У нас будет ребенок - зачем нужна школа приемных родителей

У нас будет ребенок - зачем нужна школа приемных родителей

Есть такой проект в «Живом журнале», некогда мега-популярный, называется «Один мой день». Авторы дневников в «ЖЖ» рассказывают в фотографиях и подписях к ним, как проходит их день. Кто-то в Париж летит, кто-то на Мадагаскаре дом строит, кто-то в Мытищах ребенка в сад весь день пристраивает. И вот однажды появился один день мамы и папы с несколькими своими и приемными детьми. Кажется, было четверо приемных и двое своих. Четкий распорядок, идеально чистая ванна, живые любознательные дети – Олеся Лихунова не пыталась как-то играть на публику, просто рассказывала, как большая семья живет день за днем. Я, как и многие, с того момента стала читать ее блог, а потом Фейсбук. Она пишет легко и интересно, не зря на основе ее записей вышла книга, даже две.

Обычные люди и медийные персоны, домохозяйки и звезды сегодня пропагандируют формат приемной семьи, и странно представить, что еще 20 лет назад отношение к приему сирот в семью было кардинально другим.

Взять сироту в семью, превратиться в приемных родителей - что для этого делали раньше и как система устроена сейчас - рассказываем в продолжение проекта «МК в Пскове» «Как живешь, «Деревня-SOS».

«Детьми торгуете!»

Специалист псковской Детской деревни-SOS Елена Гаврилова  20 лет назад уже была верна теме устройства оставшихся без родителей детей в семьи.

- Тогда это называлось «патронатная семья». Был региональный закон о патронате, и в псковском Детском фонде был соответствующий проект, по которому мы работали, - рассказывает Елена. – Да, пытались привлечь потенциальных патронатных воспитателей, приглашали на обучение в школу приемных родителей, рассказывали о детях из детских домов и интернатов. Но…

Но чего только не выслушивала она тогда в ответ. «Детьми торгуете!» «Наживаетесь на сиротках!» «Учиться?! Мы своих рожали – никто нас не учил, а тут зачем?»

При этом девяностые годы дали стране огромный приток социальных сирот. Но благополучные семьи с ужасом отказывались от перспективы патронатного родительства. Только усыновление, с тайной, из серии «Машенька уехала рожать в другой город и вернулась с младенцем».

Тогда, в девяностые и в начале двухтысячных, ледоколом системы был московский детский дом №19 под руководством Марии Терновской. В 2001 году команда сотрудников детского дома поставила перед собой задачу, которая казалась революционной и нереальной – жизнь в интернате – не самоцель, детям разных возрастов нужно искать семьи. Психолог столичного учреждения Людмила Петрановская много работала со специалистами службы сопровождения Детской деревни-SOS и приемными семьями, указывала на ошибки и корректировала. Она и поныне – куратор и учитель во всем, что качается теории и практики работы с приемными семьями.

Шло время, таяла память о кондовых советских годах и кошмарных девяностых, горожане научились платить за фитнес-клубы, а слово «волонтер» перестало быть равно слову «дурачок». Сирот, которые ищут семью, стали показывать в сюжетах «У вас будет ребенок» первоканальной воскресной передачи «Пока все дома» - и после каждого выпуска в опеке того региона, откуда герой выпуска, телефоны раскалялись!

Детей разного возраста начали брать в семьи. Но тут новая проблема – многие родители оказались не готовыми к тяжелой адаптации, бессонным ночам, истерикам. Начались массовые возвраты в систему. На это последовала хоть и запоздавшая, но очень верная реакция: в 2012 году обучение в школе приемных родителей сделали обязательным.

Правда, этого было мало, чтобы коренным образом изменить отношение к устройству сирот в семьи.

Из системы в семью

- В 2015 году все изменило постановление правительства N 481 "О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей", - рассказывает Елена Гаврилова. – Оно переформулировало задачу государства по отношению к сиротам: не развивать систему детских домов и интернатов, а находить для ребенка семью. То есть теперь, когда ребенок попадает в систему, ему сразу начинают искать родителей.

Разумеется, одной декларации мало, но, похоже, к 2015 году общество уже было готово к такому предложению. Хотя даже профессионалы ставили под сомнение работоспособность новой системы, но она работает, по всей стране начали закрываться детские дома, о приемных семьях говорят много, простым понятным языком, и из пугалки этот формат превратился в глазах общественности в современный и цивилизованный. Новые семьи в 2019 году обрели более 300 сирот Псковской области, а банк данных только за прошлый год сократился на 15%. На начало 2020 года в нем были сведения о 196 детях, нуждающихся в семейном устройстве.

