Я от бабушки ушёл: зачем Псковский театр вцепился в Александринку зубами

«Фокину не позволили сожрать театр Фёдора Волкова в Ярославле, так он разинул рот на Псковский театр драмы», – пишут в интернетах. «МК в Пскове» решил выспросить у «колобка», куда тот катится

05.06.2019 в 14:24, просмотров: 1948

«Ярославлю можно расслабиться насчёт присоединения к Александринке. Играть вторую роль согласился Псковский театр драмы», – перешёптываются «закулисы» социальных сетей.

Арт-директор Псковского театра Андрей Пронин вызвался объяснить, почему роль второго плана в Александринке лучше, чем в пивбаре, и зачем они с Дмитрием Месхиевым придумали объединить Псковский академический театр драмы имени А. С. Пушкина с Российским государственным академическим театром драмы имени А. С Пушкина.

Я от бабушки ушёл: зачем Псковский театр вцепился в Александринку зубами
Андрей Пронин. Фото Андрея Кокшарова.

- Эта тема с объединением Псковского театра драмы и Александринского в некий новый конгломерат, который мы сейчас условно называем Первым национальным театром, хотя не факт, что он будет в итоге вот именно так называться, возникла не на пустом месте, а после попытки объединения Александринки с театром Фёдора Волкова из Ярославля, который возглавляет замечательный режиссёр Евгений Марчелли.

- Невероятно! Что в этой попытке вдохновляющего?

- Действительно, когда Марчелли с Фокиным решили объединить свои два театра, эта идея вызвала очень мощное отторжение, которое я бы условно разделил на два вектора.

Один вектор – раздражение столичной театральной общественности, во всяком случае, её значительной части. А другой – это местное неприятие, возмущение жителей Ярославля и в частности губернатора.

Дело в том, что Фокин и Марчелли не подумали заранее известить губернатора о своих планах. Я думаю, что это была большая ошибка, потому что он очень оскорбился и сразу принял их идею в штыки.

Приняла её в штыки и космонавт Терешкова, ярославский депутат. И представители местного театрального училища. Они все сказали, что не хотя пускать к себе в Ярославль «чужаков».

При всём при том, что труппа ярославского театра идею объединения активно поддержала. По крайней мере, те актёры, который активно заняты в спектаклях Марчелли.

- А зачем это объединение ярославскому театру было нужно? Федеральное финансирование?

- Ну он в отличие от нас он и так является федеральным театром. Но, конечно, это была возможность несколько увеличить скромный театральный бюджет. А главное, возможность получить регулярный прокат ярославских спектаклей в Александринке.

И у них на горизонте вдобавок маячила третья тема - московской площадки. То есть, возникала возможность создать филиал в Москве.

Речь идёт о сцене МХТ в Коломенском, которая сейчас строится. Эту сцену хотел получить для своего театра Олег Павлович Табаков, но при нынешних темпах развития МХАТа, когда его возглавляет более размеренный Сергей Васильевич Женовач, выяснилось, что эта сцена Московскому Художественному театру уже не нужна, у него и без того достаточно сцен. Поэтому это сейчас эта площадка вакантна.

Соответственно, поднимался вопрос о передаче её этой новой конгломерации из двух театров: Александринки и театра Фёдора Волкова.

Но поднялась волна протеста. Хотя лично я, когда узнал об этом возможном объединении из СМИ, в отличие от многих моих коллег, пришёл в восторг и позавидовал. Потому что это совсем новая тема сетевого театра. Это же замечательно, когда театры в разных концах страны сотрудничают, делают совместные проекты, ездят друг к другу на гастроли.

- Где-нибудь в России или за рубежом уже существуют сетевые театры, наподобие «магнитов» или «улыбок радуги»?

- У нас нет. За рубежом есть похожие вещи, но там нет таких расстояний, как у нас, поэтому там это всё немножечко по-другому устроено.

Единственное, что меня в этой идее покоробило с самого начала…

- Интересно, интересно?..

