Хроника событий Верховный суд отменил приговор директору школы в Калмыкии Бензин стал бесконтрольным: литр АИ-95 подорожает до 60 рублей Дорога есть, А жизни – нет Президенты России и Белоруссии высоко оценили роль Смоленщины Вопросы по реализации приоритетного проекта на Кубани остаются без ответов

Джентльменское соглашение с чайником или Зачем Дудю билет Союза журналистов

Обозреватель «МК в Пскове» подверглась «перекрёстному опылению» на круглом столе в Общественной палате РФ, где новые медиа чуть не подрались со «старыми», выясняя, кто из них больше «загадил страну»

27.06.2018 в 14:57, просмотров: 3720

Как отличить блогера от журналиста?

Что такое мессенджеры – социальные сети или СМИ?

Можно ли заключить джентльменское соглашение с чайниками?

И где найти такого Крысолова, который заставит плясать под свою дудку хомячков со смарфонами?

На эти и другие вопросы пытались ответить сами себе участники круглого стола в Общественной палате РФ, когда взялись обсуждать, как отрегулировать «мелкодисперсный инфопоток».

Среди них оказалась и автор этого текста, которая случайно шла мимо из Госдумы на Ленинградский вокзал.

Джентльменское соглашение с чайником или Зачем Дудю билет Союза журналистов

От нашего круглого стола вашему круглому столу

Напомню, на прошлой неделе меня позвали на круглый стол в Госдуму, чтоб обсудить «Информационное обеспечение реализации национальной политики РФ».

А пока я там заседала, пришло ещё одно приглашение – на круглый стол в Общественную палату РФ под названием «Современные медиа – глобальный масштаб, национальные интересы» (чтоб два раза не вставать).

Фото Ольги Миронович.

Столы эти оказались схожи не только тем, что использовали в названии слово «национальный».

Мостик от одного стола к другому, сам того не ведая, перекинул зампредседателя Комитета Госдумы по делам Содружества Независимых государств Виктор Водолацкий, когда вдруг заявил, что традиционные СМИ уже «проиграли» социальным сетям.

Декан факультета коммуникаций, медиа и дизайна Высшей школы экономики Андрей Быстрицкий с удовольствием подхватил эту тему на круглом столе в Госдуме и задался риторическим вопросом, а в состоянии ли общество «регулировать столь разнообразный, пёстрый и подчас столь безответственный мир».

По его мнению, для этого нужны надёжные новостные агрегаторы.

«Настало время для журналистского ренессанса!» – заявил он. Пора, мол, выстраивать иерархию профессиональных СМИ, чтобы читатель мог различать, каким источникам можно доверять, а каким – не очень.

Можете себе представить, 40 миллионов одних чайников!

На круглом столе в Общественной палате председатель комитета цифровых коммуникаций РАСО (Российской ассоциации по связям с общественностью) Сергей Водопетов начал с того, что стал запугивать собравшихся чайниками и холодильниками, которые уже очень скоро будут подключены к интернету в рамках проекта «Умные города», а значит, начнут участвовать в коммуникации наравне если не с людьми, то с ботами.

Сергей Водопетов (слева). Фото Общественной палаты РФ.

Только представьте себе, сорок миллионов чайников тоже станут генерить новую виртуальную реальность, приговаривал он.

Надо, мол, срочно принимать закон о фейках и заодно вносить изменения в Закон о СМИ.

Однако депутат Госдумы Антон Горелкин считает, что это не та сфера, которую можно благоустроить радикальными законопроектами:

«Напомню, мы, например, отклонили закон о регистрации в социальных сетях по паспорту».

В России нет даже закона об ответственности за перепост, утверждает Антон Горелкин: «Это перегибы на местах».

Фото Общественной палаты РФ.

Изменения в Закон о СМИ тоже преждевременны, считает он. Хоть этот закон и был в своё время наспех скопирован с французского, его не так-то легко модернизировать, подгоняя под сегодняшние реалии, ведь «журналисты очень чувствительны к любым его изменениям», а значит, в этом деле можно напороться на их решительное противодействие.

