Дядя Стёпа против Лоренцо Великолепного: моя твоя не памаш

Как корреспондент «МК в Пскове» отправилась на планету Пандора, а попала в Амстердам, Брюгге и Венецию вместе взятые. И только благодаря Вию разглядела, что пытался утаить лже-Лоренцо Великолепный

13.11.2018 в 13:29, просмотров: 4061

Православные иконы тоже могут оскорблять чьи-то религиозные чувства.

Произведения Высокого Возрождения – искажать восприятие действительности.

А громко включённая в автомобиле музыка – провоцировать импотенцию.

Хотя насчёт музыки – это не точно. Про музыку мне сказала знаток национальной марийской культуры.

Дело в том, что предки марийцев верили, будто бы рожь или там лён не взойдут, если не соблюдать тишину.

Экспозиция Национального музея. Фото Ольги Миронович.

Поэтому марийские крестьяне делали так: посеют что-нибудь – и – тсс! – притихли (на гармошке не играют, молотками не стучат), пока не взойдут первые ростки.

Кто его знает, может, и со сперматозоидами так надо.

Дядя Стёпа против Лоренцо Великолепного: моя твоя не памаш

Как тебе такое, Джеймс Кэмерон?

Джеймс Кэмерон-то не знает, что на Земле существует взаправдашняя «планета Пандора», обитатели которой молятся в священных рощах и до сих пор живут, как утверждает Википедия, «в первобытной гармонии с природой», прихлёбывая чудодейственную родниковую воду цвета индиго.

А то б он снимал своего «Аватара» в Республике Марий Эл, населённой «последними язычниками Европы».

Марийцы, в старину их ещё называли черемисами, каким-то непостижимым образом умудрились сберечь свою древнюю национальную культуру – возможно, нашу с ними общую пракультуру, как в «Золотой ветви» у Фрезера.

Экспозиция Национального музея. Фото Ольги Миронович.

Хотя мы, русские, на протяжении нескольких веков только и делали, что подавляли их национальную идентичность.

Во время так называемых «черемисских» войн в XVI веке русский царь даже отзывал войска с фронта Ливонской войны, чтоб усмирить марийских мятежников.

В начале XIX века православные «миссионеры» подвергли марийских крестьян исключительно жёсткой христианизации: непокорных секли плетьми, забривали вне очереди в рекруты или ссылали в Сибирь.

Женщина мари на кладбище. Экспозиция Национального музея. Фото Ольги Миронович.

По ходатайству Священного Синода царская охранка даже взорвала самую значимую святыню марийцев – утёс Чумбылат Курык. Да только без толку, потому что марийцы молятся не утёсам или деревьям, а мирозданию и бессмертным силам природы.

Марийский жрец (карт) проводит моление в священной роще. Экспозиция Национального музея. Фото Ольги Миронович.

В конце 30-х годов прошлого века советская власть до кучи репрессировала за «мелкобуржуазный национализм» и «попытки присоединить республику к Финляндии» почти всю марийскую интеллигенцию до последнего учителя марийского языка.

Да что там прошлое копать. Свежий пример. В этом году в Йошкар-Оле закрыли Музей ГУЛАГа. Просто не продлили аренду и всё. Якобы здание аварийное. А говорят, музей был замечательный.

Здание бывшего Музея ГУЛАГа. Как бы аварийное. Фото Ольги Миронович.

…Неудивительно, что и Стенька Разин, и Емельян Пугачёв в своё время пользовались поддержкой у местного населения.

Отплатили той же монетой

Вот вы думаете, почему марийские женщины издавна носят в качестве украшений мониста? У их благоверных, что ли, руки не из того места растут, если они за столько столетий не научились ковать какие-нибудь лунницы?

Марийское нагрудное украшение из Национального музея. Фото Ольги Миронович.

Оказывается, марийцам ещё со времён Царя Гороха, он же Иван Грозный, запрещалось держать кузницы, чтоб они не перековывали свои орала на мечи.

Но и это не помогло. Ассимилировали их русские ассимилировали, да не выассимилировали.

Думаю, дай погляжу, что это на Волге за марийцы такие непокорные.

Марийский обрядовый праздник "Шорыкйол" ("Овечья нога"). Экспозиция Национального музея. Фото Ольги Миронович.

Про которых рассказывают, что их девушки на колядки до сих пор бросают за ворота валенок и в хлеву овец за ноги дёргают (потому что пойманная за ногу овца всё про суженого-ряженого «расскажет»: и какой он будет масти, и насколько у его папы «лапа волосатая»)))

Марийское сватовство. Экспозиция Национального музея. Фото Ольги Миронович.

