Хроника событий Веселый старик не опасен: что это значит Две «Волшебные флейты» в «Геликоне»: надули Моцарта Дежа-вю: имя Ломоносова у архангельского аэропорта пытается отжать Москва Само не рассосется: общество готовится к радикальным реформам Дорогой ПФР

Битый небитого везёт: как жить в Пскове и не получать по голове

Участники межрегиональной конференции убедились, что с широко закрытыми глазами некоторые проблемы псковской городской среды виднее

03.11.2018 в 10:32, просмотров: 2481

20 лет назад в Псковский тогда ещё пединститут, а не университет, приезжал читать лекции слепой профессор из Болоньи. Ослеп он в раннем детстве и поэтому поразил псковичей не столько своими парадоксальными суждениями или невиданной у нас допрежь итальянской элегантностью, сколько невероятным для инвалида учёным званием при таком-то серьёзном физическом «недостатке».

А всего более – тем, что этого весьма почтенного дяденьку, если не сказать дедушку повсюду сопровождала прекрасная юная ассистентка, которая, как мигом выяснили самые любопытные, оказалась его подружкой.

В те стародавние времена мы и слыхом не слыхивали про Ника Вуйчича, поэтому глядели на итальянского профессора во все глаза и думали: «Как?!»

Короче, Болонья тогда показала Пскову во всей красе, что такое настоящая «инклюзия».

Битый небитого везёт: как жить в Пскове и не получать по голове

А что, если все особенные?

У итальянцев было и есть чему поучиться, ведь они интегрировали детей с инвалидностью в обычные школы ещё в 1971 году. И поэтому к концу 20 века успели вырастить целое поколение сограждан, которых ничуть не смущают физические особенности друг друга.

Мало того, итальянские учёные уже тогда смогли доказать, что это новое поколение получилось более отзывчивым и добрым, чем, допустим, предыдущее.

Хотя бы потому, что взрослый человек, у которого был глухой одноклассник или одноклассник в инвалидной коляске, чуть более предупредителен и чуток по отношению к ближнему, чем его сверстник без подобного опыта.

К тому же итальянцы обнаружили, что сама система образования, где в каждом классе есть настолько разные ученики, постепенно привыкает относиться к каждому ребёнку как к уникальной личности со свойственными только ей потребностями, которые необходимо удовлетворять.

А это, может быть, самое главное завоевание интеграции.

Инвалиды необходимы цивилизованному обществу прежде всего для того, чтобы общество научилось уважать различия между людьми, а не стричь всех подряд под одну гребёнку, объясняли псковичам итальянцы.   

…Но тогда, в конце 90-х, я не знала, чему верить больше: что россияне всё-таки построят коммунизм или что инвалиды станут когда-нибудь так же нужны России, как они однажды стали нужны Италии.

Однако на межрегиональной конференции «Доступная городская среда», которая прошла в Пскове в октябре, я наконец-то увидела отечественных инвалидов покруче тогдашнего итальянского профессора.

Например, президента автономной некоммерческой организации «Белая трость» Олега Колпащикова из Екатеринбурга, который организует кругосветные парусные регаты для, например, таких же, как и он, слепых людей.

Для абсолютно слепых.

Да всё равно с какой инвалидностью.

Кругосветные парусные регаты.

Инклюзивные, конечно же.

Олег Колпащиков. Фото с сайта социального движения "Белая трость".

Это вам не студенток охмурять.

Вот как надо лодку раскачивать

Почему регаты. Во-первых, потому, что с яхты, как и с подводной лодки, никуда не денешься.

Вот я сейчас выступаю перед вами весь такой необычный, объяснял Олег Колпащиков, а потом конференция закончилась, вы разошлись, попили пивка и думать обо мне забыли.

На яхте всё иначе. Вы просыпаетесь утром, а Колпащиков никуда не исчез – он опять тут как тут. А с ним ещё несколько таких же «позитивных инвалидов».

Фото с сайта социального движения "Белая трость".

Вас, может быть, укачало и тошнит, а они «позитивные» – они еду готовят.