Средний был и так и сяк, третий – вовсе был дурак

Что упущено в законе о СМИ, принялся было разъяснять коллегам заместитель председателя Союза журналистов России Алексей Вишневецкий.

Оказывается, третий пункт в статье 52, которая, собственно, уточняет, кто такие журналисты, для которых писан этот закон.

Согласно этой статье, журналистами у нас в стране являются:

1. Штатные сотрудники СМИ

2. Внештатные сотрудники СМИ.

И всё. А надо, сказал Вишневецкий, добавить ещё один пункт:

3. Члены Союза журналистов России.

Это ни в коем случае не ограничивает в правах нечленов Союза, подчеркнул он. Но может законодательно защитить людей, которые не числятся ни штатными, ни внештатными сотрудниками каких-либо СМИ, а, например, проводят независимое расследование, ещё не зная, в каком издании они его опубликуют.

Фото Ольги Миронович.

Удостоверение СЖР позволит им наравне с журналистами обращаться за разъяснениями в полицию, заходить в aдминиcтрацию…

Кроме того, этот третий пункт дал бы возможность легализовать блогеров, которые захотят быть лицензированными и тем самым получить не только журналистские права, но и журналистские обязанности.

Тем более, что блогеры, как показала последняя «Прямая линия» с Путиным, уже тоже начали задумываться о пенсии…

Вот тут-то и вскипел политолог Павел Данилин и давай обзывать имбецилами не только членов СЖР, но и всех за единственным исключением выпускников журфака МГУ, потому что мы, по его словам, «всю страну в 90-е и 80-е годы загадили».

«Слава богу», сказал он, что журналистика сегодня находится на подобающем ей месте, поэтому любой блогер является по совместительству ещё и журналистом, причём нередко получше того журналиста, у которого есть специальное образование и корочки.

«Вы что, полубоги там в своём Союзе журналистов, чтобы требовать себе преференции?» – кипятился редактор «Кремль.орг».

Но в конце своей пламенной речи зачем-то пожаловался, что лично к нему СЖР ни разу не обращался:

«Поэтому к вам никто и не вступает!»

Зачерствел – вот и корочка

Первый зампредседателя Комиссии Общественной палаты РФ по развитию информационного сообщества, СМИ и массовых коммуникаций Александр Малькевич хоть и пытался остудить Павла Данилина как не член СЖР и не выпускник журфака МГУ, но тоже признал, что многие местные ячейки СЖР настолько «глубоко законспирировались», что их не слышно и не видно.

А просто зампредседателя той же Комиссии Общественной палаты РФ Константин Комков заодно рассказал собравшимся, как на недавнем медиафоруме в Сыктывкаре (я там тоже была и подтверждаю) чуть ли не первым, которому там стало неинтересно, оказался руководитель регионального отделения СЖР.

Вице-президент «Фонда Открытой Новой Демократии» Анна Фёдорова добавила, что людям глубоко пофиг, есть, например, у Дудя билет Союза журналистов или нет.

Корочка, сказала она, помогает только в одном случае: когда журналиста на митинге пакует ОМОН.

Тут некоторые прыснули со смеху, ведь как показали последние события, не то что не «помогает», а, скорее, наоборот.

Доктор, у журналистов это

Тогда руководитель отдела по работе с органами государственной власти Управления социально-политических исследований ВЦИОМ Кирилл Родин заметил, что традиционные медиа сдались новым без боя вовсе не потому, что читатель поглупел.

Помните, как все боялись, сказал он, что набегут блогеры со смартфонами и станут делать тяп-ляп новости, пока настоящие журналисты тужатся.

А вместо этого многие журналисты сами превратились в таких блогеров со смартфонами, сказал он.

«Я раньше воспринимал журналиста как своего рода социального философа, который владеет аналитикой, умеет работать с большим объёмом информации и её верифицировать, - пожаловался Кирилл Родин. – А сейчас…»

«В журналистику пришло поколение ЕГЭ», – дежурно возразили ему.

Фото Ольги Миронович.

«Скальпель не дороже смартфона, но все почему-то хотят не в хирурги, а в журналисты», – диагностировал Алексей Вишневецкий.