У марийских девушек вдобавок принято оповещать всю округу о том, что они созрели. Если барышня захотела замуж – она дудит в специальную «девичью» трубу.

На марийских конкурсах красоты девицы, представьте, до сих пор дудят.

"Игра на девичьей трубе". Экспозиция Национального музея. Фото Ольги Миронович.

Так вот. Приезжаю, значит, это я в столицу Республики Марий Эл город Йошкар-Олу в священных марийских рощах поблагоговеть и слиться «в первобытной гармонии с природой»… (На самом деле в пресс-тур Гильдии межэтнической журналистики по проекту «Альтернатива языку вражды»)…

Фото Ольги Миронович.

А там какое-то недоделанное Высокое Возрождение вперемежку с фейковой Москвой златоглавой.

Фото Ирины Коткиной.

По всему видать, что кто-то опять марийскую национальную культуру зажимает!

Лучик мой любимый Л.М.Эл

Оказывается, бывший глава Марий Эл Леонид Маркелов однажды нечаянно обнаружил, что у него такие же инициалы, как у Лоренцо Медичи по прозвищу «Великолепный».

И давай строить из Йошкар-Олы новую Флоренцию. И немножечко Венецию. Плюс Сан-Марино. А местами Баварию

Но получился у него, конечно же, Диснейленд.

Фото Ольги Миронович.

Тут тебе и «замок Золушки», скопированный с баварского замка Нойшвайнштайн (в нём разместился театр кукол). И венецианский дворец дожей (в нём находится национальная художественная галерея).

Неподалёку возвышается пародия на Спасскую башню (у йошкар-олинцев она называется Благовещенской). А также бастард Спаса-на-Крови.

Фото Ольги Миронович.

Одним словом, лепота.

На одном берегу реки Кокшаги находится «набережная Амстердама», на другом – «набережная Брюгге».

Кстати, жители Йошкар-Олы путают, которая из них какая, потому что в большинстве своём не настолько состоятельны, чтобы сравнить копии с оригиналами.

Ночная Йошкар-Ола. Фото Ольги Миронович.

Красота – страшная сила

На той, которая Амстердама, установлен памятник… Угадайте кому.

Фото Ольги Миронович.

Некоторые мои подписчики в соцсетях, разглядывая этот монумент в афедрон, почему-то хором решили, что Раневской. А на самом деле Рембрандту ван Рейну.

Фото Ольги Миронович.

В двух шагах от оного Рембрандта…

Опершись <..пой> о гранит,

Сам Александр Сергеич Пушкин

С мосье Онегиным стоит.

Фото Ольги Миронович.

…Все памятники Йошкар-Олы перечислять не буду, их там видимо-невидимо. У марийцев в столице их республики даже своя Царь-пушка имеется. Правда, это всего лишь копия.

Кремлёвские куранты Маркелов копировать не стал, заказал марийские – покруче.

На марийских 480-килограммовый ослик каждый час под музыку Рахманинова перевозит из одних ворот в другие 120-килограммовую икону Богородицы-троеручицы.

Ещё одни куранты, совсем крышесносные, находятся на Патриаршей площади. Там каждые три часа под песнопение «Да молчит всяка плоть человечна» по балюстраде второго этажа не менее причудливого здания (аналога дворца в Сан-Марино) почти восемь минут движется роскошная процессия: Христос, а с ним ещё 12 полутораметроворостых раскрашенных бронзовых апостолов.

(В их числе Иуда Искариот эдаким слоупоком, позади всех остальных, но зато при деньгах.)

Эта ватага весит 3 тонны, её приводят в действие 20 механизмов, нагрузка на двигатель – 6,5 тонны.

Казалось бы, молодец бывший губернатор. Не стал вить себе гнёздышко в Ницце или где-нибудь на Голливудских холмах. А захотел, чтоб из окна его офиса был вид, как в Европах. С аттракционами, каких свет не видывал.

Причём он вроде бы ничего для этого в Йошкар-Оле не порушил, никаких исторических памятников не попортил. А возвёл всё это великолепие на пустырях, где не ступала нога архитектора.

Фото Ольги Миронович.

Но жители Йошкар-Олы как-то не особо восторгаются деяниями своего лже-Медичи.

Художник из керамической мастерской рядом с нововозведённым йошкар-олинским кремлём сказал, что ему маркеловские архитектурные творения не нравятся, потому что всё это уже начало разваливаться и вообще китч.

(Хотя сам ваяет драконов с веночками на голове и свистульки в виде бегемотов.)

Конечно, согласился он, все эти марийские палаццо поспособствовали развитию туризма, но республика теперь из-за них в долгах, как в шелках.

