Не горит: реставрация ничейной псковской «кондопоги» XVII века отложена

В Псковской области выявили бесхозный памятник древнерусского деревянного зодчества, который поэтому запрещено реставрировать

25.09.2018 в 19:09, просмотров: 2834

В Псковской области есть деревянное жилое здание постарше Домика Петра. Называется «Домик стрельца».

Акварель Анны Калашниковой "Старик" (20-е годы прошлого века), на которой изображён Домик стрельца (фото с irboska.info), и тот же дом сегодня (фото Ольги Миронович).

С этого домика (ну может, не конкретно с этого, а с таких, как этот) когда-то начался городок Печоры рядом с Псково-Печерским монастырём.

Печоры. Рисунок из альбома Мейерберга «Путешествия по Московии». 1674 год.

Ведь сперва это была стрелецкая слобода, где размещался гарнизон мушкетёров Ивана Грозного – городовые казаки: лучники, пищальники да пушкари – одним словом, стрельцы, призванные охранять обитель, а заодно государственные рубежи от непрошенных гостей.

С. Иванов. Стрельцы.

Домик этот, подчёркиваю, деревянный, пережил и «Утро стрелецкой казни», и «Великую Октябрьскую революцию», и Первую Мировую, и Великую Отечественную, и перестройку, и «лихие» 90-е, и «стабильные» нулевые.

И даже пожар 1939 года, в котором выгорело 80 % деревянных жилых построек города Печоры.

А в августе 2018-го года – бац! – у него ставни отвалились.

Не горит: реставрация ничейной псковской «кондопоги» XVII века отложена

Sale

Невероятно, но факт: четыре столетия подряд в этом домике кто-нибудь да жил. Но вот несколько лет назад умерла его последняя хозяйка, и многовековое деревянное сооружение мигом приобрело такой вид, как будто и его дни тоже сочтены.

Живите в доме и не рухнет дом. Фото Ольги Миронович.

Хозяйкина дочка живёт в Санкт-Петербурге и, вроде как, собралась последний сохранившийся в Псковской области стрелецкий домик продавать.

За 3 миллиона рублей, ага.

В Печорах, чтоб вы знали, такие цены на недвижимость, даже самую плохонькую. Особенно на подступах к монастырю, где теперь наместником митрополит Тихон (Шевкунов).

Здесь что ни дом – то гостиница для паломников.

Неужели и на этом домике скоро появится вывеска «У стрельца»?

Заходите к нам на огонёк

На самом деле обустраивать гостиницу в памятнике федерального значения мало кто из современных бизнесменов рискнёт. Особенно, в таком лядящем. Его ж сайдингом не обошьёшь, ондулином не покроешь, потому что за это предусмотрена ответственность вплоть до уголовной.

Когда у него ставни выпали – понимающие люди и то не знали, как к ним подступиться: можно, например, музейщикам или нельзя пока забрать их к себе на хранение, чтоб кто не вздумал ими печку топить.

Ведь такого рода объекты культурного наследия разрешается только реставрировать, причём с привлечением сертифицированных специалистов.

Но есть варианты. На соседней Рабочей улице в Печорах недавно один старинный деревянный домик сгорел. Не настолько древний (подумаешь, начало XIX века), но тоже… памятник, «ценный градостроительный элемент», как это называют специалисты.

Бывший памятник на улице Рабочей в двух шагах от Домика Стрельца. Фото Ольги Миронович.

Был.

Пyтин в курсе

Не подумайте плохого про город Печоры. Там есть гражданское общество. И оно переживает за Стрелецкий домик. Причём очень деятельно.

Возглавляет группу неравнодушных к этому домику граждан жительница города Печоры, научный сотрудник раньше Изборского, а теперь Пушкинского музея-заповедника Марина Мариненко.

Марина Мариненко. Фото Ольги Миронович.

Она несколько лет назад создала «ВКонтакте» группу «Стрелецкий домик» и начала бить во все колокола.

То есть, писать письма во все инстанции. В музей-заповедник «Изборск», у которого в Печорах есть филиал, в Государственный комитет по охране объектов культурного наследия администрации Псковской области, бывшему губернатору Андрею Турчаку, тогда ещё кандидату в депутаты Государственной Думы от Псковской области Александру Козловскому, новому псковскому митрополиту Тихону

Вместе с соратниками Марина даже заявилась с проектом приспособления Стрелецкого домика под музей в «Команду 2018» к новому губернатору Псковской области Михаилу Ведерникову, пока тот ещё был врио и обещал поддержать грантами самые дельные инициативы.

Естественно, Марина и Пyтину про печорский Стрелецкий домик написала.

Считает, что зря, потому что это письмо спустили на региональный уровень – тем же самым чиновникам, которые много лет и в ус не дули.

