Объекты культурного мучения

15.01.2020 в 13:10, просмотров: 707

«Музей под открытым небом», «уникальный памятник древнерусского зодчества», «сокровищница жемчужин архитектуры» - как только не называют Псков в туристических проспектах! Показывая родной город приезжим, мы частенько раздуваемся от гордости, всуе, к ночи и некстати поминая ЮНЕСКО, снетка и 12 млрдов. Действительно, какой другой провинциальный город может похвастаться таким изобилием: 396 объектов культурного наследия (ОКН), из них 150 - федерального значения. Чуть ли не каждый второй!

Объекты культурного мучения
Фото: Псковская Лента Новостей. Обрушившиеся стены памятника на Труда, 7а

Мы гордимся, указуем перстом на то и это и бубним через каждые несколько метров, повторяя реплики одного из мультэпизодов про Масяню: ««Вот тут у нас культура, у нас очень много культуры в городе, и там у нас тоже культура...» Причем цитата соответствует и словом, и делом: как в веселом ролике разговоры о культуре ведутся на фоне мусора и хамства, так и мы, водя гостей по центру города, стыдливо отворачиваем взгляд от развалин на Советской и Труда.

Путей решения у проблемы не так много, и упирается все, как обычно, в деньги. Их изыскивают в бюджетах, которые, как мы все помним, не резиновые, а у кого-то еще и дотационные. Или обращаются к предпринимателям: уникальный шанс у вас, родные, проявить социальную ответственность и какую-нибудь прибыльную ресторацию открыть на лобном месте в исторически достоверном антураже.

Как на деле складываются отношения бизнеса и памятников в Пскове - читайте в нашем материале.

Параллельные прямые

Сразу скажем: в последние годы бизнес не слишком рьяно рвется покупать или арендовать объекты культурного наследия - слишком это накладно. Архитектуру сохрани, охранные обязательства соблюди, да еще археологические раскопки произведи - таких заморочек и даром никому не надо.

Вот, например, памятник регионального значения на улице Труда, 4. Сколько времени его пытаются пристроить в добрые руки, уже не помнят и псковские старожилы. Как засидевшуюся девушку на выданье, эту «Аварию - дочь мента» каждый месяц выставляют на торги. И каждый месяц признают смотрины не состоявшимися - ну не нужна она никому.

Фото: ПЛН

В Плане приватизации муниципального имущества Пскова на 2020 год уже совсем ущербную цифру за "девушку" прописали: 26700 рублей. Приданое интереснее - земельный участок площадью 687 кв. м, с продажи которого муниципалитет рассчитывает выручить 768,5 тыс. рублей.

Как ранее пояснила ситуацию Псковской Ленте Новостей зампредседателя Псковского областного отделения ВООПИиК Ирина Голубева, то, что дом на Труда, 4 является объектом культурного наследия регионального значения, не добавляет ему стоимости, а наоборот - снижает, потому что затраты на работы по сохранению объекта будут несопоставимо больше. «Купил, а дальше - головная боль, - отметила она. - После покупки объекта собственник должен будет привести его в тот вид, в котором он раньше находился, будучи в хорошем состоянии. А для этого надо иметь проект и проводить в соответствии с ним комплекс исследовательских работ».

Да что там 26700 рублей - даже за рубль памятники никому не нужны... Именно столько - рубль в месяц - будет платить арендатор, который выйдет на торги, заявленные Агентством по управлению и использованию памятников истории и культуры, по двум псковским памятникам XVII века - Солодежне (Гоголя, 42) и Дому Печенко. Сроки подачи заявок на участие в аукционе исправно продлеваются каждый месяц.

На сайте комитета по охране объектов культурного наследия Псковской области указаны еще три объекта «по рублю»: «Дом предводителя дворянства» (его, к слову, уже приобрело ООО «Исток Заречье» за 4 558 000 рублей летом прошлого года), «Дом Марины Мнишек» и «Палаты Меншиковых третьи - Второй дом Сутоцкого».

Но несмотря на скидки, обещания и заверения в искреннем почтении, предприниматели не спешат взваливать на себя тяжкое бремя псковского прошлого - им бы с настоящим и будущим разобраться...

Возможно, страхи бизнеса перед ОКНами развеет новая структура, которая в ближайшее время может появиться в Пскове, - Архсовет. В поддержку его создания высказался и архитектор-реставратор высшей категории, член Архсовета и Псковского областного отделения ВООПИиК Артём Конов. Как сообщал Центр Деловой Информации, специалист выразил надежду, что новое объединение сможет оказывать высококвалифицированную профессиональную помощь и консультировать городских специалистов, а также готовых заняться восстановлением объектов культурного наследия инвесторов, которые могут подключиться к восстановлению архитектурных объектов в городе Пскове.