А ещё этот художник сказал, что Маркелова в Йошкар-Оле невзлюбили за то, что он объявил войну деревьям.

Мир хижинам, война дворцам

И правда, что на набережной Амстердама, что на набережной Брюгге, что на Патриаршей площади, что на площади Пресвятой Девы Марии (есть и такая) ни одного деревца.

Здесь птицы не поют... Фото Ольги Миронович.

Экскурсовод жаловалась, что в холодное время года на просторных маркеловских площадях никуда не спрятаться от пронизывающего ветра, а летом – от испепеляющего солнца.

Ну прям как у нас в Пскове на реконструированной улице Калинина.

Правда, неподалёку от марийской Спасской башни есть специально огороженный ботанический садик с редкими, привезёнными откуда-то очень издалека, растениями. Но ещё неизвестно, для кого и от кого Маркелов этот садик огораживал.

Посреди созданного им искусственного оазиса, кстати, восседает собственной персоной бронзовый Медичи.

Фото Ольги Миронович.

…Сам Маркелов вот уже больше года сидит в Лефортово по подозрению во взятке и пишет оттуда Путину стихотворные послания.

Фото Ольги Миронович.

Вот что значит воевать с деревьями. К которым у марийцев особенное отношение.

Первый президент Республики Марий Эл, этнический горный мариец Владислав Зотин (правил с 91-го по 97-й год), между прочим, живёт ни в каком не в дворце, а в деревенском доме, рассказывали нам.

Реконструкция традиционного марийского быта в доме-музее М. Шкетана. Фото Ольги Миронович.

Не то, что некоторые.

Но есть и Божий суд

Не знаю, как там суд решит со взяткой, а Европейский парламент в 2005 году в специальной резолюции подтвердил, что Маркелов проводил дискриминационную политику по отношению к марийскому населению и подавлял марийские национальные организации.

Дык оно и по Йошкар-Оле видно, что бывший глава марийской республики национальной культурой нисколько не интересовался, а может, и вовсе её презирал.

Думаю, эта марийская народная культура именно потому такая живучая, что вопреки.

Фото Ольги Миронович.

В Марий Эл простым людям не нужно притворяться перед туристами, чтоб продемонстрировать свои национальные традиции.

Там каждый умеет чеканить «дробушки».

Там изучают в школах национальную вышивку, чтоб детям было во что нарядиться на праздник.

Там деревенский гармонист – по-прежнему душа любой компании.

Там никто не смеет собирать грибы или справлять нужду в священных рощах, и все знают, что после всемарийских молений неделю нельзя ни с кем ругаться.

А Маркелов взял – и всю эту богатейшую культуру из столицы Марий Эл выкорчевал вместе с деревьями.

При нём даже учебников на марийском языке в республике стало издаваться гораздо меньше, чем раньше.

А вот что увеличилось – так это количество православных церквей. За время своего правления с 2001 по 2017 годы он их построил в республике десятка полтора, если не больше.

Фото Ольги Миронович.

Хоть шерсти клок

Вообще-то многие марийцы, как и псковские сето, считают себя не только приверженцами традиционной марийской веры, но и православными христианами.

Правда, это такое специфическое православие. Полуверцы они в общем.

Обратились в православие, считай, из экономии. Ведь когда российская империя поняла, что с настырными марийцами надо помягше, их за крещение стали на три года освобождать от податей.

Так эти марийцы что удумали: они начали креститься каждые три года.

А сами до сих пор уважают мать-природу больше, чем всех святых вместе взятых.

Вот, к примеру, чудотворный родник в селе Ежово рядом с Мироносицким монастырём. Над ним укреплена икона.

А чуть выше на дереве кто-то незадолго до нашего приезда повесил на дерево клок бараньей шерсти.

Фото Ольги Миронович.

Это значит, что человек приходил к роднику лечить суставы, объясняет нам знаток марийской культуры, создатель авторской экскурсии по родникам Марий Эл Ираида Степанова.

На другом роднике она сама раздала нам разноцветные ленточки, чтобы мы могли омыть их в чудодейственной родниковой воде, а потом привязать к двуствольному дереву «Верности и любви» и загадать желание.

Украшенные разноцветными ленточками или руном священные деревья – это с точки зрения правоверных марийцев, хорошо и правильно.

А вот иконы возле родников – кощунство как есть.   

Не боги … разжигают

Оказывается, православные святые и даже сам Иисус Христос почитаются марийцами как боги нижнего ряда. Потому что это бывшие люди.

Силы природы и то выше них, а на самом верху марийского пантеона божества, которые сотворили мироздание и управляют Вселенной.

Фото Ольги Миронович.