У кого на самом деле пригорело

Стали выяснять, что «показала» мартовская трагедия в Кемерово.

Сергей Водопетов напомнил, что первые полутора суток люди узнавали о происходящем только из мессенджеров. И, соответственно, спросил, значит ли это, что мессенджеры превратились в СМИ.

Алексей Вишневецкий объяснил, что мессенджеры в этот раз обогнали традиционные СМИ по той единственной причине, что так устроено ТВ.

Пожар начался в воскресенье днём, а в это время, мол, ни на Первом, ни на втором канале просто «физически» нет ни одной информационной бригады.

«А с информацией из Телеграма к Добродееву подходить бесполезно, вы ж понимаете».

Значит, телевидение отстало от новых медиа примерно навсегда – сделала вывод исполнительный директор коммуникационной группы «Прагматика» Светлана Алаева.

Депутат Госдумы Антон Горелкин сказал, что главный урок Кемерова для медиа и для органов власти состоит в том, что люди оказались очень доверчивы к фейковым новостям про огромное количество трупов.

Фото Общественной палаты РФ.

Значит, в следующий раз необходимо создавать информационный штаб одновременно со штабом МЧС и позаботиться о том, чтобы достоверная информация своевременно распространялась на всех медиаплатформах, считает он.

А политолог Алексей Мартынов резонно возмутился, что правоохранительные органы «спихнули» на журналистское сообщество свои собственные косяки:

«Почему они не сумели поставить барьеры на пути распространения фейковых новостей, почему система национальной безопасности оказалась не готова к таким вбросам?»

Причём барьеры надо ставить не в том смысле, в каком это понимает Россвязьнадзор, подчеркнул он: потому что выключить новые медиа из розетки, как это попытались сделать с Телеграмом, сегодня невозможно.

Кстати, в США соцсети регулируются намного строже, чем у нас, вставил Александр Малькевич, который только что оттуда и сам удивился, как быстро выпилили из фейсбука паблик нового российского англоязычного СМИ, едва заподозрили в нём иностранную пропаганду.

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку

Если всё становится медиа, государство тоже должно стать медиа, резюмировала Анна Фёдорова.

Ситуацию осложняет отсутствие профессиональных коммуникаторов в структурах власти и НКО, считает Константин Комков.

А Кирилл Родин стал объяснять, что интернет-открытость оказалась не тождественной эффективности. Что обществу, как показали новейшие исследования, нужна не открытость чиновников, а чтобы они не дёргали граждан попусту новостями со своих планёрок, и вместо этого более продуктивно работали.

Ещё неизвестно, сказал он, так ли уж захочет общество этой «открытости», когда все мы окажемся «под колпаком у Мюллера».

Вот почему внедрение в России системы распознавания лиц сперва начали рекламировать на Западе и очень неохотно афишируют в отечественных СМИ.

ЖЖивее всех живых

Уже никто всерьёз не верит, что новые медиа убьют «старые», утверждает Кирилл Родин. Вот и Анна Фёдорова назвала это мифом. По её словам, например, тот же ЖЖ, несмотря на все некрологи, благоденствует, и читатели до сих пор платят тамошним блогерам за их посты.

«Лет десять у традиционных печатных СМИ ещё есть», – сказал ведущий эксперт Комитета цифровых коммуникаций РАСО Илья Садовский.

Я устал, я ухожу

И как теперь выжить в этом «потоке мелкодисперсной информации, который как сель, всё сметает на своём пути»? (Кирилл Родин).

Ведь мы привыкли, что газета (не обязательно бумажная, «газета» как профессиональное СМИ) формирует нам некую картину мира. А теперь нам самим приходится складывать эту картинку, как пазл.

Огромный неконтролируемый информационный поток уже привёл к перенасыщению. Согласно ВЦИОМ, потребители информации переутомились от многоканальности, у них всё чаще и чаще возникает желание «выключить кнопку».

Многие уже так и делают: на выходных, в отпуске.

Даже к спасительным, казалось, лонгридам зафиксировано охлаждение.

«Какие там лонгриды! – подлил масла в огонь Илья Садовский. – Мои студенты читают тексты, пока едут в метро. Им уже три абзаца не осилить!»

