Есть досадные просчёты, накопилось ошибок: эксперт Минкульта о псковских фресках

Лев Лифшиц объяснил корреспонденту «МК в Пскове», почему нельзя отреставрировать псковские фрески по щелчку пальцев

26.05.2018 в 12:42, просмотров: 1529

Доктор искусствоведения, заведующий сектором древнерусского искусства Института искусствознания Лев Лифшиц прокомментировал корреспонденту «Московского комсомольца в Пскове» итоги визита в Псковскую область комиссии научно-методического совета Министерства культуры РФ, которая проверил состояние фресок в Мелётове, Снетогорском и Мирожском монастырях.

Есть досадные просчёты, накопилось ошибок: эксперт Минкульта о псковских фресках
Круглый стол по мелётовским фрескам во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре имени академика И. Э. Грабаря в июне 2017 года.

Напомним, делегация Научно-методического совета Министерства культуры РФ побывала на этой неделе в Пскове, чтобы ознакомиться прежде всего с ходом реставрации церкви Успения в деревне Мелётово Псковского района.

Накануне приезда московских экспертов член Общественного совета при Госкомитете Псковской области по охране объектов культурного наследия Наталья Беляева опубликовала в социальных сетях фотографии из Мелётова, которые наделали шума в социальных сетях.

«После работ по «приклеиванию фресок» на стенах местами выступил серый раствор и проявились крупные жёлтые пятна, что ставит под сомнение качество проведённых осенью 2017 году работ по реставрации живописи», - написала она.

Фото Натальи Беляевой.

Псковские общественники начали бурно обсуждать в социальных сетях первые итоги реставрации мелётовских фресок и заранее обвинять комиссию Минкульта в том, что чиновники приехали в Псков только для того, чтобы «принять» работу реставраторов, которая якобы никуда не годится.

Тонкие технологии

– Первое, что вы можете сообщить своим читателям - что есть вопросы, которые относятся к ведению исключительно специалистов, - сказал корреспонденту «МК в Пскове» Лев Лифшиц. – В реставрации есть область достаточно сложных и тонких технологий, и просто так бить во все колокола что называется не посмотревши в святцы – это глупость.

Потому что сам памятник влажный, ореолы никак не связанны с какими-то материалами которые использованы в реставрации. Это те пятна, которые со временем постепенно медленно… они сейчас уже видоизменяются и высыхают, и будут высыхать. Ничего там катастрофического не произошло в плане реставрации.

Вернее, это была и не реставрация, это чисто консервационные мероприятия.

– Значит, псковичам можно не переживать за качество реставрации мелётовских фресок? Всё идёт по плану и в соответствии?

– Всё идёт в точном соответствии с теми методиками, которые были согласованы Министерством культуры.

Узелок завяжется, узелок развяжется

– А реально спасти мелётовские фрески, или процесс их разрушения зашёл уже слишком далеко?

– Состояние, конечно, тяжёлое, оно характеризуется как остро аварийное. Это давно было сказано. И ваш комитет по культуре это прекрасно знает.

По словам Льва Исааковича, псковские чиновники поддерживают связь с министерством и методсоветами Минкульта, со всеми соответствующими реставрационными службами.

Насколько трудная им всем предстоит задача?

– Да, трудная. Это требует серьёзных вложений, это комплексная реставрация, она зависит не от одних только художников-реставраторов.

Копии мелётовских фресок на прошлогодней выставке во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре имени академика И. Э. Грабаря.

– Вы уже выработали на этот счёт дальнейшие рекомендации?

– Здесь требуется участие очень многих специалистов самых разных профилей, начиная от инженеров, конструкторов, археологов, климатологов, гидрологов, геодезистов… Огромное количество специалистов, которые должны во всём этом принять участие.

Храм в Мелётово.

– Псковичи могут рассчитывать, что Минкульт будет и впредь самым пристальным образом контролировать процесс реставрации мелётовского храма?