По марийским понятиям нельзя оскорблять чудотворный источник изображениями людей: это нарушает чистоту родника, лишает его целительной силы.

Журналисты Республики Марий Эл потом рассказали нам, что к марийским языческим святыням пытается присоседиться не только РПЦ. Один из таких родовых родников, например, облюбовали татары и повесили над ним полумесяц…

Марийцы и на них рассердились. Они не понимают, как можно присваивать то, что изначально принадлежит всем.

Мы, конечно, спросили у коллег, а они разве не пробовали поднимать эту проблему в СМИ? Может, представители мировых религий стали бы обращаться с традиционной марийской верой чуть поаккуратнее?

Коллеги как-то замялись. А один даже вполголоса пробовал учить представителей Гильдии межэтнической журналистики в кулуарах марийского «СМИротворца», что не все проблемы можно и нужно освещать в СМИ.

Типа, «не надо разжигать».

А там уже и без гильдейцев дым коромыслом. Видели бы вы, как взметнулся председатель Марийского союза молодёжи «У Вий» Николай Шабдаров, когда на круглом столе с марийскими журналистами разговор зашёл про иконы на родниках!

Иконы возле родника. Фото Ольги Миронович.

Говорит, в одном месте церковь «сарай» над родником поставила и тем самым спрятала родник от народа. И теперь деревенские ходят в этот сарай выпивать с глаз подальше. А после там лифчики и презервативы валяются!

При этом сам родник церковники зачем-то вывели наружу через трубу с другой стороны сарая, кирпичами обложили и цементом вокруг залили – «Всё против природы!».

Николай закончил тем, что пообещал как-нибудь собрать своих товарищей по молодёжному союзу да расчистить родовые родники от культовых сооружений и неуместных изображений.

…Интересно, когда марийские СМИ наконец-то сочтут, что пора эту проблему «осветить»? Неужели надо обязательно дожидаться драки?

Если такие больные темы не обсуждать публично, обиженных и с той, и с другой стороны будет всё больше. А так они бы уже давно прислушались к доводам друг друга и сами постарались не переходить границы допустимого.

Если Вий не идёт к журналисту, журналист идёт к Вию

Слово «вий» в переводе с марийского означает «сила», а «у вий» (название марийского молодёжного союза) – это «новая сила».

«Родник» в переводе на марийский язык – «памаш».

Фото Ольги Миронович.

«Вий памаш» – это, стало быть, «источник силы».

Так называется один из многочисленных марийских чудодейственных родников, на котором хозяйничает «дядя Стёпа», он же «магистр традиционной медицины» Степан Васильевич Медведев.

Неудавшемуся марийскому «Лоренцо Великолепному» следовало бы у этого «магистра» поучиться, как надо правильно обращаться с марийцами и с традиционной марийской культурой.

Как явствует из объявления на роднике «Вий памаш», «дядя Стёпа» нашёл его и «выкопал на новом месте» в 2005 году.

Фото Ольги Миронович.

Никаких венецианских палаццо он вокруг возводить не стал, а построил на скорую руку несколько избушек.

В одном домике туристы омывают лицо и руки, а также купают в роднике свои разноцветные ленточки, в другом могут окунуться в купель с головой, в третьем народный целитель ведёт приём.

Испытать его силу – «вий» – отважилась моя коллега из Нарьян-Мара как самая опытная в таких делах, поскольку она лично знакома со знаменитым ненецким шаманом Колей.

«Дядя Стёпа» без лишних слов уложил её на лавку прямо в пальто и давай ей суставы вправлять. Повправлял чуток и присел рядом на варгане играть.

…Чудо произошло, не сомневайтесь. Только чуть позже. Когда организаторы пресс-тура отвезли журналистов в столицу «Марийской Швейцарии» деревеньку Визимбирь, где горные марийцы когда-то прятались от царских рекрутов.

Там нам сперва позволили вдосталь налюбоваться на марийские дали.

Потом накормили традиционными блюдами марийской кухни под частушки и гармонику.

А напоследок сводили в баньку с пихтовыми вениками и лопухами вместо мыла.

И вот тут-то мы наконец чисто по-марийски слились в той самой «первобытной гармонии» с природой, о которой повествует Википедия.

Фото Ольги Миронович.

И поняли, что никакому Лоренцо Великолепному такое блаженство даже не снилось.

Фото Юлии Корневой.

...А что у моей ненецкой коллеги на следующее утро шея и спина заныли, как обычно, – так это называется профессиональная деформация, а не «дядя Стёпа – милиционер». Природа тут бессильна. Даже такая сроднившаяся с человеком, как марийская.

Ольга Миронович.

Подписывайтесь на нашу группу в Фейсбуке.