Так вот у бабочек всё то же самое

С этим надо что-то делать, сказали одни. А, например, Анна Фёдорова вовсе не считает, что кто-то должен прийти и немедленно зарегулировать «этот дивный новый мир» или наконец-то сформулировать, кто такой «блогер».

Фото Общественной палаты РФ.

«Идёт перекрёстное опыление», – подтвердил Алексей Мартынов. Люди теперь потребляют не СМИ, а медиа.

Светлана Алаева тоже заметила, что потребителям информационного рынка Татарстана стали безразличны бренды. Читатели больше не заходят на официальные страницы СМИ, а перебираются туда по ссылкам из социальных сетей, не обращая внимание на то, какое именно медиа предоставило им интересную информацию.

«Мы находимся в миксе», – сказал Сергей Водопетов, где уже не так важно, журналистика это или не журналистика…

Яндекс не для людей

«Есть журналистика, а есть всё остальное, и это информационный мусор», – заспорил Алексей Вишневецкий, согласившись, впрочем, что в этом мусоре «попадаются отличные материалы».

Проблема в том, как их оттуда выудить.

Он рассказал, как на одном из недавних региональных медиафорумов журналисты некоего СМИ всерьёз выстраивали график, как у них увеличивался трафик в зависимости от количества трупов в новостях: 500 трупов – трафик скакнул в 1,7 раза, 800 – в 1,9…

Александр Малькевич тоже считает, что существующие механизмы отбора информации, например, такие, как «Яндекс.Дзен», снижается качество журналистики, потому что заставляет СМИ встраиваться в топовые сюжеты вместо того, чтобы производить оригинальный контент.

Происходит «уберизация» журналистики, да, подтвердили исследователи медиарынка. «Яндекс не для людей».

Фото Общественной палаты РФ.

А Илью Садовского, например, раздражают платные СМИ с подзамочными публикациями, которые невозможно расшарить.

«Ну и дураки», – говорит он им, и расшаривает менее качественные публикации бесплатных.

Вот придут хомячки, которые мнят себя блогерами, вступят в Союз журналистов и что мы с ними будем делать, спросил он. Как обозначить им рамки, если мы сами этих берегов не знаем.

Надо вырабатывать блогерский кодекс, джентльменские правила для участников медиапространства, снова стал убеждать коллег Сергей Водопетов. Не то «умные города», в которых скоро будут жить 30% населения страны, превратятся в безумные.

Пришёл лесник и всех выгнал

«Что мы обсуждаем? Где предложения? Зачем мы тратим сейчас своё и чужое драгоценное время?» – вдруг не выдержала заместитель генерального директора НАТ Регина Юркина.

После чего все слегка поскучнели, а модератор побыстрее закруглил наш и без того круглый стол.

…Правильно сказала Анна Фёдорова. В следующий раз надо звать на такие дискуссии 16-летних и спрашивать у них, чего бы им хотелось от «сметающего на своём пути, как сель» «мелкодисперсного инфопотока».

Потому что мы так до сих пор и разговариваем с ними через мегафон, в то время, как они сидят в «перископе». Как с теми подростками, которых не уберегли от самоубийства в Стругах Красных.

Пока мы «перекрёстно опыляем друг друга», во всемирной сети формируются новые информационные площадки и новые формы подачи контента.

Вообще-то это они нам диктуют, как жить и работать дальше.

Актриса Алла Демидова недавно сказала про социальные сети: «Челядь получила право голоса».

Говорят, мой теперь уже покойный однокурсник, член высшего совета «ЕР» Юрий Котлер вот так же объяснял, как власть восприняла в своё время на протестное движение 2011-2013 годов: «Это как если бы с тобой заговорил твой кот».

Великий немой заговорил, да, причём на таком языке, который не все понимают и готовы воспринимать. Но не думаю, что он поступит с профессиональными медиа, как герои фильма «Иван Васильевич меняет профессию» обошлись с толмачом.

Мы ж ещё в состоянии вязать лыко, правда?

Автор этой статьи.

Ольга Миронович.

"Прямая линия" Путина 2016. Хроника событий