- Я подумал: оба эти театра (Александринка и театр Фёдора Волкова) и так неплохо живут в отличие от нас. Вот нам бы такое!

- Так чем у них дело закончилось? Всё идёт к объединению?

- Не думаю, что Волковский театр войдёт в Первый национальный театр. Уж слишком сильно сопротивление местных недоброжелателей. Как бы они этот театр вообще не загубили.

- И тут Псковский театр драмы предложил Александринке себя?!

- И тут мы с художественным руководителем Псковского театра драмы Дмитрием Месхиевым и с группой артистов театра, обсуждая этот проект, его плюсы и минусы, решили пойти ва-банк.

- «Возьмите лучше нас!»?

- «Возьмите лучше нас».

Андрей Пронин. Фото Андрея Кокшарова.

- Но вы, я так понимаю, учли ошибки ярославского театра и сперва поговорили с губернатором?

- Мы сначала пошли к губернатору, провели консультации с другими влиятельными людьми и местной культурной общественностью… Поговорили с митрополитом Тихоном, с писателем Валентином Яковлевичем Курбатовым

- И что сказал митрополит Тихон?

- Благословил.

- А Валентин Курбатов?

- Тоже благословил. Для меня самого это стало неожиданным, но с негативными мнениями о нашем возможном объединении с Александринкой я в Пскове пока не сталкивался.

- И артисты Псковского театра драмы не против?

- И артисты. Хотя Надежда Чепайкина спросила меня, «а не превратится ли Псковский театр в гастрольную площадку Александринского?»

Но зачем это Фокину надо? Так ли уж он стремится подзаработать на псковской публике и так ли уж эта псковская публика сможет его театр обогатить?

- Но руководить Первым национальным театром будет Фокин?

- Руководить нами будет Министерство культуры.

- Всё равно эта ваша конгломерация так или иначе породит дополнительную бюрократию. Зачем вам лишние начальники?

- Начальников у нас больше не станет. Сейчас нами руководит комитет по культуре администрации Псковской области и конкретно Жанна Николаевна Малышева. А будет руководить Мединский Владимир Ростиславович.

Понимаете, наша проблема в том, что мы областной театр. А если мы объединимся с Александринским, то получим федеральный статус. И потом, даже если это объединение окажется пшиком (но я уверен, что этого не случится!) и произойдёт разъединение, наш театр уже не вернётся в областное подчинение. Он останется федеральным, а таких в российской провинции совсем немного, их можно пересчитать по пальцам.

Конечно, для Псковского театра драмы это шаг вперёд…

- И шанс?

- Разумеется, эти все объединения, в том числе в «театрально-концертные дирекции», происходят не от хорошей жизни, а от нехватки денег в местных бюджетах.

Сейчас, например, Псковский театр драмы выживает за счёт областной филармонии. Мы немножко сидим у неё на шее, и, когда нам денег не хватает, она нас немножко подкармливает.

Андрей Пронин. Фото Андрея Кокшарова.

Но зарплаты у нас всё равно очень маленькие. Настолько маленькие, что одна наша актриса, к моему ужасу, вынуждена была устроиться официанткой в пивной ресторан, потому что у неё зарплата 9 тысяч.

Так что, во-первых, для нас тема повышения зарплат очень важна. А, во-вторых, тема повышения постановочного бюджета.

Позавчера Дмитрий Месхиев на встрече театральной общественности с губернатором озвучивал цифры. Это всего 7 с половиной миллионов на весь сезон. А ведь чтобы сделать серьёзный большой спектакль, особенно, костюмный, о котором грезит обыватель, надо самое меньшее 3 миллиона.

«Очень громкая премьера», которую, как вы прекрасно понимаете, нельзя назвать таким уж дорогим спектаклем, обошлась нам в два миллиона. Потому что там много костюмов и сложные сценические конструкции…

Стать федеральным театром – это ещё и возможность приглашать ведущих режиссёров. Ну хотя бы одного в сезон. И продолжать ставить новые спектакли. Иначе труппа теряет тонус...