Но похоже, что очень даже не зря. Потому что в конце августа в администрации города Печоры наконец-то состоялось посвящённое Стрелецкому домику рабочее совещание с участием музейщиков, специалистов региональных органов охраны памятников, депутата Псковского областного Собрания и других заинтересованных и внезапно заинтересовавшихся лиц.

Ой, беда, беда

Участники этой встречи буквально запрыгнули в последний вагон, потому что как раз в тот день наследница бывшей хозяйки Стрелецкого домика собралась в Регистрационную палату Псковской области, чтобы вступить в право владения этим памятником.

По её словам, она уже и покупателя на него нашла.

Никто из чиновников (ни местные, ни региональные) в тот день ещё не ведал, кому на самом деле принадлежит Стрелецкий домик.

Они только вспомнили, что полвека назад он был зарегистрирован как памятник всесоюзного значения, но после развала СССР новые районные власти так и не позаботились поставить его на учёт, из-за чего он и исчез с радаров.

Ну и, конечно, все собравшиеся констатировали, что памятник находится в бедственном положении и что его надо срочно спасать.

Ах у него вот-вот появится новый частный собственник, потирала руки руководитель Госкомитета Псковской области по охране объектов культурного наследия Елена Яковлева. Ну пускай. Вот, мол, мы с этого нового собственника и спросим, почему он довёл объект культурного наследия до такого плачевного состояния.

Короче, чиновники создали «рабочую группу», чтобы разобраться в ситуации. И на удивление быстро разобрались.

Кто, кто в домике живёт

Конечно, Марина Мариненко и раньше слыхала от печорских старожилов, что легендарный настоятель Псково-Печерского монастыря отец Алипий (Воронов) в шестидесятых годах дружил со священником Павлом Орецом, который на ту пору проживал в Стрелецком домике.

А поскольку архимандрит Алипий был человек высокообразованный и дальновидный, он не только обследовал домик Стрельца и нашёл там две секирки и пушечку, которые передал в Печорский музей, но и уговорил тогдашнего хозяина завещать этот объект культурного наследия государству.

Домик стрельца. Фото Ольги Миронович.

Вернее, не государству, а Всесоюзному обществу охраны памятников (его печорскому отделению). Что, как теперь выяснилось, и было сделано. Потому что дарственная внезапно нашлась.

И, конечно, радикально изменила ситуацию.

В итоге новая хозяйка усадьбы, в состав которой входит этот особо ценный домик, получила в наследство только одно строение их тех, которыми распоряжались её предки: тоже памятник деревянного зодчества, но двумя веками помладше.

А что касается Домика стрельца, то суд на днях будет рассматривать заявление о признании его бесхозным.

Ведь Всесоюзного общества охраны памятников давным-давно не существует. А нынешнее ВООПИиК не является его преемником.

Точнее сказать, не слишком-то стремится к этому. По уважительной причине.

Он же памятник

Денег на реставрацию такого значимого объекта культурного наследия у общественников нет, а российские законы они хорошо знают: у нас, действительно, только вступи в права собственности каким-нибудь ветхим строением с охранным статусом, сразу огребёшь.

Государство не посмотрит, что само оно на протяжении многих десятилетий палец о палец не ударило, чтоб охранить и сохранить, а сразу потребует от нового собственника содержать объект культурного наследия в надлежащем виде.

Когда речь заходит о реанимации Домика стрельца, то специалисты сразу начинают с цифры полмиллиарда рублей. Как минимум столько, а на самом деле намного больше нужно денег, чтобы привести его в должный вид.

Фото Ольги Миронович.

Ведь это его надо по брёвнышку перебрать, специальными пропитками от жучков-короедов и плесени пропитать, на хитромудрые металлические конструкции «подвесить», чтоб он больше не проседал и не заваливался на бок, а в довершение всего накрыть прозрачным куполом, чтоб защитить от дождя и снега.

Или возвести над ним другое здание, как это сделали хранители домиков Петра в Санкт-Петербурге и Дербенте.

Этот прожект реставрации председатель Госкомитета по охране объектов культурного наследия Елена Яковлева шутливо назвала печорско-голландским, намекая, что его авторы – большие фантазёры.

А есть ещё «новгородско-архангельский», навряд ли менее затратный, который заключается в том, чтобы разобрать печорский Домик стрельца и перевезти его в какой-нибудь музей деревянного зодчеств – например, в новгородские Витославлицы.

Где специально обученные люди его заново соберут, отреставрируют и постараются должным образом сохранить для потомков.

Инициативная группа по спасению Домика стрельца на крайний случай не возражала бы и против такого развития событий. Марина даже сама просила новгородских реставраторов о помощи.

