Детям – мороженое: Мединский придумал как оживить Псковский кремль

Чуть только псковский «МК» возмутился в социальных сетях, что его не аккредитовали на встречу с Мединским, как добрые люди слили нам аудиозапись совещания, которое министр культуры провёл в Пскове

31.08.2018 в 09:02, просмотров: 4154

Из этой записи мы наконец-то поняли, что конкретно до крайности возмутило Владимира Ростиславовича в Псковском кремле и кого именно он хотел за это уволить.

Нет, не директора Псковского музея-заповедника, как сообщалось, а «директора Псковского кремля», хотя такой должности, как мы специально уточнили, не существует.

Директор Псковского музея-заповедника и министр культуры. Фото pskov.ru.

Сотрудники музея нам подтвердили, что речь, скорее всего, шла о директоре их учреждения. Мединский, по их мнению, просто оговорился, подразумевая, конечно же, Сергея Сарченкова.

Тут бы «Московскому комсомольцу» и позлорадствовать над тем, что высокое начальство в очередной раз раскритиковало деятельность Псковского музея-заповедника, к которому у нас тоже много претензий. Но нет.

В этой ситуации мы, пожалуй, встанем на сторону тех, кто, с точки зрения министра культуры, недостаточно популяризирует наше «бесценное культурное наследие».

Детям – мороженое: Мединский придумал как оживить Псковский кремль

Ну почему он не позвонил

Итак, 27 августа министр культуры приехал в Псковскую область с рабочим визитом и осмотрел ряд объектов культурного наследия, в том числе Псковский кремль.

Потом было совещание, где ему долго и обстоятельно объясняли, какие работы уже ведутся или запланированы на разнообразных памятниках федерального значения: какие разрабатываются «концепции» и где ещё необходимо «осмысление» приспособления того или иного объекта культурного наследия.

Совещание в администрации Псковской области. Фото pskov.ru.

Наши коллеги из аккредитованных СМИ подробно осветили этот визит и смогли задать министру вопросы во время пресс-подхода, на который «МК» не аккредитовали.

Не то чтобы нарочно не аккредитовали. Просто так получилось, что мы целый день перезванивались с пресс-службой областной администрации, а нам каждый раз обещали перезвонить. И министерство культуры не помогло. Ну да ладно.

Будем задавать риторические вопросы. Недоумевать в тряпочку.

Нету, что ли, пороха в пороховницах

Недоумение первое. Про «осмысление» приспособления Пороховых погребов Псковского кремля.

Пороховые погреба в кремле. Фото pskov.ru.

Митрополит Псковский и Порховский Тихон неожиданно предложил Мединскому разместить там молодёжный студенческий центр.

Министру культуры эта идея понравилась, и никто этим двоим не возразил.

А как же «Музей фрески», для которого псковичи много лет не могут найти помещение?

Пороховые погреба в кремле. Фото pskov.ru.

Митрополит подчеркнул, что площади погребов очень большие. Вот и замечательно.

Так ли уж необходимо устраивать в древнем здании какой-то молодёжный центр, если Псковскому музею-заповеднику остро не хватает выставочных площадей?

Пороховые погреба в кремле. Фото pskov.ru.

Напомним, на сегодня в открытом показе находится всего 3% фондов Псковского музея-заповедника… В загашниках у музея есть бесценные экспонаты, доступные пока лишь посвящённым или самым настырным.

Например, подлинник того самого письма Екатерины Второй Абраму Петровичу Ганнибалу, о котором упоминал Павел Анненков:

«Письмо, во-первых, объясняет значение Ганнибала как сподвижника Петра 1-го и его отношения к великому преобразователю России, а во-вторых, само по себе принадлежит истории и, может быть, не всем известно. Копия найдена в бумагах Пушкина; мы не знаем, в чьих руках находится теперь подлинник его».

Или, допустим, письмо Александра Даниловича Меншикова, в котором он велит псковичам прислать к царскому столу в Санкт-Петербург по два бочонка сушёных и солёных псковских снетков. Да притом «самых лучших».

