В Псковском театре драмы общипали куриц и петухов Островского

В Пскове герою пьесы Островского изменили пол, а героине сделали такую тотальную эпиляцию, что её мама родная Домна Пантелевна не узнала

15.05.2018 в 17:07, просмотров: 2185

Обозреватель «Московского комсомольца» побывала на премьере «Талантов и поклонников» Владимира Золотаря и осознала, как патриотично поступила провинциальная актриса Негина, которая всё-таки согласилась пойти в содержанки к богатому отечественному господину, а не поддалась «постороннему влиянию» и отвергла «такие замыслы, в которых очень много благородства и очень мало шансов на успех».

В Псковском театре драмы общипали куриц и петухов Островского

В антракте я встретила заместителя руководителя «Университета третьего возраста» при псковском Союзе пенсионеров Софию Наумовну Ахметову.

«Нашим всем нравится», - заговорщицки прошептала она.

А ведь это та самая Софья Наумовна, которая на прошлогоднем Пушкинском театральном фестивале в Пскове намекала, что я кончу, как Мария-Антуанетта, если буду и дальше пичкать оголодавших по классическому искусству псковичей «Коляда-театром».

«Я хочу хлеба», - гордо выговаривала мне она.

Неужели, не поверила я своим ушам, псковский «Университет третьего возраста» наконец-то разохотился и до современного экспериментального театра с бланманже?

- А где тут экспериментальный?.. Нет, ну когда Попков стянул штаны и остался на сцене в одних трусах – это, конечно… Но в остальном…

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

«А как сенинские девушки разыгрались!» - изумляется в Фейсбуке другой незаядлый псковский театрал «я старый солдат и не знаю слов любви» Юрий Алексеев, явно до сих пор не излечивший психологическую травму от «Графа Нулина» авторства незабвенного Василия Сенина.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Сенин ему пришёл на ум, конечно, неспроста. Дело в том, что в псковском спектакле Владимира Золотаря актриса Ксения Тишкова, как когда-то у Василия Сенина в «Графе Нулине», высовывает голову из-под колпака на богато сервированном столе как самое лакомое блюдо.

Но в этот-то раз главные герои разделывают неубитую тушку её героини строго по тексту, а не потому что режиссёру взбрело почудесить.

А вот ещё момент. Матушка расхваливает дочери богатого кавалера: «Он мне про свою усадьбу рассказывал. Какое у него хозяйство диковинное!»

Ксения Тишкова в роли Негиной. Фото Андрея Кокшарова.

«Хозяйство у него хорошее. Что ж мудреного; он очень богат», - отвечает Ксения. И при этом ни одна посторонняя эмоция не тронула рябью её чистого лица. Штиль.

Ксения Тишкова в роли Негиной. Фото Андрея Кокшарова.

А когда-то та же самая Ксения в спектакле Василия Сенина совершала недвусмысленные телодвижения филейной частью на словах:

Наталья Павловна совсем

Своей хозяйственною частью

Не занималася, затем,

Что не в отеческом законе

Она воспитана была,

А в благородном пансионе

У эмигрантки Фальбала.

Что значит выросла актриса. И как вырос наш театр из сенинских штанишек.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Свершилось. В Псковском театре драмы родился спектакль, угодивший, кажется, всем.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Искушённую публику художник Александр Стройло ласкает цитатами из Магритта (для псковских «Талантов и поклонников» оного Магритта порезали на лоскуты и пошили из него шаль для Домны Пантелевны, сквозь которую Мелузов с Негиной изловчились поцеловаться на манер знаменитых «Влюблённых»).

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Неофитов режиссёр Владимир Золотарь балует сценами с раздеванием, вводит в экстаз феромонами Курта Кобейна и щекочет за ушком комическим дуэтом «Где мой Вася?»

Кстати, роль спившегося трагика «Где мой Вася?» досталась актрисе Ирине Смирновой.