«Пока в Пскове инвесторы боятся браться за восстановление объектов культурного наследия», - констатировал эксперт.

Гори все синим пламенем

Проблема Пскова в том, что в его центре слишком много памятников. Куда ни ткни. Вернее, это - проблема самих памятников, которые попадают в частные руки. По наблюдениям за жизнью таких зданий складывается впечатление, что сами эти постройки никому не нужны, а вот земля под ними... И вообще, хорошо бы, если бы совершенно случайно со стенами что-нибудь случилось, и остался бы только фундамент - строить дешевле, чем реставрировать.

Так или иначе, старая народная примета: если в центре города что-то горит, значит, это памятник архитектуры. В Пскове в разное время полыхали и башни-рестораны, и Дома с большой буквы - предводителя дворянства, Батова, Седельщикова, Сафьянщикова. Если не горит - то разваливается: примеры многочисленны. Некоторые из них - как раз из нашей бизнес-культурной оперы. Свежее и не придумаешь.

Улица Труда, 7а: Усадьба городская Ивановой Е.А. Как только постройку передали в частные руки, она стала немедленно, на глазах, ветшать. Горела, хирела. В декабре-2019 у здания попросту обрушились стены. Собственник заявил, что намерен разобрать завалы, второй этаж здания убрать полностью, а первый затянуть баннером на усиленных конструкциях. Но, как выяснилось, эти планы серьезно нарушали порядок проведения работ, предусмотренный 73-ФЗ. Кто из контролеров допустил ситуацию, когда здание было доведено до такого состояния бездействием владельцев, общественность так и не поняла.

Улица Герцена, 5: Дом Седельщикова. После того, как из здания съехал центр «Подросток», дом резко сдал, стал приютом для бомжей и дважды горел: в марте и августе 2014 года. А до этого, во времена "Подростка", был ведь вполне крепким.

Дом Седельщикова

Власти неоднократно обсуждали вопрос о дальнейшем использовании здания, в том числе о его передаче в долгосрочную аренду. Наконец, провели аукцион, который выиграло некое ООО «Сан Пит Продакшн». Получив право аренды здания сроком на 49 лет, фирма сразу же стала просить о преференциях, в итоге задолжав муниципальному бюджету кругленькую сумму. Депутаты подумали - и отказали, поскольку «Сан Пит Продакшн» не давал никаких гарантий на сохранение объекта и не заработал положительную деловую репутацию.

К январю 2016 года здание из муниципальной собственности решили передать в дар в собственность Псковской области. Как объяснил на сессии городской Думы тогдашний глава администрации Пскова Игорь Калашников, 14 млн рублей на восстановление дома у города нет, покупать его за такие деньги никто не желает. Но у областной администрации есть на примете инвестор, который готов участвовать в восстановлении здания. «Нам важно, чтобы здание было, а не руины... Надо отдавать здание бегом-бегом, пока у инвестора есть готовность». Как сообщал Андрей Турчак, бывший в те годы губернатором региона, в эфире радио «Эхо Москвы в Пскове» (102.6 ФМ), в Доме Седельщикова инвестор планировал открыть отель.

Проект пообещали анонсировать весной 2016-го. Но на календаре уже январь 2020-го - и пока здесь разве что ганзейские баннеры опадают, открывая вид отнюдь не гостиничный. Вчера, в рамках пресс-конференции главы администрации города Александра Братчикова стало известно, что в «Подросток», скорее всего, вернутся подростки: «Этот центр может стать филиалом одной из школ, где дети будут получать общее или среднее образование с навыками по востребованным рабочим профессиям», - пояснил чиновник, отвечая на вопрос "МК в Пскове". 

Любо-дорого

Но не будем нагнетать краски: есть в Пскове и другие истории отношения бизнеса к вверенным ему памятникам. Одним из первых и наиболее ярких для Пскова примеров успешного диалога истории и современности стал уникальный бизнес-проект с привлечением частных инвестиций: в 2009 году на месте полуразрушенных купеческих палат на пересечении улиц Некрасова и Советской открылся ресторанно-гостиничный комплекс «Двор Подзноева». Проект был реализован ООО «СевЗапИнвест», гендиректором которого является Николай Загоруй.

Двор Подзноева

По свидетельству Татьяны Кириленок (в 2011 году - заместителя председателя комитета по инвестиционному развитию), в возрождение старинного поместья инвестор вложил средств больше, чем государство инвестировало во всю набережную Пскова с ее инженерными сетями и благоустройством.

