Псковские чиновники научились обходить закон в пользу любимых предпринимателей

Псковский предприниматель снёс два сарая и нашёл там почти 300 тонн мусора. «Провокаторы» считают иначе

18 апреля 2017 в 19:16, просмотров: 3418

Работу Псковского управления Федеральной антимонопольной службы мы, с вашего позволения, назовём песней. В том смысле, что эта служба защищает то, что должна: деньги псковичей. Зато из-за въедливости сотрудников УФАС регулярно страдают псковские чиновники. И в марте антимонопольщики пошли дальше: они увидели, что в Пскове оказалось два ветхих сарая, откуда подрядчик вывез почти 300 тонн мусора. «Что же это за клад такой обнаружился в сарайчиках?» - спросили себя сотрудники УФАС.

Псковские чиновники научились обходить закон в пользу любимых предпринимателей
Фото: Павел Дмитриев

21 марта глава Псковского УФАС Ольга Милонаец привлекла к административной ответственности заместителя начальника псковского Управления городского хозяйства, сообщила «Псковская губерния». По информации «МК в Пскове» этим замначальника стал Дмитрий Таратынов, который должен заплатить из собственных доходов 30 тысяч рублей. Затем того же чиновника оштрафовала прокуратура. Все эти беды свалились на голову Таратынова из-за того, что в школе он слишком хорошо уяснил, что такое дроби.

Так, о чём это мы?

Закон против вольницы

Федеральный закон под номером «44» уже давно усложняет жизнь тем чиновникам, что любят во время работы решать какие-то собственные задачи. Все работы – посадка пионов, асфальтирование дороги, ремонт зданий – должны выставляться на аукционы на сайте государственных закупок. Любой здесь может увидеть, какие работы нужно выполнить, сколько они стоят, предложить свои услуги и заработать на этом.

Чиновники же обязаны выбирать фирму-подрядчика по прозрачным параметрам. Любой предприниматель, который считает, что чиновники его притесняют, может написать заявление в региональное УФАС. Антимонопольная служба имеет право отменять торги, требовать переиграть нечестные закупки и штрафовать нечистых на руку или просто ошибающихся чиновников.

Но есть в ФЗ-44 одна лазейка. Чтобы не доходить до совсем уж абсурдных ситуаций, когда покупка десятка карандашей или ручек занимает полтора месяца, потому что надо объявить закупку, дождаться котировок от предпринимателей, выбрать победителя и только потом получить вожделенные канцелярские товары, закон разрешил не торговаться за контракты до 100 тысяч рублей. Мелкие услуги чиновникам разрешили закупать самостоятельно, соответственно, и выбор фирм тут на их совести. И ещё он абсолютно непрозрачен.

«Такие договоры внутри кухни варятся, поэтому нам они вообще не видны. Непубличность и позволяет некоторым заказчикам использовать какие-то свои личные цели. Руководитель управления и подрядчик о чём-то договариваются, и присутствует некоторая вольность при принятии решения», - говорит Ольга Милонаец.

Переходи на нашу сторону

А теперь предположим, что у вас в городе есть два сарая, снос которых стоит 200 тысяч рублей, то есть договор должен появиться на сайте госзакупок. Но сарайчик же не один? Так почему контрактов не может быть два? Тем более если они будут стоить меньше 100 тысяч рублей и уйдут со стороны добра на непрозрачную сторону.

Управление ФАС, которое во всех прочих случаях с любовью и уважением оштрафовала бы чиновников за любые неконкурентные способы отбора подрядчиков, здесь бессильно. Зато есть прокуратура, которая проверила такие «достотысячники» и направила в УФАС пакет подозрительных документов. В этом пакете были и наши сараи. Оба контракта получила фирма «Русьстрой», её директор – Максим Линицкий. Прокуратура посчитала, что чиновник искусственно раздробил один контракт на два, чтобы создать условия для легального заключения двух договоров с единственным поставщиком. Это привело к ограничению круга возможных претендентов на участие в закупке.