Говорят, после таких регат у людей без инвалидности, кто в них поучаствовал, жизнь меняется до неузнаваемости.

Фото с сайта социального движения "Белая трость".

Одинокие – выходят замуж или женятся, офисный планктон – открывает свой бизнес, бывшие троечники – защищают докторские диссертации…

С инвалидами происходят ещё более интересные превращения.

В обычной жизни они кто? «Лишние» люди. А на яхте такое не прокатывает. Там лишних не бывает и от каждого зависит выживание всех.

Фото с сайта социального движения "Белая трость".

Поэтому любой самый депрессивный инвалид во время кругосветки быстренько вспоминает, какие у него имеются сверхспособности (экстрабилити), – и давай их применять.

Фото с сайта социального движения "Белая трость".

Не по принуждению, а из насущной необходимости.

Это во-вторых, объяснял Колпащиков.

«Доступная городская среда», ага. Эти люди творят доступный мир - мирнаш.

Туристы в колясках

Ну дадите вы инвалиду новую дорогую таблетку, разве от этого его жизнь улучшится? Хорошо, может и улучшится, но не настолько. А вот если его отправить в путешествие… Допустим, в Париж (!)…

Мария Бондарь. Фото "МК в Пскове".

Это меняет всё, объясняла на конференции «Доступная городская среда» директор специализированной туристической компании для инвалидов «Либерти» Мария Бондарь.

Мария рассказала участникам конференции свою счастливую историю с печальным концом.

Жили в Санкт-Петербурге две подруги детства, одноклассницы, и мечтали открыть свой туристический бизнес. У них могло получиться самое обычное турагентство, каких много, если бы однажды к ним в офис не постучались иностранные туристы с инвалидностью.

Фото из группы "Либерти. Туризм для инвалидов" ВКонтакте.

Другие предпринимательницы, может, и не захотели бы с такими трудными клиентами связываться, но наши героини, такое совпадение, когда-то одна за другой перенесли травму позвоночника.

Поэтому они вошли в положение, взяли напрокат инвалидную коляску и начали катать в ней друг дружку по Санкт-Петербургу, тестируя доступность городской среды.

Фото из группы "Либерти. Туризм для инвалидов" ВКонтакте.

Первые три года они обслуживали только круизных интуристов с инвалидностью, а потом поняли, что отечественным это тоже надо.

И ещё поняли, что на отечественных инвалидах не заработаешь.

«Прибыли мы с них не получаем, – созналась Мария. – Зато получаем ТАКОЕ удовольствие!»

«Либерти» приноровилось так распределять доходы от обслуживания иностранных туристов, чтоб и на отечественных хватало.

Фото из группы "Либерти. Туризм для инвалидов" ВКонтакте.

Это называется социальный бизнес.

Доступный Псков

На сегодня «Либерти» сделало доступными для туристов с инвалидностью 25 российских городов. В прайс-листе агентства, например, имеется трёхдневный тур Псков – Печоры – Пушкинские Горы за 11 тысяч 500 рублей.

Фото из группы "Либерти. Туризм для инвалидов" ВКонтакте.

Участники этого тура обедают в отеле Old Estate, потому что там есть специальные туалеты для инвалидов, к которым можно спуститься в цокольный этаж на лифте.

Фото из группы "Либерти. Туризм для инвалидов" ВКонтакте.

Но ночуют на турбазе, так как ни в одной псковской гостинице, несмотря на декларации, пока не нашлось номеров с доступными удобствами для особенных туристов.

Многофункциональная комната отдыха в японском музее (фото из электронного пособия "Доступные музеи и парки").

Если интересно, то самым доступным для инвалидов храмом в центре Пскова оказалась церковь Михаила и Гавриила архангелов.

Псковский музей-заповедник, несмотря на наличие подъёмника, туристы «Либерти»-агентства пока не посещали. «Некогда» (им же ещё надо успеть вечером на турбазу, а «беглый» осмотр Пскова, как вы догадываетесь, с их скоростями и нашей «доступной городской средой», получается не таким уж «беглым»).

