Псковский рок-поэт из Лисово лис выступил против «в Пыталове – пытать»

В псковской «Библиотеке на Конной» прошёл вечер поэзии Александра Березова «Яснее ясного», на котором любители высокого искусства узнали, как надо правильно воевать и с кем

13.06.2019 в 12:12, просмотров: 1020

Учитель иностранных языков из Пыталовского района, отец четверых детей, который явно косплеит Севу Новгородцева, сперва прочёл собравшимся свои новые стихотворения из рукописной книги «Лекарство покоя», а потом – по просьбе поклонников – их самые любимые (из двух напечатанных при поддержке администрации Пыталовского района книг – «Дорога в приют богов» и «Между Светом и Тьмой»).

30 июня Александру исполнится 55 лет, так что этот вечер встречи с поэтом стал ещё и юбилейным.

Псковский рок-поэт из Лисово лис выступил против «в Пыталове – пытать»

Специалисты называют творчество Березова рок-поэзией. Он не спорит и, действительно, в очередной раз исполнил свои стихи, как истинный артист (с элементами стендапа), а также прочёл сделанный им только что перевод песни Led Zeppelin Bron-Y-Aur Stomp, над которым он корпел, по его же словам, целый месяц.

При этом Александр подчеркнул, что далеко не все современные рокеры близки ему по духу. И что «в Питере – пить» – это не про его поэзию, потому что тогда, получается, что «в Пыталове – пытать, а в Пскове – плескать».

Александр Березов. Фото Ольги Миронович.

Хотя и рассказал, как к нему в деревню Лисово приходят настоящие лисы, а однажды даже забежала куница, но сожрала отравленную крысу и сдохла («куницу жалко»).

По словам Александра, его раздражает городская суета даже в таком маленьком Пскове, поэтому он и назвал свою новую книгу «Лекарство покоя», воспевая в ней тишину деревенской жизни. Там есть, например, такое стихотворение:

Страница новой рукописной книги Александра Березова.

Кроме того, Березов рассказал, что в последнее время увлёкся звукописью, а поклонники его творчества сосредоточенно послушали, как в его новых стихотворениях «пленка крыльев плещет» и «левитируют слёзы Лизы».

Самое большое впечатление на собравшихся произвело новое стихотворение Березова «Парни деревни Бухолово»,

Страница новой рукописной книги Александра Березова.

которое заканчивается такими словами:

Парни деревни Бухолово

Дышат приходом весны.

Всё бы в стране этой рухнуло,

Если бы не они.

«А теперь патриотичное!» – вдруг объявил Александр (как будто это было не оно) и прочёл «Меру гнева», ритмичную, как всамделишный рок, притом тяжёлый:

Страница новой рукописной книги Александра Березова.

Едут монголы,

Следом татары,

Справа булгары,

Слева хазары…

После чего пригласил слушателей «съездить» в Аргентину.

Оказывается, у Березова там есть виртуальный друг («парню лет 70»), которому он посвятил стихотворение «Зима в Кордобе» (не путать с Кордовой).

Следующее стихотворение перенесло собравшихся в библиотеке на Конной в Великобританию:

Страница новой рукописной книги Александра Березова.

Потом они представили себе, как «на крыши в Париже ложится снег», и отправились в Карелию – «в сумрачные места», где «ели в бархатных накидках, сосны в чешуе янтарной»…

Мало-помалу поклонники творчества Березова стали проявлять нетерпение и громко вопрошать: «А когда же в Данию?», – имея в виду одно из его самых известных стихотворений.

В итоге он всё-таки поддался на их уговоры: «Едем в Данию!»

Александр Березов. Фото Ольги Миронович.

И прочёл: «Мы уезжаем в Данию, чтобы замаливать там грехи»… «Мы уезжаем в Данию, чтобы молиться на Эльсинор»...

Однако тут же вернулся в своё «драгоценное Пыталово». Впрочем, ещё более диковинное, чем все его Дании и Аргентины вместе взятые: «По моей чаще заповедной гуляют вервольфы».

Александр также не отказал себе в удовольствии прочесть одно из любимейших своих стихотворений «Дочь Иванова». По его же словам, это «вообще непонятно о чём», «заумь», но «красиво»:

Я верчусь в огне,

Нитки рваные

Сплетёт заново

Внучь Кощеева,

Дочь Иванова…

Александр Березов. Фото Ольги Миронович.
А ещё он вспомнил про стихотворение «Я всего лишь спал», которое знаменательно тем, что это чуть ли не единственное стихотворение Березова, за которое ему заплатили.

В начале двухтысячных оно было опубликовано в «Учительской газете», после чего Александр Березов получил «сумасшедший», как он это называет, гонорар: то ли в 500, то ли в 700 рублей – на который по тем временам «можно было неделю пить пиво и закусывать треской»:

Я всего лишь спал

Этой ночью –

А на утро блеснули слёзы –

Я так много видел ответов,

Но всё больше во мне вопросов.

У поклонников Березова к нему тоже оказалось много вопросов. Например, как он относится к армии.

Александр Березов и поклонники его поэзии. Фото Ольги Миронович.

Березов сказал, что армии, конечно нужны, а войны – категорически нет. Что в большинстве случаев можно не воевать, а «спокойно жить дальше и никого не трогать».

Березов считает, что гораздо больше смысла в боях за любовь.

«И кстати, людей там гибнет тоже больше».

Александр Березов. Фото Ольги Миронович.

Читатели удивились: ну как же, а войны за справедливость?

«Представьте, – оживился Александр Березов, – 20 июня 1941 года. На берегу Южного Буга сошлись врукопашную Иосиф Виссарионович и Адольф Шикльгрубер. Решили выяснить отношения один на один. Сколько миллионов остались бы живы?»

Кто-то из собравшихся в библиотеке недовольно заворчал, не соглашаясь.

«Я вообще могу пофантазировать?!» – в свою очередь возмутился поэт.

Александр Березов и поклонники его поэзии. Фото Ольги Миронович.

Когда Березов начал закругляться, его одарили двумя букетами: из цветов и воздушных шариков. После чего поклонники поэта долго листали две его последние рукописные книжки, изумляясь, что он всегда пишет свои стихи сразу набело и притом каллиграфическим почерком.

Эти книги можно издавать не верстая и не макетируя – в виде факсимиле.

Страница новой рукописной книги Александра Березова.

Как выяснилось, поэт Березов вообще мастер на все руки. Например, в своё время он увлекался судомоделированием, хотя на встрече с читателями библиотеки на Конной кокетливо объяснял, что для него, гуманитария, математика – это «хэ и у».

И он не просто вёл в школе кружок судомоделирования, который побеждал на всяких престижных конкурсах. Однажды Александру заказали модель парусника петровских времён «для самих» Поганкиных палат.

Александр Березов. Фото Ольги Миронович.

Но теперь Березову уже не до парусников. Времени нет, объяснил он, приходится зарабатывать на жизнь более интенсивно. В частности, репетиторством.

Страница новой рукописной книги Александра Березова.

Но до чего же прекрасно и удивительно, что где-то, в стенах «деревни без названия», «в этом углу бесконечной Вселенной» «вьётся» его «скромный моток сознания».

Ольга Миронович.