьный психолог, допустим?

А есть еще талантливые дети, у которых просто нет мотивации изучать конкретный предмет, потому что он весь в физике. И русский язык ему, простите, по барабану. Но он вам расскажет все про теорию струн и сверхтекучесть. И тогда ЕГЭ становится уже испытанием не знаний, а личных особенностей школьника.

И подводя итог всему: я получила 11 баллов из 16. Средний был 12. Прощай, МГИМО!