«[Фирма] разобрала два сарая, сложила мусор в мешки (две тонны мусора), погрузила вручную (!), перевезла на двух самосвалах грузоподъёмностью 10 тонн каждый (на одном же нельзя), привела участок в порядок. Заметьте, вручную (!) каждый - таково желание заказчика в смете. Итого за все получила почти 200 тысяч бюджетных денежек. А ведь выполнить такие работы могло бы достаточно компаний нашего города, может, даже и не вручную, а может, даже и дешевле, ну например, на одном самосвале сэкономили бы», - гневно отреагировали в УФАС.

Копнули поглубже

Кроме понятного в этом случае возмущения, антимонопольщики ещё и удивились. Снос и вывоз двух ветхих сарайчиков должен стоить чуть более 10 тысяч рублей, а по документам выходило 87 тысяч рублей. На работы в документах стояли суперповышающие коэффициенты.

«Мы копнули глубже, просмотрели всю систему «достотысячников». Глава района или поселения должен быть заинтересован в контроле этих договоров. А так – ими никто из высших должностных лиц не интересуется, поэтому и появляются такие договора, которые, вообще-то, должны быть на аукционах. Мы [удивились как] обыватели, почему два ветхих сарайчика стоят так дорого и отправили [документы] в Контрольное управление областной администрации, чтобы и те высказали свою точку зрения», - объясняет Ольга Милонаец.

Контрольное управление выяснило, что повышающие коэффициенты в этом случае применены неправильно, но незначительно повлияли на стоимость работ. Зато сам объём работ по сметам завышен в десятки раз. Площадь сараев - 33 и 39 квадратных метров. А вывезти, согласно документам, с них было нужно 287 тонн мусора. Для сравнения: столько же весят около 200 легковых автомобилей. Управление решило, что объём работ был завышен намеренно, чтобы побольше заплатить подрядчику. Дело отправилось в прокуратуру, чтобы та решила, должен ли подрядчик вернуть часть денег в бюджет.

Ложь и провокация

Директор «Русьстрой» Максим Линицкий с выводами УФАС и контрольного управления не согласен. Он заявил «МК в Пскове», что всё, что пишут про метры квадратные – это ложь и провокация. «Сараи были захламлены и надо было смотреть не сколько квадратов занимают сараи, а по объёму смотреть. У меня это [работа] заняло три недели или более – я уже не помню», - поясняет он.

Линицкий подтверждает, что работы выполнялись вручную, техника применялась только для того, чтобы загрузить мусор в грузовики: для этого понадобился фронтальный погрузчик. Предприниматель говорит, что, несмотря на столь длительные работы, уложился в смету. Затем он говорит интересную вещь.

«Я могу сказать, что я был не один. Кроме меня там тоже фирмы претендовали, а я дал наименьшую стоимость. Это были котировки. Было ещё несколько фирм, все мы делали свои предложения, моё оказалось наименьшим», - пояснил он.

То есть в УГХ есть какой-то свой внутренний конкурс? И здесь периодически дробят контракты, потому что, очевидно, считают свои внутренние критерии более прозрачными, чем прописанные в 44-ФЗ?

Раскачаем?

Выяснить ответ на этот вопрос у начальника псковского УГХ Алексея Захарова не получилось. «Нет у меня комментариев по этому вопросу», - заявил он. Правда, затем он несколько минут предлагал «не раскачивать» (очевидно, лодку) и во время разговора упомянул, во-первых, что уже подана жалоба в суд и, во-вторых, «это была внутренняя ошибка, вину на себя взял заместитель, мы разобрались уже».

Ни прокуратуру, ни УФАС, ни суд доводы про внутреннюю кухню, конечно, не устроят. Зато суд рано или поздно объяснит УГХ, можно ли дробить контракты и проводить собственные торги вместо того, чтобы поступать как остальные – по закону.



    Партнеры