Фото из группы "Либерти. Туризм для инвалидов" ВКонтакте.

Проникнуть в некоторые туристические достопримечательности им помогает переносной 40-килограммовый пандус, которым агентство когда-то обзавелось, чтобы водить своих иностранных клиентов в храм Спаса на Крови.

Через три ступеньки, которые вы не замечали, правда же?  

Для самых малоподвижных клиентов агентство прихватывает с собой в путешествия или арендует на местах скутер.  

Фото из группы "Либерти. Туризм для инвалидов" ВКонтакте.

А как же Париж?

В Париж с Любовью

Без окна в Париж тут было не обойтись, потому что очень скоро у «Либерти» появилась Люба.

Девушка Люба жила с матерью и двумя сёстрами, одна из которых такой же, как она, инвалид-колясочник, на втором этаже деревянного барака с удобствами на улице.

В депрессивном моногородке, который захирел после того, как там закрылось единственное градообразующее предприятие.

В городке, где её мама считала за счастье работать в больнице санитаркой за 5 тысяч рублей в месяц, потому другим и такой работы не найти.

«Люба решила, что если она не уедет в Париж, она просто умрёт». И начала мечтать о том, о чём даже её здоровые земляки не смеют.

…Ближайшая железнодорожная станция находится в ста километрах от Любиного городка… Не говоря уж про аэропорт. А Люба никогда в жизни нигде дальше своего моногородка не бывала.

Но она взяла кредит, позвонила в «Либерти» и в один прекрасный день оказалась в самолёте «Санкт-Петербург – Париж».

Фото из группы "Либерти. Туризм для инвалидов" ВКонтакте.

В красивом платье, с маникюром и на каблуках.

А после того, как отведала лягушачьих лапок, вернулась домой другим человеком.

Во-первых, Люба решила доучиться в школе, которую когда-то бросила. Во-вторых, она захотела получить высшее образование и найти более высокооплачиваемую работу. (Потому что ей же надо было ещё сестёр и маму в Париж свозить.)

В-третьих, она начала вести собственную колонку в местной газете и стала консультировать других инвалидов, как им попасть в Париж.

В-четвёртых, она вышла замуж и переехала в Мурманск.

…К несчастью, год назад Люба умерла.

Но просматривая фотографии с Любой, где она всегда такая красивая (в роскошных платьях, обязательно с причёской и на каблуках) позирует на фоне разных мировых достопримечательностей, хозяйки турагентства «Либерти» говорят друг другу, что всё не зря.

И что нельзя опускать руки, даже когда кажется, что ничего не выйдет.

Поэтому сейчас они готовятся осуществить чью-то ещё более дерзкую мечту и организовать для своих постоянных российских клиентов поездку в Японию.

Фото "МК в Пскове".

Мария Бондарь пока боится загадывать, во сколько эта поездка её агентству и клиентам встанет, но уже почти не сомневается, что месяца через два-три…

Больше не тошнит

Я не знаю, как «Чудской проект» это делает, но на итоговой конференции двухгодичногоо проекта «Дружественные города: городская природная и культурная среда, доступная для людей с ограниченными возможностями» его участники не просто сели в кружок с завязанными глазами и похвастались, кто какие инклюзивные парки создал или выбил у чиновников деньги на ремонт помещения для общества инвалидов.

Общественники из Пскова, Архангельска, Великого Новгорода, Калининграда, Петрозаводска и Санкт-Петербурга рассказали, что благодаря этому проекту нашли «неведомых» партнёров.

Конференция "Доступная городская среда". Фото "МК в Пскове".

Например, в Архангельске зэки сделали для общества инвалидов уменьшенный макет кирхи, чтобы слепые тоже могли составить себе впечатление об этом объекте культурного наследия.

А в Калининграде учебные фильмы для общества инвалидов с удовольствием взялись снимать студенты, которые учатся на журналистов.

Но главное не это. Главное, что за время этого проекта вовлечённые в него инвалиды (примерно 650 человек) открыли в себе такие экстрабилити, о которых и не подозревали.

