Хруст французской булки

Хруст французской булки
Фото здесь и далее: "Французская булочка"

«Французскую булочку» в двух самых крупных городах Псковской области, Пскове и Великих Луках, знают отлично. Проекту фирменных кафе-кондитерских уже семь лет. Директор сети Евгений Флям вложил в эту идею душу, энтузиазм, деньги, и проект уже почти начал приносить прибыль – если бы не коронавирусные события.

Все началось в 2013 году. Житель Великих Лук, Евгений по делам нередко бывал в соседней с Псковской областью Латвией и точно определил для себя – в этой маленькой стране пекут лучшие булочки и пирожные. А как поделиться своим гастрономическим открытием с великолучанами? Если только открыть в своем городе кафе с выпечкой не хуже.

«Проект обкатывали два года, - рассказывает владелец «Французской булочки». – Продумывали концепцию и рецептуру. Разработали собственный рецепт теста, не слоеного, но и не обычного. Для обучения кондитеров я пригасил специалиста из Латвии, с опытом работы в Западной Европе. Она провела у нас 9 месяцев в общей сложности. В 2015 году открыли первое небольшое кафе, в Великих Луках».

Сейчас в сети – 4 кафе-кондитерских, по два на город. К оборудованию и интерьеру требований у автора проекта было не меньше, чем к рецептуре. Печи Евгений покупал в Италии (хотя, говорит, теперь в Чувашии шикарные производят), мебель – от проверенных отечественных производителей, великолукских в том числе.

В Пскове «Французская булочка» - в самом центре, из окна виден Ленин и главный псковский собор, Троицкий. Евгений рассказывает: во время ремонта из старого помещения вынесли буквально все, вычистили до подвалов, только две несущие балки оставили. Вентиляция, оборудование, отделка с фресками. Это кафе стало одним из самых топовых в Пскове. Здесь действительно очень уютно и вкусно. Было.

«Для меня вся эта ситуация как серпом по одному месту, - не сдерживает эмоций Евгений. – Как только в конце марта узнал, что мы закрыты, - подумал: ну, на месяц. Ну максимум на два. А уже почти три, как мы фактически в простое. Почти месяц совсем не работали, потом – навынос. У меня 77 человек. 77! У них семьи, дети. Только одна девушка уволилась. И один кондитер устроился на работу. Пока дома сидят, плачу 2/3 зарплаты, когда выходят на смену, для работы навынос – получают полную зарплату. Расходы, считай, не уменьшились. Мы платим налоги, как будто работаем. За коммуналку на всех объектах уходит больше 250 тысяч ежемесячно».

Живых денег господдержки «Французской булочке» не получить – ОКВЭДом не вышли. Кто мог подумать, что никогда никого не интересовавший код вдруг обретет реальную силу?

Предприниматель всю свою жизнь рассчитывал только себя. Но эта чрезвычайная ситуация подкосила. «Французская булочка» действительно на грани выживания. Парадокс – государство закрыло бизнес из-за эпидемии, но бизнесу не доказать, что он входит в число пострадавших.

«Нас заставили перейти на онлайн-кассы, в которой можно увидеть всё. Но сегодня этого никто не хочет видеть. Объясните, пожалуйста, зачем тогда вообще нужна онлайн-касса?» - не видит логики бизнесмен.

«Единственное, что удалось сделать – взять субсидированные кредиты под 2% и под 0%, - подытоживает Евгений. – Это уже огромная поддержка, очень важная для нас. Но если не удастся сохранить штат, кредиты придется отдавать. И больше мы ни на что не можем рассчитывать. Только на совершенно неопределенные перспективы. Да, в области открывают летние веранды, вроде как общепит должен оживиться.  Но я вчера был в Москве, на двух террасах. В одной мы одни сидели, во второй – с нами человека 3-4 было. Люди боятся, и до осени вся эта история точно продлится».

Евгений намерен доказывать и бороться.

«Я государственник на сто процентов. Я сам из Таджикистана, революцию там пережил, это страшно. Так что я за сильную государственную власть. Но вот то, что сейчас происходит, очень сильно напрягает. Поэтому решил написать открытое письмо. Президенту, премьер-министру, в федеральную налоговую службу. Я вот в 95-м году реферат писал – «Религиозные культы индейцев Южной Америки». Это – вторая моя письменная работа. Я не только за себя, нас очень много, таких, которые с ОКВЭДами попали. Мы даем людям работу, никогда ничего не просили, только налоги отчисляли. И сейчас у меня социалки на 400 тысяч каждый месяц уходит. У меня есть интересные проекты – это и бизнес, и благоустройство Пскова… Кому будет лучше, если мы закроемся? Сейчас государство нас поставило в невыносимые условия – так помогите нам выжить и снова на ноги встать. Или лучше отправить всех на биржу труда?»

Сейчас с Евгением солидарны предприниматели по всей стране. Как и многие, он уже слышит, как хрустит, переламываясь, его бизнес. Хочется верить, что это – всего лишь хруст французской булки, которую, расплатившись на кассе, разломают довольные покупатели.