Пскович дошёл до Киева по Шекспиру, а не по Прилепину

Как влюблённый в юную киевлянку призывник из Псковской области отправился в «логово бандеровцев» и что из этого вышло

19.02.2017 в 18:40, просмотров: 14163

Всё началось, когда ему было четырнадцать, а ей пятнадцать, ещё до «крымнаш». Невероятно, но они познакомились почти в строгом соответствии с классическим сюжетом - там, где никто не называет своих настоящих имён, а лица полагается прятать под масками. Почти на карнавале, да. Сперва никто из родственников не знал, что они общаются, а когда выяснилось кто есть кто, заволновались и его родные, и её. Ему, наверное, говорили, что она и её близкие ненавидят всех его единородцев. Ей – что смерть исходит от таких, как он, и что «никогда мы не будем братьями», а уж тем более, женихами да невестами.

Пскович дошёл до Киева по Шекспиру, а не по Прилепину

Это история про девушку из Киева и про парня из райцентра Псковской области. Они не хотели, чтобы в статье были их настоящие имена, поэтому мне придётся называть их Ромео и Джульеттой – как их уже и до меня начали называть их украинские и русские друзья. Из дальнейшего моего повествования вы узнаете, как наш псковский «Ромео» угодил в самое что ни на есть «бандеровское логово» и как тамошний «клятый бандеровец» отчитывался потом по телефону матери семейства «Капулетти»: «Всё в порядке, русский хлопчык у нас в руках».

Правда, наши герои немножко переиначили Шекспира. Да и правильно сделали!

Путь из «бандеровцев» в «ополченцы»

Русский Ромео и украинская Джульетта познакомились на сайте для анонимного общения, но сохраняли инкогнито недолго и почти сразу же начали дружить и «ВКонтакте», и в «Скайпе», и в «Вайбере».

События 2014 года никак не повлияли на общение молодых людей, но их родители мало-помалу заволновались. Мама семейства Монтекки, насмотревшись по телевизору всяких ужасов про распятых бандеровцами мальчиков, конечно, надеялась убедить сына, что знакомства по интернету – это несерьёзно. Мама Капулетти, заметив, что дочка только и делает, что сидит, уткнувшись в свой ноутбук, конечно, тоже стала думать, как вытащить ребёнка из Сети. Да хотя бы из её комнаты.

Но когда девочка наконец-то поддалась на мамины уговоры, её родные испугались ещё больше: зимой 2015-го, в самый разгар военных действий в ДНР и ЛНР, их Джульетта вдруг засобиралась в Псковскую область.

Сейчас опять будет плагиат из Шекспира, но без этого в нашей истории почему-то никак. Видимо, в запасе у мироздания не так уж много сюжетов, а Вильям на то и гений. В общем, незадолго до того, как Джульетта решила ехать к любимому в Россию, у её старшего брата в Донецком аэропорту погиб одноклассник.

Смерть, считай, пришла к Капулетти в дом. Мама девушки перестала писать в социальных сетях по-русски и перешла на украинский и одновременно поругалась со многими своими бывшими российскими друзьями, которые начали особенно рьяно болеть за «Русский мир», поверили в распятых мальчиков или даже сами начали их сочинять, а теперь восхищаются писателем Захаром Прилепиным, который переоделся в камуфляж и пообещал дойти со своим батальоном до Киева.

Боль от всего происходящего у старших членов украинской семьи стала нестерпимой.

А тут вдобавок их Джульетта объявила, что едет в Россию. Да ещё и в Псковскую область, где стоят те самые десантники, которых, по заверениям российских властей, ни в Донецке, ни в Луганске никогда не было и нет.

Мама, конечно же, сказала Джульетте «Не пущу!». Но от этого ей не стало легче: дочка совсем пригорюнилась. О том, чтобы пригласить Ромео в Киев нельзя было и думать: молодому мужчине призывного возраста из Псковской области на украинской границе никто бы, конечно, не обрадовался. Что и подтвердилось, когда оказалось, что без пересечения этой границы всё равно никак. Но это будет потом. А пока...

Учиться всегда пригодится

А пока влюблённым неожиданно помог друг Джульеттиной мамы, священник (честное слово, я не виновата, что жизнь иногда так старательно копирует высокое искусство!).

Между прочим, священник Украинской православной церкви, которая подчиняется Московскому патриархату.

По словам мамы Капулетти, многие украинские священники до сих пор не поддерживают церковный раскол и продолжают признавать верховную власть Московского патриарха, хоть им за это и достаётся от некоторых их соотечественников. Наш священник оказался именно в такой непростой ситуации. Отчасти из-за этих гонений он и решил повышать квалификацию за границей – на богословском факультете Трнавского университета в Словакии.