- И публика отвыкает от театра…

- Да! У нас появится возможность делать больше экспериментальных постановок, а не только «очень громких премьер». Потому что мы не будем настолько зависеть от кассы.

Появится, может быть, возможность снизить цены на билеты, потому что 900 рублей в партере – это, конечно, для псковичей дороговато.

Появится возможность приглашать в Псков ведущих театральных специалистов на тренинги, чтобы они подтягивали наших артистов.

И, конечно, мы надеемся на совместные проекты с Александринским театром.

- Александринскому-то театру это зачем?

- Как любой амбициозный крупный руководитель, Валерий Фокин, разумеется, хочет для своего театра некой экспансии.

Такие примеры есть. Допустим «Театр Наций» сегодня возглавляет движение театров малых городов России. И приносит этим много пользы. Московский губернский театр под руководством Сергея Безрукова курирует движение детских театров страны – и тоже приносит им немало пользы.

Валерий Фокин и наш новый театральный комплекс могли бы придать творческий импульс областным академическим театрам, театрам из национальных регионов…

- А Фокину придётся ради этого делиться бюджетом с псковичами?

- Как я понимаю, бюджет у Первого национального театра будет общий, но разделённый постатейно. И в целом он будет больше, чем сейчас у каждого из наших театров в отдельности. Потому что будет создано новое бюджетное учреждение.

- Благодаря инициативе Псковского театра драмы?

- Да, мы на это очень надеемся. Тем более, что нас с Александринкой многое связывает. На нашей сцене выступали корифеи Александринки Варламов и Давыдов. У нас сейчас при театре действует курс актёрского мастерства, который ведёт Игорь Николаевич Волков, артист Александринского театра.

Этот курс абсолютно нищ, у него ноль рублей на счету. Мы либо должны ставить студенческие спектакли вообще без декораций и костюмов, либо должны идти с протянутой рукой. Поэтому во многом из-за этого курса и задумали объединение.

Ещё у нас есть очень интересная идея создания в Пскове на базе нового театрального объединения актёрской биржи. Чтобы именно у нас выпускники провинциальных театральных училищ могли показываться театрам, которые нуждаются в актёрах.

Есть и такая тема. Псков – это своего рода витрина России для Евросоюза. Сейчас в Нарве создана театральна площадка, которая призвана объединять культуры России и Эстонии. Мы бы хотели стать ещё одной такой площадкой.

Может быть, приглашать театры стран Балтии к себе на гастроли, может быть, вместе с Александринским театром ездить на гастроли в ближнее зарубежье…

- То есть, Первый национальный театр может стать экспортным вариантом российского театра?

- Отчасти да. Кроме того, у нас есть идея создать в Пскове резиденцию национальных театров России. Чтобы сюда на фестивали, семинары и тренинги приезжали театры Башкортостана, Татарстана, коми-пермяцкий, тувинский

Мы бы хотели создать на базе Псковского театра драмы своего рода отделение повышения квалификации для российских провинциальных театров. Мне эта идея особенно по душе, потому что псковские актёры могли бы пользоваться этим ресурсом круглый год.

И разумеется, нам интересно было бы создать общий с Александринкой спектакль, который бы шёл одновременно и в Пскове, и в Санкт-Петербурге.

К тому же, мы рассчитываем, что 4-5 псковских спектаклей в месяц будем играть на петербургской сцене, а Александринка столько же – на псковской.

А еще мы сможем объединить и укрупнить наши фестивальные проекты.

- Назначение Сергея Чехова главным режиссёром Псковского театра драмы – один из шагов к такому объединению?

- Назначение Чехова, наверняка, этому способствовало. Потому что Сергей Чехов не получил бы премию Путина, если бы Валерий Фокин его на неё не выдвинул. Это была инициатива Фокина, его никто об этом не просил.

Благодаря спектаклю Сергея Чехова «Река Потудань» Валерий Фокин нас заметил и пригласил ещё и сыграть на сцене Александринского театра наш новый спектакль «Гробница малыша Тутанхамона»

- Фокин хочет, чтобы Сергей Чехов находился в его орбите?

- Может, и так.