Хоть сейчас вставляй в рамочку и популяризируй наше «бесценное культурное наследие».

Но лучше б, конечно, открыть в Пороховых погребах тот самый Музей псковской фрески, о необходимости которого так долго говорят псковские борцы за «бесценное культурное наследие».

Пороховые погреба в кремле. Фото pskov.ru.

Пускай это будет хотя бы музей копий фресок Довмонтова города. Если мы не сможем выпросить из Эрмитажа подлинные.

Хотя откопавший эти фрески археолог Белецкий при жизни обещал вернуть хотя бы половину из них псковичам, если мы наконец придумаем, где их экспонировать.

Ещё недавно казалось: ну негде. Ну если только выделить уголок в Поганкиных палатах. 

И вот на тебе. В кремле обнаружилось огромное «пустующее общественное пространство», как его назвал Мединский. Зачем торопливо устраивать там штаб команды «двадцать восемнадцать»?

В пределах разумного?

«Найден инвестор для работ в Мелётове», - сообщил министру культуры врио псковского губернатора Михаил Ведерников.

Совещание в администрации Псковской области. Фото pskov.ru.

Речь шла о церкви Успения Богородицы в селе Мелётове, где стремительно разрушаются фрески XV века.

После того, как псковская культурная общественность забила тревогу и власти наконец нашли деньги на первичные противоаварийные работы в мелётовской церкви, специалистам пришлось буквально приклеивать эти фрески к стенам храма, чтоб не отвалились окончательно.

Заведующий сектором древнерусского искусства Института искусствознания Лев Лифшиц недавно объяснял корреспонденту «МК в Пскове», что спасение мелётовских фресок потребует «участия очень многих специалистов самых разных профилей, начиная от инженеров, конструкторов, археологов, климатологов, гидрологов, геодезистов…», и что им всем предстоит огромная работа.

И что я слышу на аудиозаписи с совещания? Министр Мединский рекомендует как можно быстрее произвести в мелётовской церкви «разумную реставрацию», несколько раз повторяя «разумную».

И добавляет: «Было бы правильно, если бы мы могли по ходу реставрации ещё вести там службы и показывать её как объект культурного наследия».

А ведь год назад на круглом столе в центре имени Грабаря специалисты говорили, что первоочередная задача – спасти эти фрески, а не ввести их в туристический оборот. Что по хорошему надо сделать так, чтобы мелётовскую церковь посещало не как можно больше народу, а как можно меньше.

Желательно, только профессионалы.

Знаменитый реставратор Адольф Овчинников, напомню, в сердцах сказал, что и псковских музейщиков к этим фрескам бы не подпускал. А тем более, туристов, которые через одного норовят пощупать.

Ширнармассам было бы достаточно и копий мелётовских фресок, сделанных тем самым Адольфом Овчинниковым, которые, кстати, хранятся где-то в недрах Псковского музея-заповедника.

Вот бы их и выставить в обновлённых Пороховых погребах… (В Москве такая в прошлом году произвела фурор.)

А мелётовскую церковь отреставрировать не в пределах разумного, а как полагается.

Тратить они умеют

Как известно, на понедельничном совещании Владимир Мединский очень сердился, что псковичи доверили Всемирному банку решать, какие местные объекты федерального значения и в каком порядке реставрировать.

Он напомнил, что Псков сейчас тратит на реставрацию памятников федерального значения деньги в основном из федерального бюджета и только на 10-15% – из Всемирного банка.

И велел «на будущее» отвести главную роль в распределении этих средств Минкульту и региональной администрации, а не экспертам ВБ.

А для острастки приостановил финансирование работ в Музейном квартале и в Покровской башне. Потому что «не увидел», куда там можно потратить по 800 миллионов на каждый объект.

Министр Мединский возле Покровской башни. Фото pskov.ru.

Он сказал дословно, что у него рука дрожит, чтобы вообще эти контракты отменить.

«Мы найдём, как правильно потратить 800 миллионов с точки зрения реальных потребностей охраны федеральных объектов», – заверил участников совещания Владимир Мединский, которому явно невдомёк, что псковичи думают об умении его министерства тратить деньги после реставрации Изборской крепости.