Ведь некоторые организации, даже такие «общедоступные», как музеи или филармонии, сначала с настороженностью соглашались пускать к себе на «яхту» людей, подобных Колпащикову.

Их тоже «тошнило», они даже подписывали с обществами инвалидов специальные договоры на случай, если те что-нибудь разрушат или сломают.

А теперь они сами подгребают к инвалидам с предложением протестировать тот или иной новый проект или провести совместное мероприятие.

На конференции "Доступная городская среда". Фото "МК в Пскове".

Лифт по факсу

В рамках проекта «Дружественные города» было разработано и опубликовано два электронных пособия: «Доступные музеи и парки» и «Доступная городская среда».

Фото из электронного пособия "Доступная городская среда".

Почитайте их хотя бы для того, чтобы уяснить: «доступная среда» измеряется не количеством пандусов и даже не градусом их наклона, а количеством инвалидов, которые свободно передвигаются в городском пространстве.

Фото из электронного пособия "Доступная городская среда".

Кстати, самая большая проблема этой «доступной среды» заключается в том, что она очень нестабильная, заметила директор туристического агентства «Либерти».

Сегодня лифт в музее работает, а завтра он сломался, и никому до этого нет дела.

Тактильные поверхности у входа в музей Треллеборг в Швеции (фото из электронного пособия "Доступные музеи и парки").

А, например, про существование лифта в Екатерининском дворце Царского села знали далеко не все сотрудники самого этого музея.

На первых порах турагентству «Либерти» приходилось каждый раз получать по факсу специальное согласование на пользование этим лифтом.

Но наши две подруги к тому времени уже научились у девушки Любы, как надо брать штурмом Париж, и поэтому в конце концов преодолели на инвалидных колясках и этот бюрократический барьер.

Почему пенсионная реформа невозможна без деревьев

А ещё выяснилось, что мало создать «универсальный дизайн» с разнообразными тактильными поверхностями, чтобы люди, например, со слабым зрением или совсем слепые могли так же легко ориентироваться в городе, как и зрячие.

Фото из электронного пособия "Доступная городская среда".

Куда важнее научить слабовидящих пользоваться этим «универсальным дизайном».

Кстати, я услышала на конференции «Доступная городская среда» кое-что важное и для защитников псковских деревьев.

Рассказывая о том, что такое «универсальный дизайн», преподаватель Эстонского университета естественных наук Екатерина Балицка объяснила, что деревья в городе нужны не только для красоты или для того, чтобы очищать воздух от вредных выбросов.

Для некоторых категорий горожан деревья – это необходимое условие выживания в городе.

Фото из электронного пособия "Доступные музеи и парки".

Потому что, например, сильно пожилому человеку в жаркий летний день просто-напросто невозможно выйти на улицу, где мало или совсем нет деревьев. Он не в состоянии находиться на открытом солнце без ущерба для здоровья.

Доступная среда, а не перегороженная

Между прочим, учёные из Эстонии за время проекта подготовили для улицы Советской в Пскове свой эскизный вариант «универсального дизайна». Он пока не опубликован, но некоторые показанные на итоговой конференции картинки из эстонской презентации вызвали у псковской аудитории взрыв аплодисментов.

Слайд из презентации.
Слайд из презентации.

Всего лишь потому, что в эстонском варианте на улице Советской исчезли опостылевшие всем металлические загородки между тротуаром и проезжей частью.

Фото из электронного пособия "Доступная городская среда".

Когда чуть позже участники итоговой конференции отправились в Корытово, чтобы посмотреть на будущий инклюзивный парк возле Центра лечебной педагогики, то убедились, что и вокруг него никто не планирует возводить забор.

Директор ЦЛП и член координационного совета проекта «Дружественные города» Андрей Царёв сказал, что сначала, конечно, все подумали, что парк по нашей российской традиции надо прежде всего отгородить от посторонних.

На месте будущего инклюзивного парка в Корытово. Фото "МК в Пскове".

