«Уровня Лувра и Эрмитажа»: Псковский музей в ожидании летающих топоров

«Московский комсомолец в Пскове» нашёл кому задать неудобные вопросы про вечнореставрируемую икону Святой Ульяны, самодеятельную реставрацию Псковского кремля и кафе в туалете возле Власьевской башни

23.04.2019 в 11:18, просмотров: 2538

Когда Псковский музей-заповедник вернёт в постоянную экспозицию изъятую оттуда 26 лет назад на реставрацию икону «Святая Ульяна»?

Как заставить псковских музейных реставраторов пройти государственную переаттестацию?

Кто разрешил псковским реконструкторам «отреставрировать» по своему вкусу кремль и устроить возле башни Кутекрома «кино»?

Кого Министерство культуры прочит в руководители будущего объединённого псковско-изборского музея-заповедника?

Где лучше обустроить туалет для посетителей Псковского кремля?

«Московский комсомолец в Пскове» взял интервью у советника губернатора, профессора культурологии Александра Голышева, которому поручено курировать создание объединённого федерального псковского музея, рассчитывая получить ответы на эти и другие интересные вопросы.

Представляем вашему вниманию согласованный с интервьюируемым текст:

«Уровня Лувра и Эрмитажа»: Псковский музей в ожидании летающих топоров

Напряжение снято

- Объединённый псковско-изборский музей как федеральное учреждение будет готов к ноябрю?

- Должен. В ноябре в Министерстве культуры РФ происходит утверждение всех бюджетов и заявок. Поэтому к июлю мы должны зарегистрировать новое учреждение на региональном уровне, а в августе-сентябре отправить в Москву все документы для создания на этой основе федерального музейного учреждения.

- Назад пути нет?

- Думаю, нет. Напряжение снято, позиции прояснены, сотрудники музеев достаточно активно включилось в работу. Тем более, что существуют высокие договорённости.

Александр Голышев. Фото "МК в Пскове".

- Но в прошлом году тоже существовали высокие договорённости и региональные власти тоже надеялись осуществить передачу музея к ноябрю…

- Передача могла состояться и в прошлом году, если бы она была более детально обеспечена информационно. В чём беда? Традиционно ответственные за подобные проекты не успевают или забывают объяснять свои планы тем, кому предстоит работать в новых условиях. Руководители хотят как лучше и быстрее, забывая сделать  союзниками своих подопечных. В результате вместо совместных усилий – конфликт, обиды и неразбериха.

- Плохо объяснили?

- Да, надлежащего информационного обеспечения процесса передачи музея из регионального подчинения в федеральное не было. Сегодня сетевой принцип организации культуры, науки, образования и так далее является приоритетным, но требует совместных усилий, ясностей целей, методов.

Многие просто не поняли, о чем идет речь. Начали такие глупости придумывать. Например, о «разбазаривании фондов»

Ведь в учреждениях культуры публика особая. Они не «работают» – они «служат». Посвящают свою жизнь очень высоким целям.

Недавно мы стали свидетели ещё одного скандала при объединении – Александринки и Ярославского театра им. Волкова. И опять я читаю о том, что это плохо, но никто не пишет, не объясняет, какие же возникнут преимущества и новые возможности.

Завидуем Новгороду молча

- А скажите, почему Новгородский музей уже давно стал федеральным? Как получилось, что псковичи настолько запоздали с аналогичным решением?

- Я вам больше скажу. Мы первые начали работу по приданию своему региональному музею федерального статуса.

У меня в своё время сложились добрые отношения с начальником управления музеев Министерства культуры РФ В.С. Евстигнеевым, который нам и помогал в этом вопросе. Он часто приезжал в Псков. С ним мы начинали готовить необходимые документы.

В частности, в 1995 году музей-заповедник «Михайловское» был включен в «Свод особо ценных объектов культурного наследия», а Новгородский музей-заповедник был включен в этот же «Свод» только в 1998 году.

Для Новгорода это был удачный старт. Затем был объявлен мораторий на создание новых федеральных учреждений культуры.