Однако на августовском совещании в Печорах Елена Яковлева сказала, что домик Стрельца должен остаться на своём месте. Потому что это место историческое и по-хорошему следовало бы с него начинать все экскурсии по Печорам.

Историческое место, откуда есть пошли Печоры. Фото Ольги Миронович.

«Ни трёхзвёздочной гостиницы, ни даже супермаркета там не будет и быть не должно. Только музей», – сказала она, как припечатала. Хоть и сомневается, что в самом Стрелецком домике удастся разместить хоть какую-нибудь экспозицию (уж очень он мал).

Может, и так. Что там выставлять? Две секирки да пушечку?

Впрочем, когда в 1991 году к монастырю тянули газопровод, археологи исследовали состояние культурного слоя под трассой возле Стрелецкого домика и убедились, что он таит в себе неведомые богатства. И даже кое-что интересное нашли: кожаную перчатку, обувную и конскую подковы, пряжку…

Этот список никогда не поздно пополнить. Вдруг наше государство однажды сподобится на полноценное археологическое исследование Стрелецкой слободы в Печорах...

Будущий военно-исторический музей города Печоры. Фото Ольги Миронович.

Но, конечно, после того, как отреставрирует все памятники в Алеппо и позолотит купол Капитолия в Гаване.

Пора кричать караул

Стрельцы, как известно, были горазды не только в военном деле. Царь разрешал им в свободное, так сказать, от основной работы время заниматься разнообразными промыслами и торговать изделиями собственного производства.

А это значит, что в Домике стрельца или рядом с ним можно проводить мастер-классы по старинным ремёслам.

«Мы, помню, до того размечтались, что придумали торжественную смену караула у монастырских ворот, – рассказывает Марина. – Представляете, если бы каждый день, например, в полдень от Стрелецкого домика к монастырю выдвигалась бы процессия из воинов в исторических одеждах, каждый с секирой на плече, и они бы заступали на вахту у входа в обитель?»

Фото Ольги Миронович.

В любом случае Марина Мариненко уверена, что домик Стрельца в Печорах мог бы стать «роскошным» музеем. Единственным в своём роде, потому что ему нет и не может быть аналогов.

Она даже заранее подружилась с московским музеем «Стрелецкие палаты», который очень заинтересовался Марининым проектом и приготовился оказать своему будущему меньшому брату по крайней мере методическую поддержку.

Есть у будущего военно-исторического музея «Домик Стрельца» в Печорах и такие друзья, которые не откажут ему и в материальной помощи, уверяет Марина.

И это не только Российское военно-историческое общество, которому было бы просто неприлично не поучаствовать в таком патриотическом проекте.

В идеале под печорский стрелецкий музей надо всю усадьбу задействовать, к которой он ещё недавно принадлежал. А это значит, что хорошо было бы поскорее выкупить у новоявленной питерской хозяйки этой усадьбы рядом стоящий домик XIX века, пока его не сожрали муравьи.

Хозяйка не против. Цена вопроса та же: 3 миллиона рублей.

Но с краудфандингом придётся повременить.

Засекай

Домик-то стрельца по уточнённым данным оказался ничейным. А это значит, что после суда, который подтвердит его статус бесхозного, должно пройти не меньше года, прежде чем районные власти смогут принять его на муниципальный баланс.

Потому что мало ли у него найдутся ещё какие-нибудь наследники.

Что, кстати, не исключено. Марина изучала в архивах старинные печорские церковные книги. И не раз убеждалась, что потомки тех самых стрельцов так до сих пор и живут при монастыре, сохранив до XXI века редкие средневековые фамилии. Например, фамилию «Белый».

Возможно, когда-нибудь именно они будут проводить в музее «Домик стрельца» мастер-классы или сменять у монастырских ворот почётный караул.

А пока к Стрелецкому домику в Печорах никто не имеет права приближаться. В ближайший год там даже противоаварийные работы строго-настрого запрещены.

Таков закон. Единственное, что разрешили Марине и остальным печорским доброхотам – это повесить на здании табличку, что оно охраняется государством. И руки прочь.

Если кто осмелится подпереть памятник федерального значения каким-нибудь горбылём, чтоб тот невзначай не рухнул зимой под тяжестью снега, то только в тайне от органов охраны объектов культурного наследия и полиции. Иначе административка, а то и уголовка.

Поэтому на совещании в печорской администрации руководитель госкомитета по охране ОКН Елена Яковлева не смогла не задать районным чиновникам два самых важных на сегодня вопроса:

1.«Как далеко от Стрелецкого домика находится пожарная часть?»

2. «Сколько времени понадобится печорским пожарным, чтобы в случае чего прибыть на место?»

– Рядом. Тридцать секунд.

Фото Ольги Миронович.

Вот такая кондопога.

Ольга Миронович.