Ирина Смирнова в роли спившегося трагика. Фото Андрея Кокшарова.

Внезапно поменявший пол трагик на пару с собственно «молодым купчиком Васей» (Александр Овчаренко) лихо разыграли свой спектакль в спектакле с аллюзиями из «Короля Лира», «Гамлета» и «Волшебной лампы Аладдина».

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Правда, мои 25-летние друзья потом всё равно сказали, что первое действие пересидели с трудом. А взбодрились только во втором.

Признаться, я и сама приуныла от первой сцены с длиннющим диалогом Домны Пантелевны и Нарокова. «Развевающийся» по ветру белый бумажный шарф идеалиста Нарокова сперва, как по мне, так больше походил на удавку, в которую я угодила, как я с тревогой прикидывала, часа на два, если не больше…

Виктор Яковлев в роли Нарокова. Фото Андрея Кокшарова.

«Бенефист», «бенефист», какой «бенефист»…

Полюбившийся мне с «лаборатории Лоевского» Пушкинского театрального фестиваля дуэт Надежда Чепайкина – Виктор Яковлев вдруг навеял скуку смертную.

Тем более, что из-за приспущенного занавеса звук их голосов не всегда долетал до моего восьмого ряда, частично поглощаемый полузамкнутым пространством сцены.

А занавес был приспущен до такой степени, что им обоим приходилось пригибать голову, чтобы продемонстрировать убогость квартирки, которую снимает юная провинциальная актриска Негина («мы люди маленькие»).

К счастью, очень скоро на сцене появился неуёмный Сергей Попков в роли князя Дулебова, и режиссёр наконец-то нажал где-то за кулисами кнопочку «магия».

Дулебов и Негина. Фото Андрея Кокшарова.

Актёры начали двигаться, как в немом кино (ещё чуть-чуть и Негина могла б произнесла «господа, вы звери!»), а волшебная тросточка «важного барина» принялась выделывать такое...

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Впрочем, барин чудил в каморке Негиной недолго и оказался мелким шарлатаном – чуть только на сцену снизошёл маг и волшебник повыше рангом - «очень богатый помещик» Великатов в оплечье из порхающих бумажных то ли голубей, то ли курочек (как позже выяснится, всё-таки, куриц, притом трофейных).

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Снизошёл в буквальном смысле этого слова – по лесенке откуда-то из своих олигархических эмпиреев, на ходу натягивая красные бахилы.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Явился, не запылился, приподнял вот этими вот руками воображаемый «потолок», подарил Домне Пантелевне сперва сахарного петушка на палочке, а потом и настоящего живого цыплёнка, ударился… нет, не оземь, а фейсом об тейбл и превратился в прекрасного принца.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Для распетушившегося Евгения Терских новый спектакль Псковского театра драмы и стал «бенефистом» на триста пятьдесят рублей.

Евгений Терских в роли Великатова. Фото Андрея Кокшарова.

Каюсь, до сих пор я смотрела на нового героя-любовника псковской театральной труппы со скепсисом. Думала: к чему с его стороны такие жертвы с переездом в наше Гадюкино. Да и для театра так себе приобретение. Но теперь вижу, что псковская Негина не прогадала.

«Очень богатый», несметно богатый артист Евгений Терских под конец представления тронул мою внутреннюю Домну Пантелевну чуть не до слёз.

А дело было так. Перед первым показом «Талантов и поклонников» режиссёр Владимир Золотарь на всякий случай предупредил публику, что на премьере обязательно что-то пойдёт не так, как задумано. Мол, не судите строго.

Владимир Золотарь. Фото Андрея Кокшарова.

Оно и пошло. Убегая от Мелузова к Великатову в финальной сцене, Негина зацепилась за табуретку - да как грохнется.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Великатов дрогнул. Но Ксения Тишкова в роли Негиной и бровью не повела, а только схватилась распростёртыми руками за металлоконструкцию, которая изображала выход на перрон, и на полусогнутых заново ринулась к Мелузову.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Я затаила дыхание, гадая, как же она теперь будет перепрыгивать через эту чёртову табуретку в следующий раз, когда опять даст задний ход к Великатову.