Вот он-то и предложил семейству Капулетти отправить загрустившую Джульетту на учёбу в Трнаву, а её мама мигом сообразила, где наши влюблённые смогут наконец-то соединиться… да что там «соединиться», для начала хотя бы встретиться вживую. В Словакии!

Долго уговаривать Джульетту поступать в Трнавский университет не пришлось. Ромео тоже внял убеждениям Джульеттиной мамы и начал собирать необходимые для учёбы документы. Между прочим, все эти хлопоты оказались не только трудоёмкими, но и очень затратными, но парень начал подрабатывать у отца на стройке и как-то справился с незапланированными расходами, чем заочно заслужил уважение мамы Капулетти.

Документы переправлялись из Псковской области в Киев разными способами. Однажды маме Джульетты пришлось целую ночь провести на автовокзале, чтобы встретить курьера со справкой об отсутствии у Ромео судимости.

Интересно, что с такой же справкой – об отсутствии судимости – для Джульетты было ещё больше проблем. Справку-то ей выдали легко, но с припиской, что украинские власти не в курсе, были ли у неё судимости в неподконтрольных Украине Крыму, ДНР и ЛНР. Поэтому семейству Капулетти пришлось вдобавок доказывать, что девочка ни разу в своей жизни не посещала эти территории.

В Трнавском университете ребята выбрали факультет «Социальная работа и здравоохранение». Занятия у них начались в октябре прошлого года. Джульетта с мамой выехали в Трнаву заранее, а потом мама Капулетти собиралась встретить на польской границе Ромео, чтоб доставить в университет и его тоже.

До «минских» соглашений не дошло

Но когда до начала занятий оставалось всего несколько дней, Ромео позвонил из России в растерянности. Оказывается, у него в доме разразился скандал. Не желая, чтобы сын уезжал, родители спрятали его документы.

Тогда мама Капулетти взяла трубку и в первый раз (она надеется, что не в последний) поговорила по телефону с мамой Монтекки.

Это был очень трудный для обеих мам разговор. По словам мамы Капулетти, на том конце «провода» была до крайности напуганная женщина, убеждённая, что Украина кишит «бандеровцами», а «гейропа» - остервенелыми мигрантами с Ближнего Востока (наверное, мама Джульетты была в такой же панике, когда её дочь собиралась в Псковскую область – к ДНРовским и ЛНРовским «ополченцам»).

В какой-то момент мама Монтекки предложила: «А давайте для начала встретимся на нейтральной территории и всё обсудим» - «На нейтральной – это где?» - «В Минске».

Вот вам, наверное, смешно, а у развоевавшихся семей из России и Украины тогда чуть не дошло до «минских соглашений». Но мало-помалу женщины сошлись на том, что у них уже взрослые дети, которые сами вольны решать, где им учиться и как дальше строить свою жизнь. Российская мама, видимо, убедилась после того телефонного разговора, что украинская семья, с которой подружился её сын, не такие уж «бандеровцы», и всё-таки отпустила парня в Словакию.

В бандеровском логове

Путь Ромео до Трнавы был продуман мамой Капулетти до мельчайших деталей. Решили, что он будет ехать в Словакию через Прибалтику и Польшу. Это после того, как выяснилось, что у него в Эстонии есть бабушка, и что кроме российского он обладает ещё и эстонским паспортом. Мама Джульетты всё время держала с Ромео связь по телефону, ведь он впервые в жизни отправился в такой длительный зарубежный вояж.

Пока Ромео добирался до Польши, всё шло по плану. Но в Кракове он вдруг растерялся и не нашёл нужного автобуса. «Может, он там напоролся на какого-нибудь русофоба, - ругается мама Капулетти, вспоминая этот волнительный момент. – В целом поляки адекватные люди, но и среди них попадаются националисты, которые ненавидят не только русских, а всех восточных славян вообще!».

Время клонилось к ночи, у парня вдобавок начала садиться батарейка в телефоне. Из всех возможностей ехать дальше остался только автобус на Львов. Наш Ромео на всякий случай перезвонил маме Капулетти: а она точно уверена, что он должен ехать во Львов, в это «логово бандеровцев»?

Мама велела покупать билет, а сама кинулась искать знакомых во Львове. Дозвонилась в этот поздний час всего до одного - как она говорит, самого что ни на есть «клятого бандеровца». Тот аж поперхнулся: «Москаль? Я должен встречать его на вокзале?» - «И покормить, и приютить до утра, а потом посадить в поезд!».

Тем временем Ромео уже звонил ей с чьего-то чужого телефона из автобуса на Львов. Причём звонил по очень важному поводу: украинские водитель и пассажиры смекнули, что он никакой не эстонец и по-хорошему посоветовали предъявить на польско-украинской границе российский паспорт. «Что мне делать?». Никто не знал, что ему делать.