- Так что сказал позавчера губернатор Михаил Ведерников на предложение Псковского театра слиться с Александринским театром?

- Губернатор сказал, что в общем он за.

- Потому что он будет только рад, если Псковский театр драмы «слезет» с регионального бюджета?

- Этого он не сказал, но возможно, что-то подобное подразумевает. Потому что, конечно, всем будет лучше, если другие учреждения культуры Псковской области получат дополнительное финансирование за счёт высвободившихся средств.

Хотя Великолукский театр драмы и Псковский театр кукол сейчас и так получают неплохие субсидии от «Единой России» (один – по программе «Театры малых городов», другой – по программе «Театр детям»).

А Псковский театр драмы, к сожалению, не является театром малого города, и все наши заявки на дополнительное финансирование нам заворачивают обратно.

Но всё равно, в театрах денег много не бывает, поэтому мы будем только рады, если другие псковские театры получат от нашего объединения с Александринским выгоду.

- Так что дословно сказал губернатор?

- Губернатор сказал: «Главное, чтобы Псковский театр не потерял своей идентичности». Но мы и так не собираемся превращаться в филиал Александринки.

Это и Фокину ни к чему. Зачем ему метаться туда-сюда, чтобы держать в руках две труппы? Мы намерены сохранить свою автономию.

- Это будет федерация театров?

- Именно федерация. Но я очень надеюсь, что Фокин приедет в Псков и поставит нам хотя бы один спектакль. Но он, естественно, не будет решать там у себя там в кабинете в Санкт-Петербурге, наказать псковского артиста Иванова за неявку на репетицию или не наказать. У нас будет общий устав, но репертуарная и кадровая автономия.

Худруком Псковского театра драмы останется Дмитрий Месхиев. Но мы будем делать совместные проекты. И разработаем какую-то программу совместной деятельности.

Тут есть ещё одна тонкость. Оказалось, что здание, в котором размещается наш театр, находится в федеральный собственности. А мы – в региональной. Получается противоречие. Поэтому и тут надо бы восстановить гармонию.

- А как это по срокам? Когда ожидать объединения?

- Конечно, нам хочется уже со следующего года работать сообща. Мы уже подготовили для этого все документы и подали губернатору. Ждём решения сильных мира сего. Министерство культуры, насколько я знаю, в курсе нашей инициативы. Теперь всё будут решать высокопоставленные чиновники.

Посмотрим. Волна негатива в социальных сетях уже пошла.

- А что именно пишут? Какие аргументы против?

- Что если объединить малый театр и большой, то получится средний. Других аргументов я пока не видел. Думаю, крупные игроки просто боятся появления ещё одного крупного игрока.

А для нашего театра это сейчас большая надежда. Поэтому мы решили вцепиться в эту идею зубами и сражаться за неё до последней капли крови.

Записала Ольга Миронович.

Андрей Пронин. Фото Андрея Кокшарова.

PS от интервьюера. У меня есть личное воспоминание, связанное с Валерием Фокиным.

1985 год. Я поступила на журфак МГУ и после занятий начала похаживать с однокурсниками в театры. Ближе всего к моему факультету был театр имени Ермоловой. И билеты на его спектакли всегда можно было найти в театральных киосках. Хоть за час до представления. Хоть в первый ряд партера.

Но очень скоро выяснилось, что это самый замшелый московский театр с приторными «классическими» постановками, от которых клонило в сон. Мы его дружно запрезирали и вычеркнули из своего репертуара, казалось, навсегда.

Как вдруг один мой приятель, самый продвинутый из нас театрал, говорит: «В театр Ермоловой пришёл Фокин. Всё, теперь это будет самый модный московский театр, билеты в него не достанешь».

Я не поверила: «Ты это серьёзно? Ты надеешься, что придёт какой-то Фокин – и я захочу дышать портьерным нафталином, чтобы посмотреть на Всеволода Якута?»

Но всё изменилось в считанные месяцы. И был спектакль «Говори…» И я себе сделала зарубку на носу, что иногда достаточно одного фокина.