Как псковичи хоронили Пушкина и заодно латышского гостя присыпали землёй

Псковичи после латышского спектакля про смерть Пушкина сперва загрустили, что в Пскове нет поэтической среды, а потом – что вообще никакой

06.04.2019 в 13:55, просмотров: 1572

В Центральной городской библиотеке Пскова на улице Конной состоялся показ моноспектакля «Дар напрасный, дар случайный» в исполнении актёра и режиссёра Айвара Пецки из театра «Йорик» (Резекне, Латвия).

Как псковичи хоронили Пушкина и заодно латышского гостя присыпали землёй

Этот спектакль Айвар создал к 220-летию со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина и привёз в Псков в рамках международного проекта «Читающие соседи».

Спектакль рассказывает о последних трёх днях жизни Пушкина и составлен из писем поэта, воспоминаний его современников, а также отрывков из очерка религиозного мыслителя Владимира Соловьёва «Судьба Пушкина», так как Айвару представляется наиболее правильным именно соловьёвское толкование тех событий.

Ведь латгалец Айвар Пецка в 1997 году перешёл из католичества в православную веру. А спектакль этот он создал по совету своего духовника.

Айвар Пецка. Фото "МК в Пскове".

Сперва Айвару показалось, что он слишком далёк от этой темы, но по мере работы над материалом он понял, что обязан разобраться прежде всего для себя самого, что произошло с Пушкиным в те роковые три дня.

В итоге, как и Владимир Соловьёв, Айвар пришёл к выводу, что Пушкин в последние дни его жизни испытал глубочайшее духовное перерождение.

Сцена из спектакля. Фото "МК в Пскове".

В спектакль вошли десять стихотворений Пушкина и одно стихотворение митрополита Филарета из переписки московского святителя с поэтом.

Представление начинается, конечно же, со слов Пушкина «Дар напрасный, дар случайный, Жизнь, зачем ты мне дана?», а заканчивается словами Филарета «Не напрасно, не случайно Жизнь от Бога нам дана, Не без воли Бога тайной И на казнь осуждена».

Пушкин и Филарет иконописца Зинона.

Знаменитый современный иконописец Зинон, как известно, изобразил беседу святителя Филарета с Пушкиным. Но Айвар почему-то не стал использовать это изображение в своём спектакле (он говорит, что и сам не знает почему).

Его спектакль сопровождается репродукциями более известных изображений Пушкина и тех, кто провёл с поэтом последние три дня его жизни, а также музыкой современного эстонского композитора Арво Пярта.

Смерть Пушкина. Репродукция картины Дмитрия Белюкина.

Псковские зрители смотрели спектакль Айвара не дыша, но после всё равно сказали, что трактовка Владимира Соловьёва кажется им слишком спорной.

Владимир Соловьёв, напомню, считал, что Пушкина убила не пуля Дантеса, а его собственный гнев. И что для поэта в той ситуации было лучше погибнуть, чем убить человека и потом жить со смертным грехом.

Дуэль Пушкина с Дантесом. Репродукция с картины А. Наумова.

«Но у Пушкина это была не первая дуэль, а 21-я! А этика того времени была такова, что он вполне мог удовлетвориться смертью Дантеса!» – заспорили с Айваром библиотекари.

А поэт Артём Тасалов считает, что Пушкина просто затравили. И что он бессознательно стремился к смерти, которая, между прочим, решила все финансовые проблемы его семьи. Ведь царь потом заплатил все долги Пушкина и пообещал опекать его детей.

«Да, Пушкина травили, – согласился Айвар Пецка. – По-сегодняшнему это называется жесточайший «троллинг».

- Но Пушкин и сам был тем ещё троллем! – опять заспорили псковичи, припомнив, сколько поэт написал обидных эпиграмм на своих современников.

Айвар Пецка, Татьяна Котова и Артём Тасалов. Фото "МК в Пскове".

В какой-то момент участники дискуссии заговорили о том, что у Пушкина было слишком мало друзей и слишком много врагов. И что, как и всем поэтам тогда и сейчас, ему было трудно дышать, потому что не хватало среды.

Но тут библиотекарь Татьяна Котова оборвала разговор, опасаясь, что псковские поэты сейчас начнут уж слишком убиваться о том, как же им не хватает «среды». «Поэт – это всегда преступление», – подытожила она.

И мы начали спрашивать Айвара, как ему понравился Псков. Оказалось, что в прошлый раз Айвар приезжал в наш город пять лет назад. Нам стало тем более интересно, похорошел с тех пор Псков или наоборот.

Пушкин Ильи Глазунова.

Айвар сделал грустное лицо, ещё грустнее, чем когда он читал воспоминания про последние часы жизни Пушкина, и с болью в голосе спросил, ну почему же в Пскове, даже в историческом центре возле кремля такая непролазная грязь и песок в лицо…

Репродукция с картины Виктора Шилова.

Ах да, среда.

Ольга Миронович.