– Я не министр культуры. Естественно этот объект находится под пристальным вниманием, но как будут идти дела и финансирование, как будут завязаны все непростые узлы, которые надо в одном месте связывать, а в другом развязывать – вот это, конечно… всегда достаточно непростое дело…

Круглый стол по мелётовским фрескам во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре имени академика И. Э. Грабаря в июне 2017 года.

«Это новые на нашем фоне люди»

– Я знаю, что вы осмотрели фрески и Снетогорского монастыря тоже. В последнее время сотрудники Псковского музея-заповедника неоднократно жаловались, что у них нет свободного доступа к этим фрескам, что с тех пор, как Рождественский собор этого монастыря был передан РПЦ, музейщики не имеют возможности осматривать состояние его фресок так часто, как это необходимо… Всё ли со снеготорскими фресками благополучно?

– Мы имели возможность в полном согласии с насельницами монастыря и с матушкой-игуменьей, и сестрой Михаилой, которая послушание несёт в виде как раз хранительской деятельности, всё осмотреть.

Там сложности есть, трудности. Они связаны не с состоянием живописи. Они связаны с состоянием конструкции, характером обогрева, климатом, со многими очень факторами… С необходимостью ведения служб. Мы должны с этим считаться и каким-то образом создавать тот баланс, который будет удовлетворителен и для древнего памятника, и в общем каким-то образом принят монастырём. Всегда всё сложно, но приходится эти проблемы решать.

– Кто должен их решать? Музей?

– Музей к этому теперь не имеет никакого отношения!

Кто же должен следить за фресками Снетогорского монастыря?

– Там есть свои специалисты, прошедшие стажировку, которые с реставраторами и архитекторами, строителями и живописцами находятся в прочной, тесной связи. Так что музей может только присматривать за фресками на общественных началах и выступать в качестве консультанта, когда его призовут как эксперта. Как связующее звено, потому что между музеем и соответствующими органами государственными охраны памятников, естественно, существует более прочные и налаженные связи, чем у монастыря.

Естественно. Это новые на нашем фоне люди, и им надо ещё во всём разобраться.

– Но они хотя бы готовы разбираться и прислушиваться к мнению специалистов?

– Они очень стараются, конечно. Во всяком случае, внимательно слушают.

Не по-щучьему

– А что вы скажете о фресках Мирожского монастыря?

– Там будут продолжаться реставрационные работы. Там сейчас проблемы не только с фресками. Там вопросы климатологии тоже очень серьёзно стоят. Там самое главное – это борьба с паводковыми водами. С этим бьются исследователи ещё с 60-х годов XIX века. Но это уже природные факторы, с которыми крайне трудно спорить.

­– Недавно благотворители пожертвовали собору несколько калориферов для поддержания внутри необходимых температурно-влажностных условий. Этого достаточно?

– Насчёт калориферов… В плане климата сейчас там более или менее прилично. А вот какие там надо дальше предпринимать действия – это всё в процессе обсуждения.

– Но разве это дело, когда климат в памятнике такой ценности поддерживается калориферами?

– Дорогая моя, давайте мы не будем рассуждать: «дело» это или «не дело». Это ведь не щёлкнуть пальцами по щучьему велению. Вот мы сейчас принесём на бумажечке готовые рецепты – и сразу же всё станет благополучно? Не станет, уверяю вас.

Там есть просчёты досадные. Но это уже дела, которые тянутся не со вчера, не с сегодня, даже не с прошлого или позапрошлого годов. Это история, которая длится как минимум лет пятьдесят. И то, что там накопилось всякого рода ошибок… Ну да, накопилось…

– А вас уведомили о том, что новый настоятель Мирожского монастыря, по слухам, добивается передачи Спасо-Преображенского собора в безраздельное церковное пользование?

– Давайте мы не будем руководствоваться слухами. С нынешним игуменом мы не имели возможности встречаться. У вас появился новый митрополит – дельный, умный человек. И всё будет зависеть во многом от него и от его помощи. Так что его голос первый, а уж потом игумена монастыря.

Записала Ольга Миронович.