Фото pskov.ru.

Ради жизни на земле

Наконец речь зашла о Псковском кремле. Владимир Ростиславович слушал-слушал да как рассвирепеет.

«Напомню», говорит, что начиная с 2013 года, с первого его визита в Псковский кремль в качестве министра культуры, он настаивал, что «необходимо наполнить псковский кремль жизнью».

Министр Мединский в Псковском кремле. Фото pskov.ru.

«И ничего в этом отношении комитетом по культуре Пскова, комитетом по охране и бывшим руководителем Псковского музея-заповедника сделано не было».

«Вы для кого делаете эту реставрацию кремля? Для себя любимых? – неистовствовал Владимир Мединский, обращаясь лично к председателям госкомитетов Псковской области по культуре и по охране объектов культурного наследия. – И потом все эти рассказы про археологии, тогда как мы с 13-го года говорим «откройте стены для посетителей, сделайте безопасные проходы, там шикарные виды»…

На стене Псковского кремля. Фото pskov.ru.

«Я хотел бы выразить предельное негодование по поводу организации работы по популяризации культурного наследия, – подытожил Мединский. – Вы говорите про какие-то концепции, осмысления… Ну почему нельзя… сделать так, чтобы со стены можно было перейти в башню. А с башни потом – на соседний участок стены. Ну почему эта светлая мысль не приходит вам в голову?».

Псковский кремль. Фото pskov.ru.

«Там же мёртвая зона. Мёртвая».

Псковский кремль. Фото pskov.ru.

«Яковлева и Малышева! Ваша задача не только охранять, ваша задача популяризировать бесценное культурное наследие, а в чём тут проявляется популяризация?»

«Я знаю, что директор псковского кремля работает недавно. Если бы он работал давно, я бы категорически настаивал на его увольнении как неспособного организовать работу».

«Мы сегодня были в кремле, там число членов нашей делегации многократно превышало число туристов. Между прочим, конец августа», – продолжал возмущаться министр.

Министр Мединский в Псковском кремле. Фото pskov.ru.

«Пустите в кремль хоть мороженое что ли, поставьте там лавочки, чтобы можно было сесть, урны нормальные, а не уродские», – пояснил Мединский.

Ах вот оно что. Мороженое. Урны не уродские.

…Тут у нас на ближнем Запсковье недавно отремонтировали фасады дома Майера – старинного здания в стиле модерн.

Если бы Мединский шёл мимо, он бы заценил популяризацию этого бесценного культурного наследия, потому что после ремонта на остановке возле этого домика появились и скамеечка, «чтобы можно было сесть», и урна «не уродская».

Министру явно понравились бы и летние «активности» на набережной реки Псковы справа от Троицкого моста. Тут тебе было и сколько влезет точек продажи мороженого, и другие элементы «наполненности жизнью».

Скриншот из группы "КОНТРОЛЬ.ПСКОВ" в Фейсбуке. После этой публикации псковские власти вдруг вспомнили, что в охранных зонах Псковского кремля должна быть "мёртвая зона".

Может, псковичи зря до этих объектов популяризации бесценного культурного наследия докопались, выяснив, что их в охранных зонах Псковского кремля в принципе не должно быть. Может, пора уже и батуты в кремле установить – вон сколько там «пустующих общественных пространств» пропадает.

Без них это мёртвая зона. Мёртвая.

У «МК» уже даже готово предпроектное предложение по «наполнению жизнью» Псковского кремля:

Коллаж "МК в Пскове".
Коллаж "МК в Пскове".
Коллаж "МК в Пскове".
Коллаж "МК в Пскове".

Мы не как директор Псковского музея-заповедника, а сказано – сделано.

(Пошла дождливым будним днём в кремль прикинуть, как там батуты с боксоматами лучше расставить, так меня чуть туристы не затоптали. ОНИ ИХ, ЧТО... перед визитом министра культуры, как тучи, разгоняли?)

Ольга Миронович.