Но тут Евгений Терских, не выходя из роли могущественного чародея, совершил ещё один кунштюк и так мастерски расчистил Негиной путь к грехопадению, что зрители лишний раз убедились: она сделала правильный выбор (и Псковский театр драмы тоже).

Магия Великатова. Фото Андрея Кокшарова.

Но больше всего я порадовалась за Максима Плеханова в роли наивного и смешного в своей категоричности вечного студента Мелузова, одновременно мучимая страхом, что он вот-вот переиграет, как в «Ионыче» Василия Сенина, и начнёт корчить из себя всегдашнего клоуна.

Мелузов и Домна Пантелевна. Фото Андрея Кокшарова.

Но Максиму во второй раз после «Каштанки» несказанно повезло с режиссёром. И ему на сцене соломки где надо подстелили.

Разогревая псковичей перед премьерой «Талантов и поклонников», пиарщики Псковского театра драмы наделали для его героев аккаунтов «ВКонтакте».

Сергей Попков в роли Дулебова. Фото Андрея Кокшарова.

Допустим, князь Дулебов любит фильм «Утомлённые солнцем» и подписан на группу «Я у мамы Петросян».

У «очень богатого помещика» Великатова «монархические» взгляды, и он предпочитает группы «Псковский мясокомбинат», «Особая экономическая зона Моглино» и «Мировая политика».

Великатов и Мелузов. Фото Андрея Кокшарова.

«Губернский чиновник на видном месте» Григорий Антоныч Бакин в образе несравненного Дениса Кугая слов на ветер не бросает и умело подбирает у себя на стене гиперссылки к собственным максимам.

Негина, Мелузов и Бакин. Фото Андрея Кокшарова.

Допустим, когда он возмущается, что эта девица Негина, понимаешь, имела наглость оскорбиться на предложение князя сделать её своей содержанкой, и упрекает её в «постороннем влиянии», то в доказательство существования этого «постороннего влияния» постит ссылку на новость под названием «Минюст объявил список первых СМИ – иностранных агентов».

А Петя Мелузов (зайчик) даже запостил у себя на страничке ссылку на «Московский комсомолец»))))))

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Все вместе они пасут курочку Негину, а точнее, загоняют эту пернатую дичь в силки к Великатову, а того не ведают, что в псковнете есть сразу несколько групп «Курицы Пскова» (правда, для избранных) и одна общедоступная группа «Курицы и петухи Пскова», которая открывается буквально… собственным глазам не поверила:

Вот кого надо было в информационные спонсоры нового спектакля-то приглашать!

…«Курицы и петухи» Владимира Золотарёва закончились знамо чем. Курица пожёстче (актриса Смельская в исполнении прекрасной Натальи Петровой) досталась престарелому князю.

Смельская и Дулебов. Фото Андрея Кокшарова.

А Великатов схватил своего цыплёночка и уволок, чтобы потом вынести на просцениум и положить к ногам почтеннейшей публики ощипанную куриную тушку (Ксения Тишкова потом выпорхнула из-за кулис уже только на поклоны).

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Но даже такая грубая аллегория ничуть не умалила достоинств нового спектакля.

Сцена из спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

Снова грянул Курт Кобейн (Smells Like Teen Spirit), таланты начали раскланиваться, поклонники повскакивали с мест и завопили «Браво!»

Новый худрук Псковского театра драмы Дмитрий Месхиев тем временем оглядывал беснующуюся публику с видом только что отведавшего павлинятины кудесника Великатова.

После спектакля. Фото Андрея Кокшарова.

А мы такие мысленно: «Какое у него хозяйство диковинное!»

Ольга Миронович.




Партнеры