Конечно, как и раньше, семьи, готовые принять сироту, чаще мечтают о малышах. Это понятно – у детей меньше травмирующего психику опыта. Но здоровые младенцы теперь в большом дефиците. Впрочем, достаточно много зрелых семей, которые вырастили собственных детей и готовы подарить счастье ребятам школьного возраста.

Детали системы

Интернаты теперь называются центрами помощи детям. А школ приемных (принимающих) родителей только в Пскове три, в областном центре семьи, Центре помощи детям на ул. Горького и Детской деревне – SOS.

Что такое Школа приемных родителей. Структура курса – обязательный блок групповых занятий на 72 часа и по желанию – блок индивидуальной диагностики, чтобы лучше понять свои намерения и оценить силы.

В приоритете на занятиях супружеские пары, хотя чаще приходят только потенциальные приемные мамы.

- Почему мы просим приходить с мужьями? Да, такой вопрос задают, - отвечает Елена Гаврилова. - Понимаете, чаще всего инициаторами того, чтобы взять в семью приемного ребенка, бывают женщины. А мужчины как на эту инициативу реагируют – ну вот есть у нас собака, ну пусть жена и ребенка берет. А о том, что приемный ребенок меняет судьбу всей семьи, не задумываются. То, что мы говорим на занятиях в ШПР, для одних может стать шоком, для других откровением, для третьих – основанием, чтобы отказаться от идеи пополнения, и это тоже хороший, правильный результат, предупреждающий злость, разочарование, травмы обеих сторон, семьи и ребенка. Причины для разворота могут быть разные, но, в любом случае, - значит, время для пополнения еще не пришло.

Совет специалиста

Эти вопросы должна задать себе семья, которая думает о приемном ребенке – и максимально честно на них ответить

- Мы действительно хотим приемного ребенка, мы не ошиблись?

- Для чего мы хотим взять ребенка? (Иногда вообще мотив для приема сироты в семью – «будет няня для нашего малыша с РАС», - а такая причина не будет работать, сломает и ребенка, и семью. Или – в семье умер ребенок, нужен срочно «заменитель» - сразу нет. Идеально, если так: я вырастил своих детей, но любовь и силы еще остались, подарю их другим детям)

- Как это повлияет на жизнь нашей семьи?

У вас есть ребенок

Школа приемных родителей – это только начало. Даже когда ребенок приходит в семью – это тоже начало. А дальше начинается новая жизнь. И, окунувшись в нее, нельзя забывать о спасательном круге в виде семейного сопровождения. Сегодня специалисты уже знают все основные этапы развития отношений семья-ребенок, готовы научить важным, сохраняющим отношения и психику приемам и методикам и готовы вести обновленную семью уже после школы приемных родителей.

- Наш совет «новорожденным» семьям – сопровождаться, даже если все хорошо, - подсказывает Елена. - Даже оптимально работать именно на этапе, когда все хорошо – есть шанс избежать стадии «все плохо» или смягчить ее. Вот как к врачу лучше идти, пока ничего не болит, так и к нам. Да, мы как семейные врачи, которые знают семью, детей, индивидуальные нюансы.

Совет специалиста

Что почитать/посмотреть приемным родителям или тем, кто хочет ими стать

Книги: Людмила Петрановская «Дитя двух семей», «Тайная опора»

Фильмы: Алексей Пивоваров, проект «Редакция»: «Приемные дети и приемные семьи: что они говорят о нас с вами?»

Ольга Синяева, «Блеф, или С Новым годом»

И напоследок – вот вам история с хорошим финалом, от которой мурашки по коже. Жили-были два брата, младшеклассники. От лихой парочки последовательно отказались 4(!!!) семьи. Родители к ним со всей любовью, новые ботиночки, книжки, а они буквально еду из помоек доедают, да еще и подворовывают. Дикие, не надо нам, тюрьма по ним плачет. Когда братцев взяли в пятую семью, они уже не могли позволить себе расслабиться и полюбить этих новых взрослых. «Мы тут, может, даже до весенних каникул», - с надеждой признался Елене один из мальчишек. Мол, может, дотянем до весны, может, не выгонят пока.

Ну что, прошло 10 лет. Мальчишки выросли. Не спились, в тюрьму не сели. Живут уже отдельно от родителей, но всегда навещают, в семье мир, в общем – сыновья неплохие получились.

И что тут главное? Везение, любовь, вера в человека? Очень сложные вопросы. Очевидно одно, вернее, два – каждый ребенок достоин и любви, и счастья. А многие взрослые одарены резервами душевной щедрости. Просто пока они об этом не задумываются.