- Псковский музей ведь в то время уже был объединённым?

- Да, и вокруг того объединения тоже было много баталий. Мой предшественник, директор Псковского музея-заповедника Евгений Петрович Матвеев создавал объединенный музей-заповедник, я уже доводил его до кондиции.

В те времена Минкульт проводил много различных смотров музеев-заповедников, и наше музейное объединение всегда числилось в лучших. Вот Владимир Евстигнеев и предложил придать ему федеральный статус.

Тем более, что у нас были в разработке грандиозные проекты. Например, «Большой Псков», который впоследствии лёг в основу проекта по включению псковских памятников в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

- Так благодаря чему новгородцам удалось передать свой музей на федеральный уровень? И почему псковичи не сумели?

- Прежде всего, думаю, за счет того, что Новгородский музей-заповедник после включения в «Свод особо ценных» стал базовым учреждением Министерства культуры. Близость к Москве позволяло ему отрабатывать различные инновации.

Типа федеральный

- А почему музей-заповедник «Изборск» в своё время не стал федеральным, хотя создавался именно как такая организация?

- Мы никогда не теряли надежды передать наши музеи на федеральный уровень. Поэтому когда создавался Изборский музей-заповедник, в постановление Правительства был включён специальный пункт о том, что это федеральное учреждение, но находящееся на областном бюджете.

Тогда еще действовал мораторий на создание новых учреждений, в 90-е годы финансовых средств у страны не было. Поэтому Изборский музей-заповедник и оказался наиболее подготовленным к передаче на федеральный уровень...

- Но присоединить к нему Псковский музей-заповедник не удалось? Псковские музейщики резко воспротивились слухам о том, что руководить объединённым музеем будет директор Изборского музея-заповедника Наталия Дубровская, у которой многовато врагов… Не так ли?

- Деятельность руководителя надо оценивать не по его характеру, хотя с него, естественно, спрос особый, а по его делам. Люди растут, меняются.

Во время подготовки празднования 1150-летия Изборска Наталия Петровна показала себя зрелым руководителем. Она сумела организовать экскурсионный поток, провести музеефикацию трёх усадеб, решить с инвестором вопрос о строительстве в центре Изборска выставочного зала…

- Почему же тогда не только у псковских музейщиков, но и в самом Изборске поднялась такая волна противодействия возможному назначению Наталии Дубровской руководителем объединённого псковского музея?

- Большие изменения вызывают много вопросов, недоумений, раздражений. Это всё преодолевается только большой разъяснительной работой. Но руководителю обычно просто некогда этим заниматься. Он весь в работе. А сейчас такое время, что необходимо чаще давать пресс-конференции, быть активным в социальных сетях и т.д.

Появилось очень много источников информации, и если с ними не работать, то эти источники оборачиваются против вас. Сейчас к людям надо помягше, а музей делать ширше ...

- Так на каких условиях псковских музейщиков объединят с изборскими? На равных?

- Да, хотя суть не в этом. Наша задача максимально сохранить всё наработанное двумя музеями: цели, традиции, правовые обязательства, отреставрированные памятники, охранные зоны, фонды и т.д.

Создаётся новое учреждение, в котором будет единый музейный фонд, единая экспозиционная служба, экскурсионная деятельность, единая бухгалтерия, юридическое обеспечение и так далее. После этого мы передаем все документы в Министерство культуры.

Как новый федеральный музей будет называться, мы пока не знаем. И не знаем, кто будет директором этого федерального музейного учреждения. Может, Министерство делегирует к нам кого-то из своего музейного управления, может, может, выберет кого-то из псковичей…

Для нас сейчас принципиально важно подготовить соответствующие документы.

- Значит, и структуру нового музейного объединения будет разрабатывать Москва?

- Разумеется. Мы сейчас разработали структуру только временного регионального музейного объединения. Буквально на днях у нас прошло очередное заседание рабочей группы под руководством первого заместителя губернатора Веры Васильевны Емельяновой по созданию этого объединения. Мы доложили, что готов устав нового объединения, согласованы его структура и штатное расписание.