А потом поняли, что он должен стать открытым во всех смыслах этого слова.

Вернул слепым глазки

«Спасибо, что дали возможность просветить чиновников, я уже, честно говоря, не надеялась», – благодарила Псковскую общественную организацию «Чудской проект» ведущий специалист Управления социально защиты инвалидов и граждан пожилого возраста Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга Евгения Анатольевна Гурьянова.

В некоторых «дружественных городах» чиновники за минувшие два года, действительно, поняли, что дешевле и проще с самого начала всё сделать правильно (посоветовавшись с инвалидами и архитекторами), чем сначала нагородить (заборов), а потом всё переделывать.

Но и это не самый главный итог проекта «Дружественные города».

«Эта бесконечная тягомотина с сожалением по поводу инвалидности, слава богу, закончилась!» – подытожил всё сделанное Олег Колпащиков.

Как представитель «крупнейшего меньшинства в мире» он призвал коллег создавать для этого меньшинства культуру, которая ни в коем случае не должна основываться на жалости.

У нас же 99 % представителей этой культуры искренне сожалеют, что они её представители, глумился он. «И мысленно пытаются из неё смыться».

«Кто будет вкладываться в такую культуру? Вы будете? Нет! И я не буду!»

Не надо «всеми правдами и неправдами» пытаться «вернуть слепому глазки». А если никак, то уверять себя и всех остальных, что он «ну почти как зрячий», ну почти, возмущался Олег Колпащиков.

«На чувстве сожаления никакую культуру не построишь!» – уверен он. «Потому что для этого надо, чтобы мне каждый день становилось всё хуже и лучше, а мне каждый день всё лучше и лучше».

Фейсом об боксомат

Значит?.. Правильно – свистать всех наверх! Применять экстрабилити.

Фото с сайта социального движения "Белая трость".

Какие у инвалидов на суше экстрабилити? Например, они чувствительнее нас, так называемых, здоровых людей к шероховатостям городской среды.

Среднестатистический человек, допустим, ходит в дождь по правой стороне Троицкого моста в Пскове мимо огромной лужи, из которой каждый проезжающий автомобиль окатывает пешеходов фонтаном грязных брызг, – и ничего, как-то приспособился.

Он притрётся к стеночке, он улучит момент и перебежит опасный участок.

А слепому и слабовидящему никак. Хромому никак. Безногому – тем более.

Обычный человек переходит улицу Поземского за Троицким мостом по нерегулируемому пешеходному переходу для слепых и слабовидящих – и в последнюю секунду успевает увернуться от жёлтого предупреждающего знака на уровне глаз, чтоб не получить жестью об фейс.

А слепой… Похоже, слепые через этот как бы специально предназначенный для них пешеходный переход вообще не ходят. И правильно делают.

В общем, это как с итальянской системой образования. Как только она начала подстраиваться под детей-инвалидов, то и вундеркиндов стала лучше выявлять, в том числе среди детей-инвалидов.

Мы же все люди с особенностями. И все хотим комфорта.

Поэтому выживание на нашей «яхте» сейчас будет во многом зависеть от инвалидов. Если они включат на полную катушку свои экстрабилити, то, может, и сумеют заставить псковские власти сделать город доступным для всех, а не труднодоступным, как сейчас.

А это им вполне по силам. Ведь после проекта «Дружественные города» они уже полны решимости формировать общественное задание по будущему Народному парку и поработать над созданием интернет-портала для связи городской администрации с общественностью.

Участники проекта «Дружественные города» даже сговорились представить итоги своего проекта на экономическом форуме Международных Ганзейских дней в Пскове в следующем году.

А если так, то псковская Ганза не совсем потеряна.

Депутат Псковского областного Собрания, председатель Псковского областного общества инвалидов Марина Борисенкова очень хорошо объяснила, почему во время участия в проекте «Дружественные города» она не боялась получить битой по голове:

Вот и мне хочется жить в своём городе без страха получить битой по голове, лужей по капюшону или боксоматом по кремлю.

Ольга Миронович.

Пенсионная реформа. Хроника событий