Растим рапс и готовимся обогнать Прибалтику - нюансы псковского сельхозбизнеса

Растим рапс и готовимся обогнать Прибалтику - нюансы псковского сельхозбизнеса
«МК в Пскове» продолжает проект «Сельская жизнь»

Есть в Псковской области сельхозпредприятие, которое ежегодно возделывает около 13 тысяч гектаров. Его учредитель, Игорь Муратов, – строитель. Приехал в регион, решил заняться сельским хозяйством. Сам делал первые шаги, сам ездил на тракторе. К 2013 масштабы предприятия разрослись. Приобрели высокопроизводительную сельхозтехнику, назвались «Тригорским».

В рамках проекта «Сельская жизнь» «МК в Пскове» расскажет подробнее об особенностях псковского сельхозбизнеса. О сложностях и перспективах, об урожайности и зарплатах «из первых уст» – со слов учредителя ООО «Тригорское» Игоря Муратова.

– Игорь Юрьевич, в чём особенность «Тригорского»? Чем занимается предприятие?

– «Тригорским» называемся потому, что зарегистрированы в Пушкиногорском районе. Там же у нас есть несколько полей. Мы занимаемся исключительно растениеводством. Выращиваем рапс. Это масличная культура. Его мы сеем очень много – 5,5 тысяч гектаров. Это в рамках России довольно заметно. А кроме него – зерновые, горох, а ещё в этом году посеяли кукурузу на зерно на пробу.

В прошлом году в Псковской области убрали 12 тысяч тонн рапса

– Для чего такое большое количество рапса? Что из него планируется делать?

– У нас в России вокруг рапса нет никакого ажиотажа. При этом в Европе его потребление непрерывно растёт. У них развита культура потребления рапсового масла в пищу. Как у нас подсолнечного. Поэтому цены на рапс непрерывно растут в последние несколько лет. Мы выращиваем рапс, и в дальнейшем он поступает на экспорт. Это приносит хорошую прибыль.

Кроме того, это ещё и хороший севооборот. Ведь нельзя же всё время непрерывно сеять пшеницу на одном и том же поле. Нужно вводить и другие культуры. Подсолнечник у нас не растёт, кукуруза тоже. Остаётся рапс.

Площади «Тригорского» прирастают за счёт «брошенных» земель

– Почему растениеводство в Псковской области развивается лучше, чем животноводство?

– Дело в том, что инвестиций в животноводство на гектар требуется раз в 10 больше, чем в растениеводство. Потому землю сначала нужно возродить. А самый дешёвый путь, чтобы предотвратить зарастание земель – растениеводство. Потом, следом за растениеводством, возможно, наступит этап животноводства.

– С начала работы «Тригорское» увеличилось в размерах на несколько гектаров. За счёт каких земель прирастает площадь?

– Мы прирастаем разной землёй. Начиная от земли, которая, скажем, обрабатывалась 10 лет назад и ещё не успела зарасти. Как, например, в Пыталовском районе. Заканчивая землями в Палкинском районе. Конечно, и под Пыталово довольно много заросло. Но всё равно усилий по разработке земель мы потратили в разы меньше, чем в Палкинском районе. Там мы, можно сказать, с боем эту землю эту отвоёвывали.

Рапс сельхозпредприятие импортирует в Европу

И деревья выкорчёвывали (у нас в работе непрерывно пять гусеничных экскаваторов, один колёсный и КАМАЗы-вездеходы), и всё это мы с полей вывозили, и утилизировали. С каждым годом всё тяжелее и тяжелее земля, потому что она непрерывно зарастает.

– Помогает ли государство сельхозпроизводителям или сохраняет некий паритет?

– Зимой я полгода живу в Петербурге. Так что могу сравнить, как петербургские чиновники реагируют в рамках их полномочий и как реагируют госслужащие Псковской области. Здесь всё гораздо проще двигается. Да и вообще правильная концепция сейчас у государства – оно не даёт деньги, а говорит, вот если вы сейчас будете обрабатывать и возделывать поля, которые 20 лет не обрабатываются, то мы вам компенсируем половину затрат. Это честный договор, который сразу отсекает жуликов.

Игорь Муратов: Мы не протянем ноги

– Сельское хозяйство Псковской области любят сравнивать с моделью, которая работает в Прибалтике. Можем ли мы обогнать соседей по урожайности?

– В условиях честной конкуренции, я уверен, мы бы обогнали Прибалтику. Мешает то, что у нас погектарная поддержка раз в 20 меньше, чем в Прибалтике. Если бы у нас была такая же поддержка, то народ бы побежал бы, я думаю, даже и дороги грунтовые пахать. Но в целом, если у них отменят эту погектарную поддержку, то многие фермеры протянут ноги. А мы не протянем.

– Почему? Какие у Псковской области преимущества?

– Мы имеем несколько очевидных преимуществ. Первое –  масштаб производства. У нас гораздо больше земли, чем у любого прибалтийского фермера, что позволяет нам снижать себестоимость. Мы используем наиболее оптимальные сельскохозяйственные машины, мы покупаем в последнее время  продукцию Ростсельмаша, правительство дотирует эти машины, соответственно техника нам обходится на 15% дешевле. И это значительная экономия. Плюс мы за  эти годы добились такой же урожайности, как в Прибалтике. А иногда даже больше.

– Какая же урожайность у «Тригорского»?

– «Тригорское» получило среднюю урожайность за прошлый год – 6 тонн с гектара. То есть 60 центнеров. Мы убрали около 12 тысяч 700 гектаров. И всего собрали где-то 50 тысяч тонн зерновых и 12 тысяч тонн рапса.

– Есть ли проблемы нехватки кадров в аграрной сфере?

– Сегодня это не проблема. Псковичи начинают возвращаться из Санкт-Петербурга, с самоизоляции. Те, у кого есть родственники или дом в Псковской области приезжают и поселяются здесь. Мы их берём на работу и платим им хорошую зарплату. В период уборки, которая началась у нас в конце июня, механизаторы заработают тысяч по 60 в месяц. Я думаю, проблем с кадрами и не будет. Потому что крупные города показали свою уязвимость для жизни.

Предприятие работает круглый год. Есть чем занять и после окончания сбора урожая

– А на что жить, когда заканчивается пора сбора урожая? На предприятии работают вахтовым методом?

– Нет, мы работаем 12 месяцев в году. За исключением отпуска, конечно. Зимой работаем за счёт разработки брошенных и заросших лесом земель. Мы плавно после уборки проводим озимый сев и в октябре перемещаемся на отгрузку урожая, а затем в поля, которые стали лесом.