Принципиально важно, чтобы ни один сотрудник из музеев не пострадал. Все будут трудоустроены – это самое главное. А какая структура будет у федерального псковского музея, никто пока не знает.

- Не исключено, что сокращать псковских музейных работников начнёт Министерство культуры?

- Не думаю. Ведь в федеральных музеях, штатное расписание гораздо шире, чем в региональных, оно предусматривает новые должности.

Дело не в деньгах, но

- А зарплаты у сотрудников федерального псковского музей намного будут отличаться от зарплат регионального?

- Думаю, что раза в полтора, если не больше. Но! Все музеи, даже федеральные, обязаны сами зарабатывать. У Изборского музея сейчас очень большой поток. У Псковского буквально через несколько месяцев открываются новые объекты, которые значительно повысят финансовые поступления. После критики министра культуры и при поддержке губернатора М.Ю. Ведерникова в Псковском кремле много сделано для организации дополнительных экскурсий по крепостным стенам.

- Во сколько Псковский музей-заповедник сегодня обходится региональному бюджету?

- Порядка ста миллионов. И этих денег явно не хватает. Поэтому мы вынуждены его реорганизовывать и муниципализировать некоторые филиалы.

- А муниципалы сопротивляются? Не хотят брать дополнительную нагрузку на районные бюджеты?

- Дело в том, что вместе с музеями они получат не только имущественный комплекс, но и соответствующее финансирование на их содержание.

Что же касается усадьбы Ал. Алтаева в деревне Лог, то этот музей может быть муниципализирован только при наличии особого договора с объединенным музеем-заповедником, ему нужна постоянная и всесторонняя поддержка.

Кроме того, важно решить проблему ещё двух музеев: это музей-квартира Ленина и «Домик Искры». Пскову как городу с богатейшим прошлым важно обзавестись собственным музейным учреждением. Полагаю, даже если эти два музея войдут в состав муниципальных учреждений культуры, что было бы логично, они не останутся без присмотра со стороны нового музея-заповедника.

Ведь став федеральным, он никуда из Пскова не уедет. И будет по-прежнему курировать все вопросы музейного строительства.

Создание федерального музея-заповедника дело нелегкое и не очень быстрое, но необходимое. Это новый уровень музейной работы, создающий новые условия приобщения псковичей к великой русской истории и развития экскурсионно-туристического дела в регионе.

Это какой-то позор

- А как вы относитесь к тому, что митрополит Тихон решил открыть в Пороховых погребах молодёжный центр? Не лучше ли было бы отдать это отреставрированное помещение под музейную экспозицию? Сделать там долгожданный Музей фрески, например!

- Для музея фрески это слишком маленькое помещение. К тому же это помещение митрополии. Они и реставрировались по специальной программе РПЦ.

Раз затронуты Пороховые погреба, то не могу не коснуться другой очень важной темы – простите, туалета. То, что сейчас расположено рядом с Пороховыми погребами – это позорище. Но куда деваться туристам? Думаю, городские власти обязаны решить эту проблему.

В свое время у Власьевской башни был построен общественный туалет, именно для туристов, посещающих Кремль. На его строительство были затрачены огромные деньги! Сколько понадобилось усилий, чтобы его согласовать в охранной зоне! Какая была произведена археологическая подготовка! Затем городские власти его сначала закрыли, а потом продали под кафе, а теперь разводят руками.

(Кстати, на пресс-конференции про подготовку к Ганзе я спросила у главы Пскова Ивана Николаевича Цецерского: он тоже считает, что кафе вместо туалета возле Власьевской башни – это предательство? И что надо теперь любыми способами вернуть городу это помещение и заново открыть там общественный туалет?

«Я согласен. Эту проблему надо решать», - ответил глава Пскова.)

КОНЕЦ

…А где же про икону «Святая Ульяна», спросят читатели.

Икона "Святая Ульяна". Фрагмент.

Ента Ульянка хуже керосину

Было, было. Но при согласовании текста интервью Александр Иванович Голышев этот кусок вычеркнул, так как счёл себя неуполномоченным комментировать проблему «Святой Ульяны».