«Двор Подзноева» - федеральный памятник, мы прошли много согласований, изучили и учли все требования Росохранкультуры и других контролирующих ведомств, - рассказывал о проекте Николай Загоруй. - У нашей компании хорошая кредитная история, мы никогда не марали свое имя, не отступали от обязательств по срокам». По его мнению, инвесторы хотят вкладываться в Псков, сложности, скорее, возникают не из-за обременений, связанных с памятниками, а из-за ряда кризисных явлений в экономике.

«Двор Подзноева» начал целую череду успешных проектов ООО «СевЗапИнвест» - мини-гостиницы в Музейном переулке, 3, ресторана на Октябрьском (Дом Клюге). В настоящий момент продолжается приспособление памятника федерального значения (бывшей шпагатной фабрики имени Мейера) под оздоровительно-гостиничный комплекс. Кроме того, в июле прошлого года стало известно о том, что компания Николая Загоруя приобрела на торгах палаты Трубинских XVII века, в которых бывал Петр Первый (ул. Леона Поземского, д. 20). Цена сделки составила 5,2 млн рублей.

Все под контролем?

Очевидно, для того, чтобы примеров, подобных Дому Седельщикова или Усадьбе Ивановой на Труда, становилось меньше, необходим контроль за действиями собственников и арендаторов.

В 2008–2009 годах в России внедрили так называемую французскую систему охраны лучших (федерального значения) памятников национального наследия. Решили, что их (за исключением особого списка, оставшегося в ведении тогда Росохранкультуры, ныне Минкультуры РФ) будут охранять региональные органы власти. Для этого в Псковской области был создан комитет по охране объектов культурного наследия Псковской области, который в настоящее время возглавляет Наталья Тихомирова.

Пресс-конференция по итогам включения псковских памятников в список ЮНЕСКО. Фото: ПЛН

Чтобы эти «переданные полномочия» было на что и кем охранять, федеральный центр будет ежегодно переводить регионам денежные субвенции. В декабре 2018 - марте 2019 года Счетная палата проводила проверку результатов работы органов охраны на местах. Как пишет «КоммерсантЪ», выяснилось, что при расчете субвенций и в 2015–2018 годах, и на 2019 год вообще не учитывались мероприятия по федеральному государственному надзору за состоянием, содержанием, сохранением, использованием, популяризацией и госохраной памятников федерального значения. При этом, по данным Счетной палаты, в числе наиболее пострадавших регионов оказались Санкт-Петербург, Курская, Смоленская и Псковская области. 

Еще интереснее тот факт, что, согласно выводам Счетной палаты, эффективность работы региональных властей по госохране федеральных памятников вообще не поддается объективной оценке. С 2016 года Минкультуры РФ ввело-таки целевой показатель эффективности: региональные органы госохраны памятников обязаны ежегодно проконтролировать сохранность не менее 20 процентов федеральных памятников на своей территории. Вот и вся оценка. На таких условиях можно не только ничего не делать, но еще и немножечко вредить.

Общественность неоднократно предлагала меры по изменению ситуации: ужесточить требования к потенциальным покупателям и арендаторам, участить выезды комитета по охране памятников на те объекты, которые, несмотря на передачу в частные руки, очевидно разрушаются, увеличить штрафы за действия в обход охранных обязательств.

Вместе с тем, понятно, что такие меры могут отпугнуть не только бессовестных, но и добропорядочных инвесторов. Возможно, их стоило бы смягчить некими налоговыми преференциями, ведь чаще всего восстановление объектов культурного наследия работает на увеличение туристической привлекательности города и региона. Кроме того, данные проекты могли бы браться «на карандаш» не только комитетом по охране памятников, но и структуры госкомитета по экономическому развитию и инвестиционной политике, в частности, «Агентство инвестиционного развития Псковской области» - глядишь, у двух нянек и дитя пригляжено было бы.

Ну и напоследок - все, что нужно знать о серьезности бытовавшего подхода к охране объектов культурного наследия. Как вы думаете, на сколько оштрафовали предпринимательницу, ставшую собственницей усадьбы Розенберга в Изборске? Женщина приобрела старинный особняк конца XIX века,

Фото: ПЛН. Такой усадьба была на момент покупки

но предпочла не отреставрировать его, а снести, чтобы на этом месте возвести нечто новое.

Фото: ПЛН. "Усыновленная" усадьба Розенберга изменилась до неузнаваемости

На бизнес-вумен было заведено уголовное дело за уничтожение памятника истории и культурного наследия.

В результате суд стройку заморозил, а на даму наложили штраф в размере тридцати пяти тысяч рублей.