Как Ромео потом рассказал, на границе случилось вот что. Под пристальными взглядами попутчиков он действительно показал пограничникам и свой российский паспорт тоже. Его немедленно отвели в сторону и потребовали объяснений. И тогда Ромео честно рассказал пограничникам свою историю.

В ответ главный украинский пограничник только пожал плечами: ««Я нэ знаю, що з ным робыты». Повисла пауза. Как вдруг из автобуса послышалось: «Повэрнить нам нашого российського хлопчыка назад!»

И пограничники махнули на него рукой: «Та нэхай йидэ!»

В довершение всего оказалось, что во Львове несколько автовокзалов. «Клятый бандеровец» с «москалём» чуть было не разминулись. К счастью, на месте нашлись и другие «клятые бандеровцы», которые посадили паренька в свою машину и бережно передали с рук на руки.

Так что поздно ночью измученную маму Капулетти разбудил телефонный звонок: «Всё в порядке. Твой хлопчык у нас в руках!».

А наутро Ромео был благополучно посажен в поезд на Ужгород, где его с нетерпением ждала, возможно, его будущая тёща.

Когда поезд прибыл, она долго высматривала в толпе долговязого друга своей дочки, но так и не увидела никого на него похожего. Вот уже и перрон опустел. Мама Капулетти в панике забежала в вагон. Там её преспокойно дожидалась проводница: «Так это ваш российский хлопчик? Доставили в целости и сохранности. Забирайте».

Приехали

На следующее утро к великому изумлению Ромео, который думал, что больше уже ничто не сможет его озадачить, за ними в хостел приехал автомобиль с двумя монахами в долгополых чёрных рясах. Они без лишних разговоров усадили парня на заднее сиденье и повезли на встречу с его судьбой.

Когда машина уже подъезжали к Трнаве, Джульетта кинула маме смску: «Я хочу, чтобы при нашей первой встрече не было никого из посторонних». Легко сказать.

Совсем без посторонних обойтись не удалось. Когда Джульетта спустилась со второго этажа факультетского общежития и кинулась своему Ромео на шею, ничего не понимающая консьержка всхлипнула «Matka Božia» и тихонько ушла в свою подсобку.

Университетский воспитатель говорит маме Капулетти, что наши влюблённые так с тех пор и ходят взявшись за ручки. Преподаватели сначала даже переживали, что ребята из-за этого не сумеют как следуют социализироваться в чужой для них стране и выучить словацкий язык. Но сейчас уже все заметили, что они стали более общительными, хотя по прежнему неразлучны. Конечно, оба немножко скучают по родным местам, но всё равно выглядят счастливыми.

Но новогодние каникулы Ромео поехал не домой, а знакомиться с новой роднёй в Ужгород, Киев и Винницу. Так что ему снова довелось испытать на себе украинское «русофобство». Говорит, что там всё совсем не так, как это кажется из Псковской области. И к русским хорошо относятся. Даже если на улице совершенно незнакомые люди вдруг догадались, что ты из России.

По словам мамы Капулетти, вся её родня приняла псковского парня с деликатностью. Только одна тётка, совсем простая женщина, один раз всё-таки не утерпела и спросила его, что он думает о русских, которые стреляют в украинцев. Он сказал, что ничего не думает, потому что не знает, что на Донбассе происходит, и знать не хочет.

Его Джульетта политикой «интересуется» почти так же.  

Мирнаш?

Мама Капулетти заметила, что её старший сын теперь такой же. После гибели одноклассника он перестал понимать, зачем нужно воевать, и сделался, что называется, аполитичным. Конечно, молодые украинцы все разные, подчеркнула его мать, среди них немало решительно настроенных патриотов, но своих детей она не хочет в это втравливать. Слишком больно. В украинском обществе, заметила она, нарастает апатия. Люди устали жить с кровоточащей раной. Ей самой уже хочется убежать от этого всего куда-нибудь далеко-далеко, в какую-нибудь благостную Словакию.

На вопрос «что думаете делать после окончания Трнавского университета?», Ромео с Джульеттой говорят, что пока и сами не знают, где они будут работать: на его родине или на её, а может, в Словакии или, например, в Эстонии. Они надеются, что ко времени окончания их учёбы в их мире настанет мир.

И я теперь тоже верю, что «ополченцы» перестанут стрелять в «бандеровцев» и наоборот. Потому что выросло поколение, у которого не «крымнаш», а мирнаш. Они не смотрят «Вести недели» или какие там существуют симметричные украинские передачи. А значит, им не из-за чего друг друга убивать.

Скоро, очень скоро они возьмутся за руки с выучившимися в Великобритании детьми депутатов, и политтехнологи не смогут с ними совладать. Вот увидите: кроме как с фанатиками из запрещённого в России ИГИЛ нашим народам не с кем станет враждовать.

Даже писатель Захар Прилепин возьмёт шинель, пойдёт домой. Какой-какой писатель? – спросят новые русские и украинские взрослые.