Напомню, Сергей Сарченков (пока ещё директор Псковского музея-заповедника) обещал Общественному совету при Государственном комитете Псковской области по культуре, что в 2019 году, к Международной псковской Ганзе, икона Святой Ульяны XIV века (после переданного на временное хранение в Елеазаровский монастырь «Спаса Вседержителя» самая древняя икона в собрании Псковского музея-заповедника и к тому же экспонат из самой ценной, довоенной части музейной коллекции) вернётся в постоянную экспозицию.

И что же мы видим. В марте в музее с помпой открылась выставка «Культура и искусство древнего Пскова», на которой, как музейщики хвастались в соцсетях, представлены «хиты» псковских музейных коллекций «уровня Лувра и Эрмитажа».

Однако о «Святой Ульяне» по-прежнему ни слуху, ни духу. Обещанного триумфального завершения её беспрецедентно длительной реставрации не произошло.

Впрочем, оно и понятно. Формально реставрировать памятник древнерусской живописи такой ценности в Псковском музее по-прежнему некому.

Дан приказ ему на Запад, ей – в другую сторону…

Ведь, выясняя обстоятельства реставрации «Святой Ульяны», «Московский комсомолец в Пскове» осенью 2017 года неожиданно обнаружил, что псковские музейные реставраторы темперной живописи не прошли государственную аттестацию.

Реставраторы Русского музея ещё в 2015-м году все как один по специально разработанному графику прошли. Реставраторы Новгородского за редким исключением прошли, а кто не прошёл – готовятся пройти и числятся пока в ассистентах.

И только реставраторам Псковского музея-заповедника закон, как оказалось, не писан.

После нашего расследования председатель комитета Псковской области по культуре Жанна Малышева провела собственное служебное расследование и удостоверилась в том, что реставраторы Псковского музея-заповедника занимаются реставрацией музейных фондов, не имея на то права.

В результате комитет по культуре издал приказ, обязывающий реставраторов Псковского музея-заповедника аттестоваться в Министерстве культуры до конца 2018 года.

Комитет по культуре, кроме того, обязал тогдашнего директора Псковского музея-заповедника Юрия Киселёва ежеквартально (30 марта, 30 июня, 30 сентября и 30 декабря) отчитываться об этапах прохождения этой аттестации.

- У нас нет оснований опасаться, что этот приказ не будет исполнен, - сказала в конце 2017 года председатель Госкомитета Псковской области по культуре Жанна Малышева.

Теперь угадайте, исполнила администрация Псковского музея-заповедника её приказ или нет.

Не долго думая

Ещё один интересный вопрос, который не знаешь, кому и задать. В разгар баталий вокруг предстоящего объединения Псковского музея-заповедника с Изборским известный псковский реконструктор Василий Мизгирёв, председатель Псковской областной общественной организации «Былины Древнего Пскова», опубликовал в интернете прелюбопытнейший видеоролик против Наталии Дубровской.

Из этого ролика я узнала, что раньше у Василия в Изборском музее-заповеднике был организован лучный тир, служивший «источником финансирования» для его реконструкторской деятельности. Но директор музея-заповедника «Изборск» почему-то выгнала лучников из своего учреждения.

В Изборской крепости. Фото из группы музея-заповедника "Изборск" "ВКонтакте".

И тогда Василий Мизгирёв, как он сам говорит, «не долго думая», решил создать такой же тир на территории Псковского кремля. Благо реконструктор в «замечательных отношениях» с псковскими музейщиками и «со всеми батюшками».

Вначале тир у Василия был «простенький»: реконструкторы каждый день утром расставляли своё оборудование, а вечером собирали и увозили.

Но тут губернатором стал Михаил Ведерников, появилась «Команда-2018», Василий Мизгирёв в эту «команду» влился, после чего ему «пришла идея» «окультурить» свою бизнес-площадку.

Или «облагородить».

А как у нас в Пскове «облагораживают» и «окультуривают» площадки? Правильно! Забором.

Василий видит, что «Команда-2018» это дело «поддерживает» и что «10 лет не позволяли, но наконец-то разрешили» – и построил в Псковском кремле, на минуточку, на территории памятника федерального значения забор.

«Исключительно за свои деньги».

«Крышу сделал красивую».

Тир Василия Мизгирёва в Псковском кремле. "Кино" и реконструкторы. Фото "МК в Пскове".

«Если посмотреть взглядом человека, который бы, допустим, снимал бы художественный фильм, на мой взгляд, чтобы было красиво», – объясняет в своём видеоролике Василий.

Утвердить проект тира в Госкомитете по охране объектов культурного наследия? Согласовать с научно-методическим советом при этом комитете? Не, не слышали.

Подумаешь, я ещё и вышивать могу, и на машинке…

«Помимо того, что крышу сделал красивую, в реставрации этой стены я тоже принимал участие. Безвозмездно», – продолжает откровенничать Василий Мизгирёв.

В этом месте я заподозрила, что он эдак наговорил на уголовную статью. И послала запрос в Госкомитет по охране объектов культурного наследия: по какому, мол, праву, общественник взялся «реставрировать» Псковский кремль.

«Московскому комсомольцу» пришёл ответ за подписью тогда ещё Елены Яковлевой. Впрочем, Елена Александровна хотя бы не постеснялась выразить позицию Госкомитета по охране памятников:

Ответ Госкомитета по охране объектов культурного наследия про тир в Псковском кремле.

«У меня здесь приходят заниматься дети младших и средних классов. Тренировки каждое воскресенье. Всех устраивает, все довольны», – продолжает Василий Мизгирёв.

Я у него, конечно, попросила в личной переписке показать сертификаты: кто, мол, разрешил ему заниматься образовательной деятельностью, причём такой травмоопасной?

Василий Мизгирёв сперва объявил меня в одном из чатов провокатором и обвинил в том, что я «агент» Наталии Дубровской.

Скриншот из чата "ВКонтакте".

Но потом всё-таки сжалился: «Разрешение на установку ТИРа получено от псковского Музея. Всю официальную информацию Вы можете получить в дирекции Музея».

Полетят топоры по закоулочкам

Псковский музей-заповедник как пользователь памятника федерального значения «Псковский кремль» с «МК» церемониться, как обычно, не стал и вежливо послал нас на некоторое количество букв чуть больше трёх:

Ответ Псковского музея.

А ну да. Если уж ему собственных реставраторов никак не аттестовать, то что говорить про тир в Псковском кремле.

…Я два раза ходила смотреть кремлёвский тир Василия Мизгирёва (в феврале и апреле). И оба раза там была безобразная свалка.

Тир в Псковском кремле. Вид зимой. Фото "МК в Пскове".

Если это «кино», то больше похоже на «Кин-Дза-Дза».

У Василия планы «сделать» в кремле «ещё несколько» таких «площадок». «Для метания топоров, ножей, стрельбы из лука…»

«Потому что это единственное место, которое на территории кремля интересно и туристам, и музейным работникам».

Понять и простить Василия Мизгирёва, конечно, можно. Для него это «источник финансирования». Ему важно стоять на бойком месте.

Заместитель председателя ещё одной общественной организации – Псковского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и архитектуры Ирина Голубева считает, что с Василием просто надо работать: помочь ему найти площадку где-нибудь, например, в Финском парке. Где действуют не такие жёсткие ограничения для возведения всяких коммерческих конструкций.

… Заставить собрать и предъявлять по первому требованию все необходимые для занятий с детьми документы, добавлю я.

Александр Иванович Голышев, может быть, со мной согласился. А может, и нет. Не скажу.

Александр Голышев. Фото "МК в Пскове".

Думаю, придётся нам всем набраться терпения до ноября и спросить про «Святую Ульяну» и летающие кремлёвские топоры у будущего директора объединённого псковско-изборского музея-заповедника.

Говорят, в федеральных музейных учреждениях не бывает такого бардака.

Прав Василий Мизгирёв: вот крышу красивую сделаем – и тогда-а-а…

Ольга Миронович.