Катера нет – путешествие на Талабские острова

Если бы все чудесные обещания властей сбывались, а все эпитеты, которыми награждают Талабы в буклетах, монетизировались, не жизнь на островах была, а сказка бы.

Катера нет – путешествие на Талабские острова

А по факту жемчужины русской истории и бриллианты псковского туризма снова встречают неработающим катером, ржавыми старыми кораблями и заросшими берегами.

Внимательный путешественник поправит: ржавого старья на берегу меньше и появился маленький прекрасный участок комфорта. Ну вот, пожалуй, и все, что отличает остров Залита сейчас от него же 30-летней давности.

Путь до островов простой – машиной до устья реки Толбы, а там оставляете транспорт и ищете катер. Приезжаем в Толбу в среду, 8 июля. По привычке оставляем машины на дороге, идем вперед – и о чудо! Тут, оказывается, большая прекрасная парковка. Рядом с новеньким, впервые обустроенным здесь причалом.

Паркуемся и крутим головами – где-то тут должен быть муниципальный катер, который в 10 часов должен за 200 рублей домчать нас до Залита. Его пустили буквально две недели назад.

- А нету катера! Сломался! – вытаскивают из багажника соседней машины пакеты с продуктами и надувным кругом такие же, как мы, туристы. – Мы тут уже договорились, сами поплывем.

И мы хотим договориться. Мужчина с обветренным загорелым лицом моряка подзывает Иваныча, тот смотрит на нашу большую компанию, и уже через три минуты мы рассаживаемся в его катере. Переплата – всего по 50 рублей с носа, и еще через 20 минут мы ступаем на благословенный залитский песочек.

Погибших кораблей тут теперь поменьше, одно время был просто страшный пейзаж. Но туристической жемчужиной вот конкретно этот островной берег, куда причаливают кораблики, может назвать только человек с очень богатым воображением.

В среду в 10 утра тут тихо. Добродушные мужички на завалинке у дома на «первой линии» объясняют, где тут оба местных магазина, но мы пока идем в другую сторону, по проторенному туристическому маршруту. Картина – хорошо в деревне летом. Цветочки, дома с заборами и огородами, дорога, - деревенский стандарт,

если бы не вечный островной сосед, озеро. Это соседство делает остров таинственным, жизнь его населения – трудной и необычной, это соседство и привлекает, и завораживает.

С открыточными видами на водную гладь проблем нет. Прекрасная часовенка – как часовой на границе стихий.

А вот пластиковая дверь в старинной постройке вызовет зубную боль у блогера Варламова.

Единственное на острове общественное место с европейским комфортом - тут же, на главной туристической тропе. Это территория гостиницы и ресторана «Ерш». Европейский комфорт – не дорого-бохато, конечно, а деревянные дорожки, террасы и зеленые ухоженные газоны.

Во вторник и среду ресторан не работает, откроется в четверг во второй половине дня. А гостиница уже заполнена под завязку, и слава Богу. Номер на двоих на сутки – в районе 3,5 тысячи рублей.

За пределами гостинично-ресторанной территории общественное благоустройство резко заканчивается.

Зато начинается храм. Крыло веры, горячие молитвы святителю Николаю и хранителю острова, батюшке Николаю (Гурьянову) - то, ради чего сотни паломников прощают Талабску-Залита любые неустройства. Храм очень гостеприимный, всегда светлый и радушный,

и на завалинке в церковном дворике как-то особенно спокойно.

За храмом туристическая тропа поворачивает налево, но если пройти прямо – будет памятник воинам, павшим в Великую Отечественную войну. Постамент выкрашен в бодрый зеленый, на плитах не видно ни одной фамилии.

По пути к кладбищу, могилке и домику батюшки расставлены торговые столики. Так как это самый популярный маршрут, тут всегда будет в продаже копченая рыба.

Нам отдавали недорого, всего по 200 рублей.

В домике старца денег не просят, желающие - оставляют.

Ну а дальше территория туризма заканчивается. Прямо и направо пойдешь – уткнешься в камыши и опору ЛЭП.

- А кстати, тут совсем нет борщевика! – радуюсь я.

Ага, как же, вот он, родимый.

Развалившийся сарай с рыболовными бреднями,

сухая трава, лохмотья сетки на воротах и старенький футбольный мяч.
Тут вполне можно было бы снимать что-то из серии «Белых ночей почтальона Тряпицына» про безыскусное, простое, ушедшее и вечное. Камера обязательно наткнется на гигантскую, церетелевских масштабов, паутину, поднятую на опорах высоко в небо. Если бы не плита, извещающая, что это мемориал погибшим в 1918-м революционерам Залиту, Белову и их троим товарищам, и не информация в интернете о том, что памятник – законченный, я бы подумала, что это нелепый забытый долгострой.

Около ДК, где идет ремонт, стоит Ленин в ушанке,

а рядом – еще один неопознанный товарищ с густой шапкой волос. Для Горького слишком симпатичный, Чехов (такая версия тоже прозвучала) тут не мог появиться во времена рыболовецкого колхоза по определению. Загадка.

Загадкой осталось и почти повсеместное отсутствие туристической инфраструктуры. Ведь не остров – конфетку можно сделать. Да, вера приведет на остров к старцу Николаю, отчаяние или жесткий стресс здесь прекратится в покой, а хороший экскурсовод влюбит в эти места. При всех этих данных и повсеместной инфраструктуре остров мог бы действительно заиграть драгоценным камнем в серебряном ожерелье туристических мест России.

- Друзья, поехали на остров Белова, там такие классные пляжи! Прям вот крутой обрыв, а внизу песочек, как на взморье! – расписываем мы друзьям впечатления 30-летней давности. Оперативный Иваныч с катером, 5 минут, и мы на соседнем острове.

Да-а-а, 30 лет назад тут были туристическая база с капитальной столовой и километры пляжей с мелким песком и камнями. Курорт был! Бредем по лесной тропинке и заглядываем под обрыв – ну где же пляжи? Ну где? Да нигде! Все поросло мощным камышом. Лесная тропинка заканчивается заповедным лугом с травой по пояс, преодолев которую, мы оказываемся на задворках частного сектора и снова выходим к причалу. Две мамы с детишками расстилают полотенце недалеко от понтонов.

- А где тут еще искупаться можно?

- А вот там, под церковью.

Мчимся обратно, выходим в устье Толбы.

- Где же вас высадить, - хмурится водитель. – Причал высокий, неудобный.

Вишенка на торте робкого благоустройства.

Знаете, чем привлекательнее лицо, тем тщательнее к нему придираешься. К Натали Пушкиной, первой красавице Петербурга, присматривались чуть ли не с лупой – косит? Или кажется? Так и с Талабами. Они такие прекрасные, что рассматриваешь их с лупой. И горячо желаешь им прекрасной туристической судьбы.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру